Библиографическое описание:

Ганаева Е. Э. Превентивная роль правовых норм о прикосновенности к преступлению в истории уголовного права России // Молодой ученый. — 2015. — №23. — С. 746-748.

 

Изучение прошлого необходимо для понимания настоящего и прояснения будущего. Известно, что прошлое толкует пас. Оно же является твердым основанием для предвидения грядущих действий и событий. В этом аспекте одним из необходимых методов научного исследования является исторический подход. Историко-правовой анализ есть способ понимания действующих юридических норм и институтов, а также проектирования законодательных положений, усовершенствования правового материала.

Прикосновенность к преступлению как общественно-опасное поведение находит свое отражение в положениях отечественного законодательства па протяжении чуть ли не всей истории его развития.

Исторический анализ позволяет сделать ряд выводов, в необходимых случаях подкрепляя их дополнительной аргументацией.

Прикосновенность к преступлению имеет давнюю и богатую историю. Компоненты этого института видны в древнем, средневековом права и в отечественном законодательстве советского периода.

В истории уголовного права России прикосновенность идет «рука об руку» с институтом соучастия, часто поглощаясь последним. Здесь мы оказываемся в области конкурирующих моделей уголовной политики. Нормы о прикосновенности выступают в виде своеобразного «буфера» между репрессивным и либеральным подходами российского государства к противодействию преступности. Если в уголовной политике приоритет отдается репрессии, то в законодательной и правоприменительной практике расширяются основания и усиливается ответственность за прикосновенность, вплоть до трансформации отдельных ее видов в соучастие в преступлении, что влечет за собой равную наказуемость соучастников и прикосновенных лиц. Такой подход в истории уголовного права объяснялся тем, что применение суровых наказаний как к преступникам, так и к лицам, способствующим им или иначе связанным с совершением ими преступлений, признавалось наиболее эффективным способом предупреждения преступности.

Напротив, при либеральной политике отдельные виды прикосновенности декриминализируются, и проводится линия на четкое отграничение прикосновенности от соучастия в преступлении.

Прикосновенность к преступлению нельзя считать полярной по своей юридической природе институту соучастия в преступлении. Это смежные, тесно примыкающие друг к другу, и, как свидетельствует история уголовного права России, нередко взаимопроникающие юридические конструкции. Вместе с тем, прикосновенность и соучастие в преступлении следует различать по ряду оснований.

Так, основанием криминализации соучастия в преступлении является необходимость установления и усиления ответственности за совместное нарушение уголовно-правового запрета несколькими лицами, в том числе выполняющими разную роль. Институт соучастия расширяет, прежде всего, основания уголовной ответственности в целях обеспечения более надежной правовой охраны социально-значимых интересов и ценностей.

Правовые нормы о прикосновенности исторически возникают как средство предупреждения определенных категорий преступных посягательств. Предупредительное значение данных норм в системе уголовно-правовых предписаний обусловлено тем, что деяния прикосновенных лиц создают условия для совершения и (или) продолжения другими лицами тех или иных форм преступного поведения. По этой причине установление самостоятельной ответственности за прикосновенность к соответствующему криминальному поведению способствует его предупреждению, ибо нейтрализует условия для его осуществления, которые создаются деятельностью прикосновенных лиц.

Помимо оснований криминализации соучастие и прикосновенность различаются по кругу преступных деяний, в отношении которых устанавливается их наказуемость. Поскольку основанием криминализации соучастия выступает необходимость усиления уголовной ответственности за совместное совершение преступления, соучастие возможно в отношении любого преступного посягательства, описанного в Особенной части уголовного закона. Прикосновенность к преступлению, напротив, возможна при совершении не любых, а только определенных категорий преступных посягательств. Это обстоятельство обусловлено необходимостью первоочередного решения задачи предупреждения наиболее опасных и (или) распространенных в данный исторический период преступлений.

Соучастие как совместная преступная деятельность нескольких лиц предполагает наличие заранее данного обещания соучастников помочь исполнителю преступления в его совершении. Наличие такой предварительной договоренности порождает особую субъективную связь соучастников, укрепляющую намерение исполнителя совершить преступное посягательство. Прикосновенность к преступлению, связанная с сокрытием совершенного преступления от правосудия либо с неоказанием противодействия его совершению, напротив, не может быть заранее обещанной исполнителю основного преступления; противное трансформирует ее в соучастие.

Наличие при соучастии заранее данного исполнителю обещания помочь в совершении преступления порождает причинную связь между данным обещанием и нарушением уголовно-правового запрета. Прикосновенность к преступлению, не оказывающая никакого влияния на сознание и волю исполнителя основного преступления, не может служить причиной преступного результата.

Признак наличия или отсутствия причинной связи традиционно рассматривается в теории уголовного права в качестве основного критерия разграничения рассматриваемых смежных явлений.

Институт соучастия находит отражение в нормативных предписаниях как Общей, так и Особенной части уголовного закона. В Общей части УК определены принципы и условия ответственности за совершение преступления в соучастии, а также названы формы соучастия. В нормах Особенной части УК повышенная общественная опасность организованной преступной деятельности выражается двумя способами. Во-первых, организованные формы преступной деятельности в ряде случаев названы в качестве самостоятельных преступных деяний (ст.ст. 208–210, 212, 239, 279). Во-вторых, совершение преступления в составе группы лиц является квалифицирующим признаком значительного числа преступлений, предусмотренных Особенной частью УК [1].

Ответственность за прикосновенность к преступлению устанавливается в нормах уголовного закона иначе. В Общей части УК нормы о прикосновенности могут не содержаться вообще (Уголовное Уложение 1903 г., УК РФ 1996 г.). В положениях Особенной части прикосновенность рассматривается в качестве самостоятельных составов преступных посягательств. Примеров формулирования нормативных предписаний об ответственности за прикосновенность в качестве квалифицирующего обстоятельства совершения преступлений действующее уголовное законодательство не знает. Данный способ законодательного закрепления норм об ответственности за прикосновенность в системе уголовного закона избран неслучайно и основывается на различиях в юридической природе соучастия и прикосновенности.

В заключение следует отметить, что проблема прикосновенности — это не дискуссия о прошлом уголовного права России. Это предмет как исторической, так и современной уголовно-правовой мысли.

Социальная потребность в воссоздании системы предупреждения преступлений и иных правонарушений, эффективном противодействии посягательствам террористической, коррупционной, организованной направленности, иным опасным или распространенным преступлениям посредством формулирования нормативных предписаний уголовного закона, а также научная потребность в дальнейшем развитии юридической категории «прикосновенность к преступлению» как одного из правовых средств предупреждения преступности и смежных с ней социально негативных явлений, определили актуальность, научное и прикладное значение темы.

 

Литература:

 

  1.                Водько Н. П. Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью. — М.: Юриспруденция, 2010. — С. 28.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle