Библиографическое описание:

Воробель Д. Ю. Концепция гражданско-правовой ответственности государственных органов // Молодой ученый. — 2015. — №22. — С. 564-567.



 

Понятие «государство», как явления цивилизованного, исторического, развивающегося, возникает вследствие необходимости регулирования отношений между людьми.

С далеких времен и по сей день, население недовольно работой чиновников, это отметил В.К. Плеве в докладной записке «О прошлом и настоящем русской администрации», написанной Э. Берендтсом в 1904 г. министру внутренних дел [6]. Малограмотность граждан лишь способствует безответственности должностных лиц, потому как, именно это дает возможность чиновникам трактовать нормативно-правовые акты, подчиняя личным интересам.

Основываясь на ст. 53 Конституции Российской Федерации [1], каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями/бездействием органов государственной власти или их должностными лицами.

Руководствуясь ст. 45 ч. 1 Конституции РФ: каждому человеку и гражданину гарантируется защита его прав и свобод. Таким образом, гражданин, считающий, что ответственным должностным лицом было допущено какое-либо нарушение, он вправе обратиться с соответствующим заявлением в прокуратуру. При этом, обращение должно быть произведено именно в район, в котором находится место исполнения обязанностей чиновника, поскольку это и будет являться местом совершения правонарушения [8].

Впервые, ответственность высших властных чинов по искам граждан, пострадавших от их действий либо бездействия, была введена еще при правлении Петра I. Пострадавшим позволялось «в партикулярных обидах бить челом» на должностных лиц и «искать с них судом, где надлежит» [7]. В последующем, правовая ответственность государства, начиная с первой половины XIX века, исследовалась в трудах научных деятелей, но, к сожалению, этот вопрос и в наше время не нашел своего решения в рамках права.

Теория гражданско-правовой ответственности государства берет свое начало в работах научных деятелей, исследующих [5]:

                    общие проблемы гражданской правосубъектности государства (С.Н. Братусь, М.И. Брагинский, А.В. Венедиктов. П.П. Виткявичюс и др.);

                    ответственность государства за причинение вреда (О.А. Красавчиков, А.П. Кун, Н.С. Малеин, Г.К. Матвеев, А.Л. Маковский, В.Т. Нор и др.).

Невозможно не отметить вклад в разработку теории ответственности государства таких юристов, как А. Книрим, М.В. Гессен, Б.А. Кистяковский, В. Гаген.

В большей или меньшей степени вопросы деликтоспособности государства и гражданской правосубъектности затрагиваются в работах современных исследователей: А.П. Гринкевича, О.Г. Бартковой, В.Г. Голубцова, Л.В. Бойцовой, А. Головизнина.

Безусловно, правонарушение — это юридический факт, неразрывно связанный с охранительным правоотношением, при котором к ответственному лицу применяются определенные меры пресечения, ответственности. Именно ответственность — одна из основных юридических категорий, широко используемых в правоприменительной практике. В свою очередь, гражданско-правовая ответственность — это своего рода реакция на правонарушение, то есть, как правило, виновное действие либо бездействие субъекта, противоречащее установленному правопорядку и нарушающее субъективные права других участников гражданских правоотношений.

Проблема гражданско-правовой ответственности государства, в сущности, тесно связана с определением его статуса как участника гражданско-правовых отношений. Без всякого сомнения, действующее гражданское законодательство исходит из принципа множественности субъектов, имеющих статус «государства». К ним отнесены [3. ст.124] Российская Федерация и ее субъекты (составляющие вместе с муниципальными образованиями категорию «публично-правовых образований»). Каждый из этих публично-правовых субъектов является самостоятельным собственником своего имущества [3. ст. 212, 214, 215]. В связи с этим, несомненно, исключается и его имущественная ответственность по обязательствам других публично-правовых образований [3. ст.126]. Данное положение предопределяет как необходимость участия публично-правовых образований в гражданских правоотношениях, так и выступление в них на равных началах с другими, частными собственниками — гражданами и юридическими лицами, являющимися обычными субъектами гражданского права. Данное равенство также составляет один из основополагающих частноправовых принципов, которые определяют гражданско-правовой статус государства, а также других публично-правовых образований в российском правопорядке. Участвуя в гражданских правоотношениях, государство, в сущности, остается публично-правовым образованием с присущими ему властными полномочиями, деятельность которого направлена на достижение публичных целей. Это в определенной мере подтверждается позицией Высшего Арбитражного Суда РФ, который в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 23 производит анализ имущественной ответственности государства, в том числе иных публично-правовых образований и органов власти. Используя формулировку «ответственность публично-правового образования» и подтверждая тем самым, что даже в частноправовых отношениях, сопровождающихся причинением вреда, государство остается публичным по своей природе субъектом права [9].

Правила возмещения вреда, причиненного в результате незаконных действий/бездействия органов государственной власти, местного самоуправления либо должностными лицами этих органов, в частности издания ненормативных актов этих органов, не соответствующих законодательству РФ, закреплены в ст.16, 1069 ГК РФ. Данные правовые нормы, по отношению к ст.1064 ГК РФ, выступают в качестве специальных и имеют общий характер для деликтных обязательств. В свою очередь, для наступления деликтной ответственности, необходимо установить факт наличия состава гражданского правонарушения, что является наиболее сложным условием. Ненормативные акты, принятые органами власти и местного самоуправления, в основном, принимаются по организационно-распорядительным вопросам, и носят индивидуально-разовый, определенный характер.

Вообще, принцип возмещения вреда в результате противоправных действий основан на понятии «Генеральный деликт» при котором причинение вреда другому лицу считается противоправным а лицо, совершившее правонарушение виновным до тех пор, пока не будет доказано обратного. Лицо, причинившее вред, обязано его возместить, если не докажет, что было управомочено на его причинение.

Что касается ненормативных актов, здесь действует следующий принцип: каждое действие/бездействие органов государственной власти и местного самоуправления основано на законе и вред, причиненный их должностными лицами, правомерен, следовательно, возмещению не подлежит, конечно, за исключением случаев, когда доказано обратное. Поэтому, заявить о возмещении вреда возможно только лишь признав незаконным акт, вынесенный органами государственной власти и местного самоуправления.

Для наложения обеспечительных мер, при неисполнении акта органов государственной власти и местного самоуправления, ввиду подачи заявления об оспаривании, необходимо направить соответствующее ходатайство на бумажном носителе, так как подача документов такого рода в электронном виде не допускается (ст. 92, 99, 293,298 АПК РФ). В случае, если указанные требования изложены в исковом заявлении, которое было подано в арбитражный суд в электронном виде, оно считается не поданным. При всем этом, в определении о принятии искового заявления указывается, что такое ходатайство может быть направлено только на бумажном носителе.

В результате проведенного исследования были сделаны следующие выводы.

Под актом власти, причиняющим вред частным лицам, следует понимать фактические действия должностных лиц. Это, так называемые действия, совершенные при исполнении служебных обязанностей, индивидуальные правовые предписания, нормативные правовые акты. Вред должен быть причинен должностным лицом, которое обладает правом на принятие актов власти лишь при исполнении служебных обязанностей. Но субъектом ответственности выступает именно государство, а не должностное лицо. Такое положение вытекает из публично-правовой сути отношений, возникающих между государством и должностным лицом.

Однако, обязательства вследствие причинения вреда органами публичной власти — это особая разновидность деликтных обязательств, по субъектному составу.

Нормативно-правовые акты, содержащие положения о гражданско-правовой ответственности, прогрессирует. Это связано с развитием общества, с появлением новых взаимоотношений: между гражданами, юридическими лицами и публичной властью. И, к сожалению, здесь, законодательство не успевает за развитием правоотношений в обществе. В частности, ст.1070 ГК РФ предусматривает возможность возмещения вреда гражданину за счет соответствующей казны, в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, практически реализовать указанное выше, крайне затруднительно.

Гражданским кодексом РФ установлено право на компенсацию морального вреда (ст.151, 1099-1101 ГК РФ), вместе с тем, и здесь существует ряд проблем. Стоит отметить, что размер компенсации определяется судом и зависит от степени вины и характера физических и нравственных страданий потерпевшего следующих критериев:

Получается, возникает потребность в законодательном закреплении четких критериев определения размера компенсации морального вреда [10.]. В то же время, многие юристы, а также представители органов публичной власти, обращают особое внимание на необходимость повысить ответственность должностных лиц за проступки.

Далее стоит отметить, что деятельность органов государственной власти и местного самоуправления направлена на решение организационных и хозяйственных вопросов, основная их функция — это административное управление. Следовательно, возмещение вреда при осуществлении организационной, хозяйственной, технической деятельности, происходит в соответствии со ст. 1068 ГК. В случае же осуществления деятельности в области административно правового управления, необходимо руководствоваться ст.1069 ГК РФ.

Иными словами, статья 1069 ГК РФ предусматривает ответственность за вред, причиненный гражданину или юридическому лицу государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами. В данном случае на поверхность всплывают две проблемы: определение статуса государства как участника гражданско-правовых отношений и отсутствие в законодательстве единого понятия должностного лица.

Таким образом, можно прийти к выводу, что на сегодняшний день, существует необходимость совершенствования законодательства в области гражданско-правового регулирования вопросов, касающихся возмещения вреда, причиненного действиями/бездействием органов власти и местного самоуправления. В противном случае, отсутствие каких-либо изменений действующего законодательства по выявленным проблемам приведет к фактическому нивелированию декларированной законодательно персональной административной ответственности должностных лиц.

 

Литература:

 

  1.                Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с изм. Поправками, внесенными Законами РФ «О поправках к Конституции РФ» от 30.12.08г. № 6- ФКЗ, от 30.12.08№ 7-ФКЗ).
  2.                Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. № 51–ФЗ. Принят Государственной Думой Федерального собрания Российской Федерации 21 октября 1994 г. (в ред. ФЗ от 11.02.2013 № 8-ФЗ, с изм., внесенными Федеральными законами от 24.07.2008 N 161-ФЗ,№ от 18.07.2009 № 181-ФЗ, Постановлением Конституционного Суда РФ от 27.06.2012 № 15-П , от 30.12.2012 N 302-ФЗ, от 21.12.2013 N 367-ФЗ, от 12.03.2014 N 35-ФЗ, вступающих в силу с 01.07.2014).
  3.                Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138–ФЗ. Принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 23 октября 2002 г. (в ред. ФЗ от 07.05.2013 № 99-ФЗ, с изм., внесенными Постановлениями Конституционного Суда РФ от 18.07.2003 № 13-П, от 27.01.2004 № 1-П, от 25.02.2004 № 4-П, от 26.12.2005 № 14-П, Определением Конституционного Суда РФ от 13.06.2006 № 272-О, Постановлениями Конституционного Суда РФ от 12.07.2007 № 10-П, от 27.02.2009 № 4-П, от 19.03.2010 № 7-П, от 21.04.2010 № 10-П, Постановлениями Конституционного Суда РФ от 01.03.2012 № 5-П, от 22.04.2013 № 8-П, Федеральным законом от 02.04.2014 N 51-ФЗ).
  4.                     Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195–ФЗ. Принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 20 декабря 2001 г. (в ред. Федеральных законов от 07.05.2013 N 98-ФЗ, от 07.06.2013 № 117-ФЗ, с изм., внесенными Постановлениями Конституционного Суда РФ Начало действия редакции — 02.05.2014 (за исключением отдельных дополнений, внесенных Федеральными законами от 21.10.2013 N 274-ФЗ, от 02.12.2013 N 326-ФЗ, N 77-ФЗ от 20.04.2014, N 326-ФЗ, N 274-ФЗ от 21.10.2013).
  5.                Кирилова Н.А. Гражданско-правовая ответственность государства : автореф. дис. ... канд. юр. Наук / Кирилова Н.А. : 12.00.03 : Москва, 2003 203 c.
  6.                Голосенко И.А. Начальство. Очерки по истории российской социологии чиновничества конца XIX — начала XX вв. [Электронный ресурс] // Журнал социологии и социал. антропологии. — 2005. — Т. VIII, вып. 1. — URL: http://www.old.jourssa.ru/2005/1/3bGolosenko.pdf.
  7.                Карнович Е. Русские чиновники в былое и настоящее время.// Классика российской цивилистики. — М., Статут. 2000. — С. 294.
  8.                Койтов А.В. Проблемы привлечения к административной ответственности должностных лиц органов публичной власти//Закон. — 2013. — № 7.
  9.                Нуриев А.Х. Особенности гражданско-правовой ответственности государства за вред, причиненный предпринимателям//Вестник Федерального арбитражного суда Московского округа. — 2013. — № 4.
  10.            Соловьев А.А. Об административной ответственности должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления» // Административное право и процесс. — 2012. — № 4.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle