Библиографическое описание:

Завтур М. В. Исчерпывающий перечень посягательств как путь решения проблем, связанных с определением пределов необходимой обороны // Молодой ученый. — 2015. — №21. — С. 599-601.



 

Опасность потерять самое ничтожное благо оправдывает употребление наибольшего насилия, если это благо нельзя сохранить иначе, и, наоборот, опасность для самого высшего блага не может оправдать самого ничтожного насилия, если оно превосходило меру, необходимую для его защиты.

 

Это глубокое и абсолютно справедливое высказывание немецкого философа, криминалиста Карла Левита могло бы стать основой, определяющим вектором в поиске решений многочисленных проблем, связанных с превышением пределов необходимой обороны, рассмотренных в рамках настоящей работы, но в настоящий момент это просто красивые слова великого ученого.

Анализируя различные подходы к решению проблем определения эксцесса обороны, мы пришли к выводу, что, несмотря на многообразие точек зрения (предлагают расширить пределы необходимой обороны [7, с. 240] и, наоборот, вообще исключить институт превышения пределов необходимой обороны из уголовного законодательства [8, с. 24–27]) наиболее самодостаточным является предложение использования, так называемой, перечневой (казуальной) системы, сущность которой заключается в построении перечня возможных объектов защиты и выработке критериев определения пределов возможного причинения вреда [3, с. 61–67].

Однако, по мнению, Даровских Д. А. такой подход уступает механизму определения пределов необходимой обороны, предложенному Козловым А. П. [4, с.6].

Суть системы Козлова А. П. заключается в том, что соотносить посягательство и защиту необходимо в первую очередь исходя из установленной системы ценностей (ценностей благ, в отношении которых совершается посягательство). Каждое благо, будь то жизнь, половая неприкосновенность или собственность обладает определенным количеством условных единиц (их количество зависит от общепризнанной ценности блага). При защите блага в состоянии необходимой обороны, причиненный вред должен быть равен предотвращенному, либо превосходить его не более чем на одну условную единицу. В таком случае деяние, совершенное обороняющимся, рассматривается как совершенное в пределах необходимой обороны. Превышением же, по мнению Козлова А. П., считается деяние, в результате совершения которого причиненный вред на две условные единицы предотвращенного.

По нашему мнению, механизм, предложенный Козловым А. П., мог бы стать основой вышеупомянутой перечневой системы, тем самым, решив главную проблему системы: выработка критериев определения пределов возможного причинения вреда.

Между тем, разумно возникает вопрос: как установить количество тех самых условных единиц, указывающих на ценность, значимость того или иного блага для человека? Козлов А. П. предлагает сравнивать значимость благ, которым причинен вред, исходя из медианы санкций статей Особенной части Уголовного кодекса, их охраняющих. По нашему мнению, это с философской точки зрения неверно, так как в данном случае первичным является значимость тех или иных благ в жизни человека, а исходя из этого, законодатель должен формировать и медиану санкций, и решать вопрос о соответствии вреда причиненного, вреду предотвращенному.

Также следует отметить, что при критике такого подхода Вольдимарова Н. Г. говорит об излишней формализации механизма определения превышения пределов необходимой обороны, отсутствии комплексного учета всех обстоятельств ситуации «посягательство — оборона» [5, с. 82].

В данном случае, мы не считаем формализацию механизма излишней, напротив, такой подход позволит более объективно определять превышение пределов необходимой обороны и уйти от обилия оценочных признаков.

Иной слабой стороной перечневой системы считается ее внедрение в отечественное законодательство, так как данный прием нехарактерен для российского права и способен нарушить целостность восприятия нормы, логику ее построения. Перечневая система является заимствованием опыта зарубежных стран, которое должно осуществляться только с учетом традиций и особенностей исторического развития национального законодательства. Поэтому, перечень обстоятельств, оборона при которых, вероятнее всего, необходима, представляется логичным отражать в актах официального толкования — постановлениях Пленума Верховного Суда РФ [6, c. 15].

С другой стороны, целесообразно настаивать на внесении перечня в Уголовный Кодекс Российской Федерации, так как институт необходимой обороны регулируется уголовным правом и, в случае издания Пленумом Верховного Суда Российской Федерации постановления, содержащего предлагаемый нами перечень без предварительного его закрепления в статье 37 УК РФ, данный акт Верховного Суда станет примером слишком широкого толкования законодательства, что также как и казуистичность, не соответствует традициям российского права.

Беря за основу действующее законодательство и акты толкования права, при разработке перечня возникает необходимость дифференциации режима обороны в зависимости от характера защищаемого блага и добавления характеристики типичной жизненной ситуации, в которой это благо защищается. Это объясняется наличием института «беспредельной» необходимой обороны, отсутствием четко очерченного круга объектов, на которые должно быть направлено посягательство для сознания условий необходимой обороны, обилие оценочных признаков и тому подобное.

Таким образом, считаем необходимым закрепление перечня посягательств, предполагающих возможность «беспредельной» необходимой обороны. Закрепленный в части 21 статьи 37 УК РФ он представляется в следующем виде:

«Не являются превышением пределов необходимой обороны действия лица обороняющегося от:

а)     причинения смерти или непосредственной угрозы ее причинения;

б)     причинения тяжкого вреда здоровью или непосредственной угрозы его причинения;

в)      изнасилования, насильственных действий сексуального характера;

г)      разбойного нападения;

д)     грабежа, совершенного с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия или непосредственной угрозы его причинения;

е)      кражи из жилого помещения с незаконным проникновением в жилище, совершаемой в ночное время;

ж)  иных особо тяжких преступлений».

 

Литература:

 

  1. Пархоменко С. В. Деяния, преступность которых исключается в силу полезности и необходимости: Дис. д-ра юрид. наук: 12.00.08. Иркутск, 2004.
  2. Колмагова Г. Нужно ли понятие превышения пределов необходимой обороны // Законность. 1994.- № 11.
  3. Миронов С. И. Необходимая оборона по уголовному праву Англии и США: особенности регулирования // Государство и право. 2002. № 6. — С. 61–67; Уголовный кодекс Франции. СПб., 2006.
  4. Козлов А. П. Пределы необходимой обороны и их превышение. Красноярск, 1994.
  5. Вольдимарова Н. Г. Уголовная ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны: дисс. на соискание ученой степени канд. юрид. наук. — М.: 2003.
  6. Даровских Д. А. Некоторые теоритические аспекты определения превышение пределов необходимой обороны/Российский следователь. — № 3.- 2010.
  7. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993г. [Электронный ресурс]/ Собрание законодательства Российской Федерации — Доступ из справочно–правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 25.09.2015). — Ст. 445.
  8. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 05.04.2013) [Электронный ресурс] / Собрание законодательства Российской Федерации — 17.06.1996. — № 25 — Доступ из справочно–правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 25.09.2015).
  9. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 сентября 2012 № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» [Электронный ресурс] // Собрание законодательства Российской Федерации — Доступ из справочно–правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 25.09.2015).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle