«Истина» на картине Николая Николаевича Ге | Статья в журнале «Юный ученый»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 29 января, печатный экземпляр отправим 2 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Самые интересные примеры Отличные иллюстрации Высокая теоретическая значимость Необычная тема исследования

Рубрика: Великие имена

Опубликовано в Юный учёный №1 (53) январь 2022 г.

Дата публикации: 16.12.2021

Статья просмотрена: 12 раз

Библиографическое описание:

Иванко, Д. Е. «Истина» на картине Николая Николаевича Ге / Д. Е. Иванко, О. И. Прачкина. — Текст : непосредственный // Юный ученый. — 2022. — № 1 (53). — С. 61-64. — URL: https://moluch.ru/young/archive/53/2725/ (дата обращения: 19.01.2022).



«Что есть истина?» Николая Николаевича Ге — безусловно, один из самых глубоких шедевров мировой культуры. Однако, не соответствуя привычным канонам письма, картина, сочтённая за надругательство над Христом, так и не была признана публикой, и до сих пор вызывает крайне различные эмоции у верующих в Бога людей. У одних она пробуждает чувство жалости и истинности, у других — лишь только отвращение. Во всяком случае, чтобы понять, каких же все-таки ощущений достойна картина, следует разобраться в ее истории.

Николай Николаевич Ге, «Что есть истина»

Рис. 1. Николай Николаевич Ге, «Что есть истина»

Мотивы

Последнее десятилетие своей жизни художник посвятил серии картин на библейские темы. Это отнюдь не удивительно, учитывая силу принадлежности и веры Николая Николаевича. И среди этих картин была одна особенно привлекшая негодование зрителей. Произведение искусства представляло собой версию восемнадцатой главы Евангелия от Иоанна, когда Пилат, проходя мимо Иисуса Христа, спросил его «что есть истина», вероятно, не желая получить ответа.

Творец определенно понимал посыл не только главы Евангелия, но и посыл своего же детища. К сожалению, в наши дни этот посыл может прочитать лишь человек, спокойно относящийся к любой религии и понимающий всю суть секретов написания. Так вот смотря на картину глазами такого человека, можно понять чувства и ощущения Иисуса и Пилата.

Пилат, гордо выходя из зала и встречая на своем пути Христа, спрашивает, в чем же истина, ехидно ухмыляясь над самим диалогом. Не смотря на широкую и гордую фигуру Понтия, купающуюся в лучах солнца, мы можем проследить страх и неуверенность. Префект не понимает, что Истина стоит прямо перед ним, как считал сам автор, а Иисус знает, что в Истине истинности больше, чем в самом законе, поэтому молчит.

Конструкция изображения

Само изображение и отношение художника к Иисусу может вызвать неоднозначность у зрителя, особенно, если смотрящий верит в Бога. Николай Николаевич не постеснялся олицетворить мученика и проповедника, как изнуренного человека с почерневшим лицом, ссадинами и ранами, низкорослым и лишенным значительности в лице. Из-за такой смелой интерпретации многие обвиняли художника в богохульстве и называли его «самообольщающейся посредственностью». Даже был один неприятный случай, когда знакомая творца сочла уместным свое высказывание «о том, что Иисус некрасивый», на что Николай Николаевич ответил, что «Господь Бог — это не корова, не лошадь и не собака, чтобы быть красивым. Да и разве может человек, которого били и пытали всю ночь, на утро выглядеть, словно только что умытый младенец».

Золотая фигура Понтия Пилата также не оставляет верующих равнодушными. Гордо расправленные плечи и спина, самодовольная ухмылка на лице, высокомерно поднятая над Иисусом рука, призывающая к “правде” — все это должно было бы относиться к образу Господа. Такое изображение порождало еще больше споров между «пошлыми реалистами» и «благо верующими» людьми.

Немаловажно заметить, что оттенки света и тени и их области также играют значительную роль в восприятии картины. Иисус полностью находится во мраке и в глухой тени, на него практически не падает свет. В то же время мощную и властную фигуру Понтия Пилата заливает свет, что идет в разрез с религиозным представлением о живописи.

Отказ Третьякова

На первой же выставке зрители негодовали и даже не стеснялись показывать свои ощущения на счет картины. Жена художника в письме рассказывала, что публика делилась на две группы: одни восхищались реалистичностью, другие ненавидели богохульство. Напряжение посередине споров доходило до такой степени, что абсолютно незнакомые люди были готовы наброситься друг на друга.

Чуть позже одну статью выпустил журнал «Колосья» со смертельной рецензией для картины. Там говорилось, что Николай Николаевич не сумел передать суть учения, а также нагло перевернул сюжет, изменив отношение к персонажам: «Где найти на этом лице выражение глубокой муки за человечество и ясного, радостного сознания своей исполненной миссии? Взгляните на картину, и вы увидите… злого, несимпатичного еврея. Ничто не выдаёт не только Сына Божия, но даже просто гениального и благородного человека». Художник, к великому счастью, все негативные слова в адрес своей и картины принимал спокойно, однако каждому отвечал то же самое, что когда-то сказал своей знакомой.

В конце концов, по приказу Александра Третьего, назвавшего произведение «отвратительным», картина была запрещена к показу в России. Даже Третьяков отказался покупать ее у Николая Николаевича. К счастью, нашелся один вполне самоуверенный человек — Н. Д. Ильин, который сумел добиться показа полотна в США и Европе. Однако даже там творение великого художника не получило признания.

Секрет «Милосердия»

К счастью для современной истории, были найдены записки и мемуары Татьяны Львовны, где рассказывалось, что Николай Николаевич Ге написал «Что есть истина» поверх другой картины. Как выяснилось позже, самая первая картина называлась «Милосердие». Однако это не было до конца доказано.

Ни публика, ни сам автор не испытывали восторга от «Милосердия». Она не была священна для самого художника, от чего произведение было переделано. Говорят, что Николай Николаевич мог запросто порвать, отрезать часть от холста или, более того, положить себе под ноги.

В 2011 году исследования с помощью рентгенограмм действительно доказали наличие еще одной картины под «Истиной». И черты этого начального произведения действительно сильно напоминали «Милосердие». Еще позже начальная структура картины была восстановлена, и мир смог увидеть самое первое полотно: фигура молодой женщины у колодца была переделана во Христа, а темное и непонятное пятно правее и выше головы Понтия Пилата — это бывшая голова Господа.

К сожалению, немногие могут принять реальность и «истинность» картины господина Ге, несмотря на действительную правдивость передачи чувств и состояния и Христа, и Пилата. До сих пор мир разделен на две категории людей, как тогда, на выставке в Третьяковской галерее. И никто не хочет признать единственную истину: если Господь — это Истина, то Бог в верующих.

Литература:

  1. https://ru.wikipedia.org/wiki/ %D0 %A7 %D1 %82 %D0 %BE_ %D0 %B5 %D1 %81 %D1 %82 %D1 %8C_ %D0 %B8 %D1 %81 %D1 %82 %D0 %B8 %D0 %BD %D0 %B0 %3F — Wikipedia
  2. Государственная Третьяковская галерея. Искусство XII — начала XX века. — М.: СканРус, 2007. — С. 270. — ISBN 978–5–93221–120–5.
  3. https://fil.wikireading.ru/3195 — Информация о картине


Задать вопрос