Библиографическое описание:

Харламова Н. Б., Мишина Г. А. Влияние детской литературы на социализацию и воображение ребенка в современном обществе // Молодой ученый. — 2015. — №22.1. — С. 156-158.



 

В современном обществе с его повседневными требованиями ко взрослому, замечена тенденция — взрослые стали меньше проводить времени с детьми, что в целом негативно влияет на развитие детей. «Подтверждение тому легко найти в особенностях психического развития детей, которые по каким-либо причинам были лишены такого общения. Так, например, в исследованиях Н.Н.Толстых и А. М. Прихожан убедительно показано, что дети из детских домов и домов ребенка очень хорошо решают многие интеллектуальные задачи, классифицируют, имеют довольно высокий уровень познавательной деятельности, но с трудом выполняют задания на воображение. Аналогичную картину можно наблюдать у детей в тех семьях, где на ребенка до определенного времени почти не обращают внимания, сводя все общение с ним к кормлению или перемене пеленок. Эти дети выделяются среди сверстников, они сталкиваются с такими трудностями, которые порой для окружающих взрослых превращаются в проблемы. Эти дети могут иметь хорошо развитую память, и развитую речь, и даже развитое мышление, но волшебниками они так никогда стать и не смогут, потому что не овладели той основой, без которой невозможно научиться воображать» [2, с. 6].

«У современных детей отмечается пассивность, потеря способности и желания чем-то занять себя. Многие из детей не умеют налаживать отношения друг с другом, с трудом включаются в общую деятельность, неохотно подчиняются внешним требованиям, а повышенный эгоцентризм вызывает у них особую трудность при соблюдении общих правил в детской группе» [4]. На современном этапе актуальна проблема изучения педагогических аспектов социализации детей с учетом специфики социальной ситуации их развития, а также разработки педагогического инструментария, способствующего усилению позитивных и минимизации негативных факторов социального развития детей и социализации в целом.

На наш взгляд, чтение книги как раз и может быть рассмотрено в качестве такого инструмента. «Книга (в широком смысле) — явление, возможное только в обществе, то есть социальное явление» [1, с.4]. «Социальная значимость книги в жизни любого человека и общества огромна. Книга — это путь к познанию вещей и явлений, ключ к пониманию нравственных понятий: добра и зла, силы и слабости, равнодушия и непримиримости. Открывая этот окружающий мир, впитывая опыт поколений, ребенок развивает свой ум и чувства, вырабатывает убеждения, познает, оценивает и воспитывает самого себя. Л. С. Выготский, рассматривая вопрос влияния литературы на личность, сформулировал понятие "моральное последствие искусства", имея в виду изменения, происходящие в душе читателя после прочтения художественного произведения и проанализировал понятие катарсиса, под которым подразумевает чувства, вызываемые восприятием художественного произведения. Особое внимание уделялось развитию воображения ребенка в процессе чтения». «Одной из причин снижения способности к воображению в настоящее время является слабая начитанность современного молодого поколения, снижение интереса к чтению художественной литературы» [5, с.124–125].

В.М. Бехтерев в докладе «Внушение и воспитание», прочитанном на 1-м Международном педологическом конгрессе в Брюсселе в августе 1911 года, писал: «Влияние внушения на детский ум доказывают и случаи тайного бегства в путешествия в Америку или к Северному полюсу, под влиянием чтения книг Майна Рида, Жюля Верна и др. Чтение книг, действующих на воображение, вообще оказывает на детей внушающее влияние» [6, с.5].

«Что же такое воображение? Известный психолог В.В. Давыдов считал, что воображение имеет место там, где ребенок видит целое раньше частей. Вот малышу попадается кусочек деревяшки, и он тут же подбирает его. «Он мне очень нужен, я буду играть с ним, — уверяет мальчик рассерженную мать. — Это не гадость, а часть от машины. Помнишь, вы мне купили машину, а она поломалась и потом потерялась? Там был такой же кусочек.

Для того чтобы в кусочке деревяшки увидеть часть от машины, ребенку понадобилась целостная ситуация, и тогда бесполезная на первый взгляд вещь вдруг стала частью детской игрушки и обрела смысл.

Это же качество — видеть целое раньше частей — лежит в основе способности детей оживлять разные игрушки и предметы, разговаривать, дружить или ссориться с ними, бояться или любить их.

Другим важным свойством воображения, по мнению В. В. Давыдова, является способность переносить функции с одного предмета на другой, не обладающий этими функциями» [2, с.4].

Еще в далекие 20-е годы в своем известном труде «Психология искусства» Л.С. Выготский писал о том, что: «Только недавно исследователи обратили внимание на то, какую громадную роль в детском искусстве играют те «лепые нелепицы», те «забавные бессмыслицы», которые достигаются в детском стишке перестановкой самых обычных жизненных явлений. «Чаще всего желанный абсурд достигается в детской песне тем, что неотъемлемые функции предмета А навязываются предмету Б, а функции предмета Б навязываются предмету А...

Пустынник спросил у меня, сколько земляники растет на дне моря? Я ответил ему: столько же, сколько красных селедок вырастает в лесу. Для восприятия этих игровых стихов ребенку необходимо твердое знание истинного положения вещей: селедки живут только в море, земляника — только в лесу. Небывальщина необходима ему лишь тогда, когда он хорошо утвердится в бывальщине». И нам думается, что глубоко верна та догадка, что этот частый вид детского искусства очень близко стоит к игре и очень хорошо поясняет нам роль и значение искусства в детской жизни. «Вообще у нас далеко еще не всеми усвоено, какая огромная связь существует между детскими стишками и детскими играми. Оценивая, например, книгу для малолетних детей, критики нередко забывают применять к этим книгам критерий игры, а между тем большинство сохранившихся в народе детских песен не только возникли из игр, но и сами по себе есть игра: игра словами, игра ритмами, звуками... Во всех этих путаницах соблюдается, в сущности, идеальный порядок. У этого безумия есть система. Вовлекая ребенка в topsy-turvy world, в перевернутый мир, мы не только не наносим ущерба его интеллектуальной работе, но, напротив, способствуем ей, ибо у ребенка у самого есть стремление создать себе такой перевернутый мир, чтобы тем вернее утвердиться в законах, управляющих миром реальным. Эти нелепицы были бы опасны ребенку, если бы они заслонили подлинные, реальные взаимоотношения идей и вещей. Но они не только не заслоняют их, они их выдвигают, оттеняют, подчеркивают. Они усиливают (а не ослабляют) в ребенке ощущение реальности» (126, стр. 188). В самом деле: мы видим и здесь, как искусство двоится и как для его восприятия необходимо созерцать сразу и истинное положение вещей, и отклонение от этого положения, и как из такого противоречивого восприятия возникает эффект»... [3;с.329–330]. «Умение переносить функции с одного предмета на другой очень тесно связано со способностью ребенка идентифицироваться, т.е. ставить себя на позицию другого, представлять себя тем или иным персонажем или даже его частью» [2, с.4].

Одна из главных основ психического развития, воображения, прежде всего, — это общение ребенка с окружающими его взрослыми. Одной из важных задач психологов и педагогов становится донести это до родителей, которые зачастую недооценивают значимость, вклад общения, совместной деятельность, посредством социально-культурного инструмента — книги. «Общение мамы с малышом всегда эмоционально окрашено. Это дает возможность самые будничные, многократно повторяющиеся дела возвести в ранг события, поэтому они хорошо запоминаются. Ребенок постепенно начинает воспроизводить их и таким образом накапливает собственный опыт» [2, с. 6] Одним из таких способов повседневного общения, является совместная деятельность –прочтение книги взрослым ребенку.

«Выделенные Д. Б. Элькониным стадии развития продуктивной деятельности очень близки с этапами развития воображения в дошкольном возрасте.

На первом этапе развития воображения (3–4 года) необходимо создать такую предметную среду, которая позволяла бы в силу своей неспецифичности что-то домысливать и воображать» [2, с.25]

На наш взгляд, такую среду может задавать взрослый (мать) после прочтения текста (книги), взрослый может вместе с ребенком проигрывать сценки с героями произведения или после прочтения попросить нарисовать рисунок к прочитанной книге. Если книга прочитана ребенком самостоятельно, взрослый может обсудить с ребенком ее содержание, поступки героев книги. Такая совместная деятельность будет оказывать благотворное влияние на развитие личности ребенка и его дальнейшее социальное становление в обществе.

 

Литература:

  1. Миронова М.В. Психология и социология чтения // Издательство дело и редактирование, 2003. — 67 с.
  2. Кравцова Е.Е. Разбуди в ребенке волшебника. — М.: Просвещение: Учебная литература, 1996. — 160 с.
  3. Выготский Л.С. Психология искусства. — М.: Издательство «Искусство», 1968. — 345 с.
  4. Иванова Н.В. Социализирующие функции и педагогические аспекты приобщения дошкольников к детской субкультуре // Международный журнал экспериментального образования. — 2014. — № 8. — С.104–106.
  5. Рублева Н.В. Воспитательный потенциал детской художественной литературы в развитии социального интеллекта и способности к социальному прогнозированию // Теория и практика образования в современном мире: материалы международной научной конференции (г. Санкт-Петербург, февраль 2012 г.). — СПб.: Реноме, 2012. — С. 124–126.
  6.   Бехтерев В.М.. Внушение и воспитание. — Санкт-Петербург: тип. П. П. Сойкина, 1912. — 20 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle