Библиографическое описание:

Блинова А. В. Воспоминания детства как источник педагогического знания // Молодой ученый. — 2015. — №22.1. — С. 75-77.



 

Знайте, что ничего нет выше, и сильнее, и здоровее,

и полезнее впредь для жизни,

как хорошее какое-нибудь воспоминание,

вынесенное из детства, из родительского дома.

Ф.М. Достоевский

Детские годы дают растущему человеку многомерный опыт понимания себя и других, возраст детства сравнивают с «открытием мира», так неисчерпаема его глубина познания. Это время сказок и чудес, невероятных историй и приключений, первой любви и первого разочарования. Всё, что происходит с нами в детстве, весь детский опыт становится основой формирования человека как личности. Книги детства помогают ребенку понять, «что такое хорошо и что такое плохо».

Н.Е. Кутейникова пишет: «Детско-подростковая литература нового тысячелетия, как правило, легко читается и воспринимается взрослыми – родителями и педагогами, если она создана в контексте отечественных культурных традиций. Главное для взрослых – понять и принять то, что современные дети хотят читать свою литературу, поэтому нам необходимо эту литературу знать, читать и выбирать для чтения детей качественные и талантливые произведения» [4, с.40]. Одним из них является маленькая повесть Ирины Краевой «И попрыгать на воле». Это открытое окно в душевный мир девочки, которая проходит испытания совести, чуткости, душевной щедрости, встречаясь с разными людьми и их судьбами. Эта повесть вдохновлена воспоминаниями детства, состоит из небольших историй, она удивляет читателя своей искренностью, доверчивостью, эмоциональностью. Её содержание можно назвать «педагогикой сердца» (Е. Галицких), столько в повести уроков жизненного опыта, нравственных прозрений, проверки на совестливость и деликатность, на человеческое в человеке. Повесть отличается педагогическим потенциалом и ставит смысложизненные вопросы перед читателями и своей маленькой героиней [2, 5 – 8].

Остановимся на педагогически значимых эпизодах повести. События, встречи с молодыми людьми, кризисы, горе и радость дают взрослеющей душе особые впечатления, которые не забываются». «Сюжет выстроен как последовательность событий, сохраненных памятью сердца. Каждое из них что-то прибавляло к пониманию жизни, самосознанию девочки», – пишет Е.О. Галицких [1, с. 51].

В начале повести мы узнаем о дне рождения девочки, это 9 мая - День
Победы – он обещает героическую судьбу. Её назвали Ириной, что означает мир и покой. «В общем-то, зря», – признается Ирина Краева. Мама Ирины была преподавателем истории в пединституте и рассказывала про героические подвиги. Наверное, под впечатлением от маминых рассказов маленькая девочка стала мечтать о войне, чтобы совершить подвиг. Да и как не мечтать, если книжки и фильмы тоже рассказывали о героях! Рабочий-революционер Николай Бабушкин, революционер Николай Лазо, партизанка Зоя Космодемьянская были кумирами героини. «И я хо­тела жить на бла­го всех лю­дей, но­сить в кар­ма­не ре­воль­вер, и от­дать жизнь во имя об­ще­го де­ла» [3, с. 68]. Эта «мальчишница» (так называет Ирину соседка тётя Нина) не играла в куклы, а бегала с Олеж­кой Ба­лала­евым и Коль­кой По­рубо­вым во дворе и была организатором «общества по борьбе с пенсионерами». Но мечты девочки о войне и подвигах рассеиваются после экскурсии в бомбоубежище, где её потрясло папье-маше спины девочки, попавшей под ядерный взрыв. «Боль­ше я не хо­тела ни­какой вой­ны. И под­ви­га ни­како­го не на­до. Лю­ди неж­ные, у них есть спи­ны. И они слу­жат для то­го, что­бы но­сить платья в го­рох или ру­баш­ки в по­лос­ку. А не для то­го, что­бы ле­жать в бом­бо­убе­жище» [3, с. 72].

Ирина Краева иронично рассказывает читателю о своей детской мечте. Этот эпизод помогает посмотреть на войну сквозь горе, бомбоубежище, боль, которые ребенок просто представил, а ещё не пережил. Детям уже в детстве доступно чувство родины. Военные фильмы и книги, истории о подвигах предков послужат хорошим источником знаний о Родине. Повесть «И попрыгать на воле» дает возможность ребенку понять горе «войны» и посмотреть на мир «серьезным» взглядом. Чтобы совершить подвиг, вовсе не надо ждать особых условий, нужно любить близких и далеких людей, жить по совести.

Следующий эпизод про лягушонка поднимает не менее важную проблему отношения к жизни. Девочка, играя в траве, заметила крохотного лягушонка, который как и она прыгал. Игра «кто прыгнет выше» закончилась тем, что Ирина «так же – иг­рая, хлоп­ну­ла по не­му что бы­ло мо­чи но­гой» [3, с. 75]. Мама всё видела, назвала дочь «живодёркой» и «мерзавкой». Девочка заплакала, но скорее не столько от понимания своего плохого поступка, а из-за того, что на неё обиделась мать. Осознание содеянного пришло позже, когда у Ирины выпал зуб. «И тут я вспом­ни­ла про ля­гушон­ка. Иног­да так бы­ва­ет. Вдруг что-то ожи­ва­ет в те­бе, о чем уже за­был нап­рочь» [3, с. 77]. Обернув зуб фантиком от конфеты, девочка закопала его и произнесла трогательные слова, идущие от сердца: она просила прощения у лягушонка, просила его вернуться и быть как брат и сестра. Лягушонок не вернулся, но верность своим словам Ирина сохранила и стала бережно относиться ко всему живому. «Я точ­но знаю, Чу­па, Аким, стре­козы – все они при­ходи­ли ко мне из-за то­го ля­гушон­ка, ко­торо­го я уби­ла в сол­нечный день, ког­да мне бы­ло че­тыре го­да, столь­ко же лет, как и ему, – в ля­гушачь­ем, ко­неч­но, из­ме­ренье. А без­домных со­бак я до сих пор не бо­юсь» [3, с. 81]. Это воспоминание показывает силу и верность детской клятве, пробуждение доброго и ответственного отношения к живому в сознании девочки.

Знакомя читателя с семьей Волковых, Ирина Краева затрагивает, наверное, самую острую педагогическую проблему взаимопонимания родителей и детей.

Пятиклассница Ирина знакомится с семиклассником Серёжей Волковым, мальчик сразу очаровал героиню. Между ними произошел такой диалог:

– А ты кем хо­чешь стать?

Он ду­мал. Я чувс­тво­вала: он ре­ша­ет, мож­но ли мне до­верить что-то важ­ное для не­го.

– Ты не смей­ся. По­жалуй­ста, – ска­зал Се­рёжа, и его че­люсть двигалась так, буд­то в неё вса­дили де­сять за­мора­жива­ющих уко­лов. То есть она поч­ти не дви­галась. – Я хо­чу, что­бы у ме­ня был сын. И мы бы с ним ни­ког­да не рас­ста­вались. Да­же во сне. Мы бы ле­тали с ним над мо­рем [3, с. 99].

Мечта семиклассника кажется читателю странной, мальчики 13-14 лет обычно хотят стать космонавтами, пожарными, спасателями, но никак не папами. Читая дальше, мы понимаем всю глубину этой мечты. Отец Серёжи напивался и бил маму. Тонкий и ранимый юноша не смог больше этого терпеть и застрелился из охотничьего ружья, когда никого не было дома. Мальчик страдал, видя беззащитность мамы. Вероятно, ему не хватало отцовской любви, вот он и решил уже в столь юном возрасте, что для своего сына будет самым хорошим папой. «Те­перь он те­бя бить не
бу­дет», – такую предсмертную записку оставил Серёжа [3, с. 102]. Ни мать, ни отца мальчик никак не называет. Вероятно, это свидетельствует о том, что юноша винил в происходящем взрослых: папу – за то, что бил, маму – за то, что терпела. Мать Ирины восклицает: «О чём Ре­на рань­ше ду­мала?! А сей­час раз­во­дит­ся. Про­сит де­нег за­нять, что­бы вы­купить у Вол­ко­ва квар­ти­ру. Го­ворит, ту­да Се­рёжень­ка до­рогу зна­ет. По­ло­ум­ная! Вна­чале про­кака­ют ре­бён­ка, а по­том чу­до по­давай! Не мо­гу это­го слы­шать да­же! Не на­до все­го это­го! Не хо­чу» [3, с. 102].

Эта трагичная история наглядно показывает, насколько важна для детей любовь родителей. Дети, растущие не в любви и ласке, а в криках и скандалах, очень переживают. Часто родители заблуждаются, думая, что ребёнок ещё ничего не видит и не понимает. А он всё видит, чувствует и страдает. В лучшем случае ребенок может остаться с психологической травмой, в худшем – как Серёжа… Данный эпизод полезно прочитать не столько детям, сколько родителям, чтобы посмотреть на себя глазами детей и почувствовать их переживания.

В конце повести мы видим девочку, думающую совсем не о детском и не по-детски. «Смерть – это не так уж пло­хо, ду­мала я. Вот пер­вая же­на у па­пы умер­ла. Для неё это очень пло­хо. Но за­то по­том па­па и ма­ма встре­тились. И ро­дилась я. Мо­жет быть, я ро­дилась, по­тому что пер­вая же­на па­пы хо­тела, что­бы он не ос­та­вал­ся без неё оди­ноким, жал­ким че­лове­ком? Мо­жет быть, она, уй­дя в жизнь не­бес­ную, не ос­та­вила его в зем­ной жиз­ни без сво­ей за­боты? И я ей дол­жна быть бла­годар­на, что ро­дилась» [3, с. 112]. Ребята во дворе стали шутить про покойников, выкрикивали стихи с черным юмором, рассказывали страшилки. Дети часто со смехом говорят на такие темы, не осознавая трагичности. Сквозь смех ребят маленькая Ирина вспомнила Прасковью Фёдоровну и её смерть. Девочка сразу взрослеет в наших глазах, её размышления уже не столь наивные и детские: «Нак­ра­пывал дож­дик. На клад­би­ще час­то нак­ра­пывал дождь. Я сто­яла и смот­ре­ла на фо­тог­ра­фию ба­буш­ки – чер­но­воло­сой чал­донки, в бла­город­ных ску­лах ко­торой прос­ту­пал её дед – ха­кас­ский та­тарин. И мне ка­залось, что её взгляд, пе­чаль­ный и доб­рый, стре­мит­ся ко мне не с ова­ла на бе­лом мра­море. А с се­рого ле­тяще­го не­ба, из зе­лёной ть­мы ко­лышу­щих­ся елей, из глу­бины пёс­тро­го клад­би­ща… Кап­ли сте­кали с лис­точков по­сажен­ной у па­мят­ни­ка ир­ги, с жёл­то­го в крас­ный. Па­дали на се­дую зем­лю, об­сы­пан­ную хво­ей, на во­рону, по­дос­певшую к ва­рёно­му яй­цу, на
ме­ня… И я, за­мирая, слу­шала шо­рох ка­пель, про­махи крыль­ев птиц, стук ве­ток, и ду­ша тро­галась в это об­щее нес­пешное дви­жение. Где бы­ла ба­буш­ка в этот миг, я не ду­мала, я зна­ла: она ря­дом, я под свет­лой за­щитой её, нав­сегда-нав­сегда»[3, с. 119-120].

Проживая каждую из этих историй вместе с маленькой девочкой, читатель наблюдает, как выстраивается характер героини, формируется личность маленькой Ирины.

Таким образом, погружая в детские воспоминания своего читателя, Ирина Краева помогает ему задуматься о важных и вечно актуальных вопросах: об отношении к родине большой и малой, о взаимоотношениях между членами семьи, о жизни и ее оборотной стороне - смерти, о мечте и её осуществлении, о доброте и равнодушии. «Уроки понимания» себя среди людей интересны как детям, так и взрослым. Повесть написана увлекательно, динамично, доверчиво и эмоционально. Поэтому погружает читателя любого возраста в атмосферу сопереживания, осмысления поступков, дает возможность открыть их педагогическую глубину и живой опыт понимания другого человека. «Самое главное – дети в произведениях И. Краевой <…> думают и говорят, как современные дети, они жизнеподобны, узнаваемы, поэтому интересны современным читателям-школьникам» [4, с. 44]. Н. Е. Кутейникова рекомендует это произведение как для учеников 5-7 классов, так и для учащихся 8-9 классов [4, с. 43]. Чтение этой маленькой повести полезно также родителям и педагогам, потому что автор дает возможность посмотреть на взрослых глазами детей, а это трудный путь самоанализа и переоценки своего поведения, отношения к людям. «Каждое время выстраивает свой образ детства, который складывается, как стеклышки в калейдоскопе в неповторимые яркие узоры, в которых проникающий свет помогает нам увидеть и красоту, и таинство, и изящество, и разнообразие, и фантазию этого творения» [1, с. 53]. Понимание важности педагогического потенциала воспоминаний детства необходимо каждому будущему учителю и воспитателю.

 

Литература:

  1.                Галицких, Е.О. Художественные образы девочек в современной детской литературе // «Школьная библиотека сегодня и завтра», 2015, №3. – Стр. 49-53.
  2.                Галицких, Е.О. Духовность как междисциплинарное понятие гуманитарного образования // Духовность как антропологическая универсалия в современном литературоведении. - Киров: ВятГГУ, 2009. - 195 с.
  3.                Краева, И. Баба Яга пишет. – СПб.: Лимбус Пресс, 2014. – 138 с.
  4.                Кутейникова, Н. Е. Жизнь и игра в современной детско-подростковой литературе // Инновационный поиск словесников: практики гуманитарного образования: учебно-методическое пособие /сост.: Е. О. Галицких, Т. К. Косолапова – Киров, Изд-во ООО"Радуга-Пресс", 2015. – Стр. 40 – 45.
  5.                Лузина, Л.М. Человек в проблемном поле воспитания. - Псков: ПГПУ, 2008. - 288 с.
  6.                100 форм работы по продвижению чтения и не только: словарь-справочник для библиотекаря. - М.: Библиомир, 2015. - 175 с.
  7.                Книга в руках учителя и ученика/ авт.-сост. Е.О.Галицких, Л. В. Мошкина. - Киров, Изд-во ООО"Радуга-Пресс", 2014. - 223 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle