Библиографическое описание:

Бидова Б. Б. Антикоррупционный мониторинг в государственной политике противодействия коррупции в России // Молодой ученый. — 2015. — №21. — С. 573-575.



 

В современной России противодействие коррупции приобретает последовательное политическое и правовое обеспечение. За последние годы ратифицирован ряд международных антикоррупционных конвенций, Россия вступила в Группу государств против коррупции (ГРЕКО), реализуется Национальный план противодействия коррупции, принят Федеральный закон «О противодействии коррупции», а также ряд иных нормативных правовых актов, которые имеют специальное антикоррупционное предназначение. Указанные мероприятия образовали стратегическую линию государственной политики в сфере противодействия коррупции в необходимом ресурсном обеспечении. При этом в содержании такой политики концентрированное выражение получила беспрецедентная для России система антикоррупционных средств, обладающих предупредительным, а не карательным (репрессивным) потенциалом.

Экспертиза на коррупциогенность нормотворчества, разрешение конфликта интересов на государственной и муниципальной службе, декларирование доходов и обязательств имущественного характера государственными служащими и их родственниками образуют такие средства. Их применение имеет не только превентивную антикоррупционную роль, но должно рассматриваться еще и в контексте изменений коррупции в криминологически значимых аспектах. [1,с.37]

Современные международные инициативы в сфере противодействия коррупции связаны с развитием институциональных механизмов слежения за исполнением конвенционных антикоррупционных требований. Такие механизмы созданы в контексте требований основополагающих международных правовых документов, регулирующих вопросы противодействия коррупции. Наряду с этим активно развиваются независимые контрольные механизмы оценки состояния дел в сфере противодействия коррупции на национальном уровне, которые осуществляют международные неправительственные.

Проводимые как международными, так и неправительственными структурами антикоррупционные исследования, не только имеют неодинаковый методологический аппарат, объекты, цели и задачи специального познания, но и разнятся по субъектному экспертному обеспечению. Содержание исследований, обусловленных международно-правовыми обязательствами России, носит прагматический характер планового учета конвенционных требований с позиции их имплементации в национальное законодательство и практику правоприменения.

При этом результаты исполнения требований антикоррупционных конвенций оцениваются зарубежными правительственными экспертами на основе составленных официальными национальными органами отчетов. Антикоррупционные исследования неправительственных международных организаций, базируются на общих оценках уровня распространенности коррупционных проявлений в разных сферах жизнедеятельности, и не связаны с разработкой или предложением системных мер противодействия им.

В операциональном значении анализ и оценку состояния дел в сфере противодействия коррупции, в контексте как конвенционного, так и независимого анализа, принято обозначать как антикоррупционный мониторинг.

Внешние для Российской Федерации антикоррупционные мониторинговые инструменты для решения задач обеспечения Национальной стратегии противодействия коррупции представляются недостаточными. Эти инструменты не нацелены на получение криминологически значимых данных, которые характеризуют коррупционные проявления в закономерностях и продуцирующих факторах причинного комплекса, в том числе объясняющих сложности правоприменения имплементированных конвенционных норм.

Опыт прохождения Российской Федерацией международного антикоррупционного мониторинга выявляет проблемы недостаточности использования криминологически значимых данных, связанных с коррупционными реалиями. Ключевым источником этой проблемы является отсутствие на национальном уровне длящихся, научных исследований в этой области, что в целом отражает нечастый случай их особой практической восстребованности.

Методологией исследований, которая соответствуют задачам антикоррупционного мониторинга, традиционно располагает криминологическая наука. Соответственно, их возобновление в специальном теоретико-прикладном назначении — для целей общей организации борьбы с коррупцией, включая информационно-аналитическое сопровождение, прогнозирования негативно-качественных изменений коррупционной преступности, а также определения и учета закономерностей ее подверженности разным мерам, представляется первостепенной задачей специалистов, обладающих компетенцией в сфере криминологии.

Логичным следствием проведенного исследования выступает необходимость определения концептуального содержания современной антикоррупционной политики России в криминологических ее аспектах. Решение этой задачи осознанно предполагалось осуществить в конце работы. В данном случае предварительность, которая потребовала бы в формальном значении высказывать умозрения о сущности и требуемом содержании антикоррупционной политики, не имела бы значительной ценности.

Проведенный криминологический анализ современного состояния и тенденций противодействия коррупции позволяет отражать недостатки правого регулирования в этой сфере, которые купируют формирование антикоррупционной политики в полиотраслевом значении. Правоприменение в рамках антикоррупционной политики требует систематического проведения его анализа в глубоком видении процессов криминогенной детерминации. На сегодняшний день за бортом анализа остаются проблемы предупреждения коррупционных рисков и разрешения конфликта интересов, совершенствования антикоррупционной экспертизы нормотворчества. Такая элиминация может находить объяснение в том, что эти проблемы оцениваются как принципиально менее важные, в связи с отсутствием степени их общественной опасности. Между тем, эти проблемы образуют причинный комплекс коррупционной преступности, продуцируют ее в латентных и организованных формах. Вполне понятно, что завтра эти проблемы могут выйти на первый план не только по причине своего собственного стихийного саморазвития; но и в связи со слепым упорством в реагировании на их последствия, выраженные в развитии коррупционной преступности. По итогам исследования мы пришли к выводам, которые можно сформулировать в следующих положениях.

  1.      Изучение опыта антикоррупционного мониторинга, осуществляемого в России международными конвенционными и независимыми неправительственными инстанциями, свидетельствует о том, что он опирается на сравнительные оценки законодательных и институциональных подходов антикоррупционной политики на предмет их соответствия общемировой или международно-экономической практике предупреждения коррупции. В таком виде антикоррупционный мониторинг не может использован для организации и обеспечения эффективной борьбы с коррупционной преступностью в России.
  2.      Решению долговременных задач по повышению эффективности антикоррупционной политики в России наилучшим образом отвечает создание научно-обоснованной национальной системы антикоррупционного мониторинга, которая выявляет и устанавливает закономерности, коррупционной преступности и состояние реагирования на ее проявления. Проведенный анализ состояния дел в сфере борьбы с коррупцией в современной России, позволяет сделать вывод, о том, что отсутствие национальной системы антикоррупционного мониторинга опосредованно отражается на проблемах латентности коррупционной преступности.
  3.      Антикоррупционный мониторинг в криминологическом аспекте предлагается рассматривать как деятельность по систематическому сбору, обработке и анализу информации о состоянии и продуцирующих факторах коррупционной преступности (не ограничивающейся только совокупностью преступлений, предусмотренных ст.ст. 201, 204, 285, 289, 290, 291 УК РФ), а также реагирование на них, с использованием конкретно-социологических методов. Основное предназначение результатов антикоррупционного мониторинга заключается в возможности их использования для оптимизации правоприменения профилактических и уголовно-правовых антикоррупционных мер в их взаимосвязи, а также для выработки организационно-политических и законодательных решений, направленных на обеспечение государственной политики противодействия коррупции.
  4.      Апробированный антикоррупционный мониторинг в криминологическом содержании на региональном уровне позволяет считать, что рейтинговая система для оценки состояния борьбы с коррупцией в разных регионах государства, не может применяться в условиях неодинаковой характеристики коррупционной преступности, обусловленной различным уровнем социального и экономического развития, правовой ментальностью населения, а также правоохранительным обеспечением.
  5.      Современные формы уголовной и судебной статистики, которыми оперируют при характеристиках коррупционной преступности в Российской Федерации, в силу несовершенства структуры показателей, не являются в полной мере репрезентативными для целей антикоррупционного мониторинга и не позволяет обеспечивать органы государственной власти, ответственные за реализацию антикоррупционной политики, объективной информацией. Решение этой проблемы связано, прежде всего, с законодательным определением перечня коррупционных преступлений, а также их отражением в показателях уголовной и судебной статистики по критериям занимаемой должности лиц, совершивших эти преступления и сфере их деятельности. Эти данные позволяют отражать закономерности подверженности коррупционным проявлениям различных сфер правоотношений.
  6.      Антикоррупционный мониторинг в криминологическом аспекте выполняет прогностические функции относительно установления закономерностей и будущего состояния коррупционной преступности и борьбы с ней. В настоящее время отмечается тенденция последовательного отхода от эффективного применения уголовно-правовых антикоррупционных мер, что отражается в превалировании мер наказания не связанных с лишением свободы к виновным, совершившим коррупционные преступления. Декриминализация антикоррупционной политики негативно отражается на качестве профилактики коррупционных правонарушений.
  7.      Должное уголовно-правовое обеспечение реагирования на коррупционную преступность связано с унификацией соразмерности уголовного наказания степени общественной опасности коррупционных преступлений в судебной практике.

В этом контексте в рамках настоящего исследования предпринята попытка разработки концепции формирования и реализации антикоррупционной политики в наиболее значимых и перспективных для ее развития криминологических аспектах. Не будет преувеличением сказать, что предпринятое исследование в концентрированном виде отражает основные проблемы, которые, несомненно, мешают формированию и развитию современной антикоррупционной политики в многоаспектном ее содержании.

 

Литература:

 

  1.                Астанин В. В. Антикоррупционный мониторинг в Российской Федерации: цели, задачи и содержание //Российская юстиция. 2010. № 7. — С. 32–36.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle