Библиографическое описание:

Альханов Н. М. Особенности личностных характеристик женщин, совершающих преступления // Молодой ученый. — 2015. — №21. — С. 549-552.



 

Криминологическая характеристика личности преступницы специфична. Многочисленные исследования свидетельствуют, женщины чаще начинают свою преступную деятельность в более зрелом возрасте под воздействием семейно-бытовых конфликтов, неблагоприятной ситуации в семье. Данное положение подтверждается показателями статистики. [1]

Из числа выявленных женщин, совершивших преступления, более половины составляют лица старше 30 лет. Учитывая тот факт, что жизненная активность в целом возрастной группы 30–49 лет наиболее высока, становится очевидным, что, с одной стороны, криминальное поведение объясняется возможностями, полученными женщинами в условиях профессиональной, должностной деятельности, а с другой, неспособностью противостоять неудачам в различных сферах жизнедеятельности.

Кроме того, среди женщин старше 30 лет и особенно 40 лет много одиноких, что обусловлено распадом их супружеских связей и потерей родителей. Но именно в эти периоды проявляется наибольшая активность в общественном производстве, растут их социальные контакты, они играют заметную роль на производстве и в быту, некоторые нередко назначаются на руководящие должности.

К моменту совершения преступления немногим более половины женщин были замужем. У тех из них, которые затем не были лишены свободы, семья, как правило, сохранилась. Гораздо хуже обстоят дела у тех, кто отбывает наказание в местах лишения свободы. По многим наблюдениям, мужчина фактически или юридически заводит себе иную семью довольно быстро, иногда, даже сразу же после осуждения супруги, когда она еще не успела должным образом приспособиться к новым и весьма экстремальным, очень жестким условиям жизни в местах лишения свободы.

Среди женщин, конфликтующих с уголовным законом довольно высока доля лиц с высшим и средним профессиональным образованием, а также тех, кто имеет специальность. Данный вывод отражает, видимо, реальность и остроту социального противоречия между объективными условиями занятости женщин в производственной сфере и субъективно ощущаемой невозможностью реализовать интеллектуальный, творческий потенциал, индивидуальные запросы и притязания.

Для женской рецидивной преступности не характерна высокая общественная опасность, поскольку по мере возрастания количества судимостей, женщины, как правило, не переходят к посягательствам более высокой степени тяжести. Однако весьма типичными чертами женского рецидива являются многократность и интенсивность. Для женщин также характерен специальный рецидив. Они, как правило, совершают однородные и тождественные преступления (систематически занимаются хищениями, обманом потребителей, взяточничеством и т. п.). При сопоставлении сведений о числе судимостей мужчин и женщин обнаруживается любопытная тенденция: при небольшом числе судимостей доля мужчин значительно превышает долю женщин, но в группах с большим числом судимостей их удельный вес выравнивается.

Личные качества женщин, совершивших преступление неоднократно, выражены негативнее, чем у мужчин-рецидивистов. [2] У них глубже нравственная деградация, они нередко страдают хроническим алкоголизмом, не имеют определенного места жительства, утратили социально-полезные связи.

Личность преступника является составным элементом предмета криминологии. Значимость этой проблемы выражается, прежде всего, в том, что преступление как акт человеческого поступка и волеизъявления конкретного лица в значительной степени производно от его сущностной характеристики и особенностей. Преступление и преступник являются теми клеточками своеобразного организма преступности, изучение и познание которых способны дать криминологический материал для последующей работы по предупреждению преступлений.

Личность преступника, с одной стороны, понятие общесоциологическое, с другой — юридическое. Это означает, что личность преступника нельзя рассматривать в отрыве от его социальной сущности, вне связи со всей системой общественных отношений, в которую он включен. Под их воздействием формируется социальный облик преступника как целостное единство конкретного лица с образующими его нравственно-психологическими чертами и свойствами (взгляды, убеждения, ценностные ориентации, жизненные ожидания, интеллектуальные и волевые свойства) [3].

С учетом сказанного личность преступника может быть определена «как лицо, совершившее преступление, в антиобщественной направленности которого выразилась совокупность негативных социально значимых свойств, влияющих в сочетании с внешними условиями и обстоятельствами на характер преступного поведения в целом» [4].

Личность преступника в криминологии — системная научная проблема в том смысле, что она предполагает исследование собственно личности преступника, преступного поведения, образа жизни преступника, особенностей его социальной среды, связей и отношений». [5] Исследование личности преступника всегда связано с исследованием преступления, всех его обстоятельств и имеющих значение последствий его действий.

Из выше сказанного можно сделать вывод, что для криминологии главное в личности — источники, пути, формы и механизмы формирования ее антиобщественных черт, те особенности которые во взаимодействии со средой или преступной ситуации порождают преступное поведение, иными словами», все то в преступнике, что входит в причинный комплекс преступления». [6]

При должном знании личности преступника можно объяснить причины совершения преступления. Знание личностных особенностей преступников (в данном случае преступниц) будет содействовать эффективной профилактике преступлений.

Общеизвестно закономерность, что среди взяточниц и крупных расхитительниц преобладают лица средних и старших возрастов, из больше и среди женщин-рецидивисток. В возрасте 30–40 лет наблюдается наиболее широкое участие женщин в общественном производстве, растут их социальные контакты. В эти годы женщины нередко назначаются на руководящие должности, и иногда это приводит к преступлениям корыстного характера (хищений, взяточничества). Женщины совершившие преступления как правило старше 40 лет, одиноки, что обусловлено распадом их супружеских связей и потерей родителей.

Крупную по численности группу среди женщин совершивших насильственные преступления занимают лица в возрасте 18–24 лет, порядка шести пунктов меньше занимают лица в возрасте 30–40лет. [7]

В связи с тем, что к женщинам, совершившим преступления проявляется гуманность (если совершены не очень серьезные правонарушения) и становятся они на преступный путь, как правило, намного позже, чем мужчины, то женщины, осужденные к лишению свободы, в сравнительном отношении старше, чем мужчины.

Следует сказать, что заметное большинство осужденных к лишению свободы женщин (67.7 %) имеют детей, причем каждая четвертая — двух и более. Среди них немало матерей-одиночек.

Что касается состояния здоровья преступниц, то 25–30 % осужденных к лишению свободы женщин имели различные психические аномалии. Аномальных преступниц несколько больше среди несовершеннолетних. Среди них немало и тех, у кого были обнаружены венерические заболевания. Так, из каждых ста осужденных девушек примерно у двух был диагностирован сифилис и еще у двух-трех гонорея.

Несмотря на то, что около 30 % осужденных женщин страдают психическими аномалиями, на общем фоне по сравнению с мужчинами-преступниками, преступницам в меньшей степени присущи антисоциальные установки, убеждения, социально-психологическая адоптация мало нарушена (за исключением рецидивисток). Для наиболее эффективной профилактики необходимо выделение внутренних личностных предпосылок, выявить почему негативно отклоняющиеся от социальных норм поведение приняло негативный характер. [8]

Психологическая зависимость женщин-преступниц выражается в зависимости от общественного мнения, от взгляда со стороны так как данная категория лиц не составляет исключения из всех женщин. Общеизвестен факт, что для женщин очень важна оценка со стороны других людей и то, какое впечатление они производят, для свойственна такая черта, как демонстративность. Демонстративность поведения у женщин-преступниц служит (в психологическом плане) целям самоутверждения. Но повышение демонстративности поведения у таких лиц одновременно снижает и контроль за ним.

Для преступниц характерна застреваемость эффективных, психотравмирующих переживаний в сочетании с высокой импульсивностью это приводит к игнорированию или недостаточному учету всех необходимых обстоятельств, неадекватному восприятию и оценке возникающих жизненных ситуаций, плохому прогнозированию последствий своих поступков, не обдуманности поведения. [9]

В связи с совершенном преступлением женщина как правило испытывают чувство вины, обеспокоены своим дальнейшим существованием. В период отбывания наказания в исправительно-трудовом учреждении им присуще стремление изменить существующее положение (которым они, естественно, недовольны) в гораздо лучшую сторону. Такое же поведение чаще всего наблюдается у несовершеннолетних преступниц [10].

У женщин-преступниц сильно повышена тревожность, отмечается эмоциональная ранимость. При изучении насильственных преступниц следует отметить, что у них высокая активность и возбудимость по сравнению с женщинами совершившими корыстные преступления.

Среди женщин, впервые осужденных за убийство и нанесение тяжких телесных повреждений, отмечаются волевые качества, настойчивость в достижении цели. Этой категории преступников свойственны асоциальные взгляды и установки, то есть такие, которые не носят характера активного неприятия, целенаправленного и осознанного отрицания общепринятых норм и ценностей.

Факт преступления показывает, что выход из контакта с жертвой для них — практически невозможный способ поведения. Надо иметь в виду, что эта зависимость может реализоваться не только в контакте с жертвой, но и с кем-либо иным, тогда преступление оказывается опосредованным в зависимости от третьего лица.

Указанная особенность формируется в очень раннем возрасте как результат позиции, которую занимает ребенок (будущий преступник) в семье. Суть позиции — отвержение, неприятие ребенка родителями, прежде всего матерью. Это означает определенное отношение матери к ребенку, когда она либо не может, либо не хочет, либо не умеет своевременно удовлетворить его потребности, в первую очередь естественных (в пище, тепле, чистоте). В результате ребенок оказывается в ситуации, если можно так сказать, постоянного дефицита, постоянного неудовлетворения потребностей и постоянно зависит от матери потому, что только она могла бы их удовлетворить.

Убийства, возникают как действие, направленное на сохранение автономной жизнеспособности преступника, как бы разрывающая связь жизнеобеспечивающим фактором, который перестал выполнять эту приписанную ему функцию. Приводимая схема включает в себя основные компоненты процесса зарождения этого вида преступлений, а также отражает в какой-то мере логику их взаимосвязи и взаимодействия.

Большая часть убийств была совершена в состоянии опьянения, из них более половины — в сильной степени. Алкогольное опьянение значительно облегчало возникновение умысла в эксцессе исполнения — нетрезвыми такие убийства совершались чаще. Алкоголь в несколько раз усиливает проявление агрессии и утяжеляет ее. Агрессивные действия проявляются в основном в угрозах, оскорблениях, избиениях и драках, то есть были направлены против личности и общественного порядка [11].

И так, личность преступниц обладает целым рядом отличительных признаков — демографических, нравственных, уголовно-правовых, психологических. Эти отличительные признаки и особенности личности преступниц определяют специфику их преступного поведения, которое во многом отличается от такого же поведения мужчин и, конечно же, зависит от того, какого рода преступные действия совершаются. В связи с изменениями, происходящими в общественном положении женщин, их возросшей социальной активностью, женщины-преступницы получили больше возможностей тщательно готовиться к совершению преступлений, например, таких, как хищения государственного имущества, скрывать следы преступных действий, сбывать похищенное, укрываться от следствия и суда и т. д.

 

Литература:

 

  1.                Антонян Ю. М., Еникеев М. И., Эминов В. Е. Психология преступника и расследования преступления. — М.: Юристь, 2012. — С.126.
  2.                Матышкина A. M. Психология мышления. — М.: Юристь, 2011. — С. 254.
  3.                Майерс Д. Социальная психология. — М.: Спарк, 2013. — С. 261.
  4.                Малков В. Д. Криминологическое исследование личности преступника. — М.: ЗАО «Юстицинформ», 2006. — С. 115.
  5.                Практическая психология: Учебник /Под ред. М. К. Тутушкиной — М.: Спарк, 2007. — С. 367.
  6.                Петин И. А. Основное условие формирования преступной направленности поведения человека //Юридическая психология. 2007. № 3 — С. 10.
  7.                Кудрявцев В. Н. Генезис преступления: опыт криминологического моделирования. — М.: Юристь, 2008. — С. 42.
  8.                Айверичев И. А. К вопросу о типологии женщин — преступников//Российский следователь. 2007. № 20. — С. 17.
  9.                Сотони С. К. Очерки криминальной психологии. — Казань: Тезар, 2005. — С. 213.
  10.            Агаджанян Э. М., Бидова Б. Б., Оссауленко С. Л. Уголовное право в схемах и определениях (общая часть): Учебное пособие. — Кисловодск: УЦ «Магистр», 2015. — 196с..
  11.            Кунц Е. В. Преступность среди женщин в современной России. — М.: Юрлитинформ, 2009. — С. 64.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle