Автор:

Рубрика: Уголовное право и процесс

Опубликовано в Новый юридический вестник №2 (4) март 2018 г.

Дата публикации: 04.03.2018

Статья просмотрена: 22 раза

Библиографическое описание:

Тарасов С. Р. Объект незаконных организации и проведения азартных игр в теории и судебной практике // Новый юридический вестник. — 2018. — №2. — С. 22-24. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/84/3127/ (дата обращения: 21.05.2018).



На сегодняшний день далеко не все вопросы, возникающие по поводу объекта преступления, предусмотренного ст. 171.2 Уголовного кодекса Российской Федерации [1] (далее — УК РФ), трактуются в научной среде однозначно. При этом подавляющее большинство учёных, в разное время исследовавших незаконные организацию и проведение азартных игр, не подкрепляют свои суждения относительного объекта преступления материалами правоприменительной практики. Центральное место среди них занимают акты судов общей юрисдикции, поскольку именно в рамках уголовного судопроизводства устанавливаются обстоятельства совершённого преступления, и формулируются в том или ином виде определения элементов состава конкретного преступления.

Проведенный нами анализ судебной практики[1] позволил выявить, как трактуется объект состава преступления, предусмотренного ст. 171.2 Уголовного кодекса России, российскими судами и сравнить его с теорией уголовного права.

К определению объекта незаконных организации и проведения азартных игр существуют различные подходы. Ряд исследователей (Р. А. Севостьянов, Е. В. Просвирин) полагает, что общественно опасные деяния, совершаемые в сфере игорного бизнеса, посягают в целом на общественные отношения в сфере общественной безопасности и общественного порядка, что рассматривается в качестве родового объекта. Видовым объектом, по их мнению, выступают общественные отношения в сфере охраны здоровья населения и общественной нравственности [2, с. 147].

О. М. Науменко разграничивает объект преступного посягательства в зависимости от формы объективной стороны преступления, представляя преступление, предусмотренное статьёй 171.2 УК России в качестве двуобъектного — с равнозначными основными непосредственным объектами преступного посягательства.

Так, по её мнению, непосредственным объектом незаконных организации и (или) проведения азартных игр без полученного в установленном порядке разрешения в игорной зоне предстают экономические отношения, содержанием которых является поддержание стабильного положения государственной финансовой системы за счет налогообложения и иных фискальных мероприятий.

Организация и (или) проведение азартных игр вне пределов игорных зон, а равно с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», средств связи, в том числе подвижной связи, в свою очередь, являются формой оказания услуг, причиняющих вред либо создающих угрозу причинения вреда общественным отношениям в сфере обеспечения безопасности психического благополучия (здоровья) населения.

Незаконные организация и (или) проведение азартных игр вне игорной зоны, а равно без полученного в установленном порядке разрешения в игорной зоне, посягают на дополнительный непосредственный объект — нравственные устои общества, утверждающие духовную, физическую и социальную ценность человеческого труда, рассматривающие такой труд единственным нравственным основанием его материального благополучия.

При этом О. М. Науменко подчёркивает, что установление ответственности за незаконные организацию и (или) проведение азартных игр вне пределов игорных зон наряду с осуществлением подобного рода действий без полученного в установленном порядке разрешения в игорной зоне в рамках одного состава преступления является законодательной неточностью, которая искажает понимание непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 171.2 УК РФ [3, с. 78–79].

С критикой данного подхода (в частности, признания в качестве основного непосредственного объекта преступления здоровья населения) выступает О. А. Иванова, которая аргументирует свою позицию следующим образом. Незаконные организация и проведение азартных игр совершаются в процессе предпринимательской деятельности, вследствие чего посягают на предусмотренный законом порядок осуществления предпринимательства, а соответственно — на нормальное функционирование экономической деятельности. Таким образом, незаконные организация и проведение азартных игр — это преступление, имеющее так называемую экономическую мотивацию.

Реализуемый по специальным разрешениям игорный бизнес — это уже не те не поддающиеся контролю незаконные игорные заведения. Такое предпринимательство возведено в ранг закона, и осуществление его вопреки установленному порядку в первую очередь — посягательство на экономическую деятельность, а не здоровье населения или нормы нравственности.

С учётом данных положений О. А. Иванова предлагает основным непосредственным объектом преступления, совершенного вне пределов игорных зон, а равно с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», средств связи, в том числе подвижной связи считать общественную нравственность в сфере азартных игр [4, с. 98–101].

Довольно комплексно на проблему объекта взглянул А. А. Лихолетов. В качестве основного непосредственного объекта им выделяются общественные отношения, складывающиеся в связи с организацией и проведением юридическими лицами азартных игр на территории России с соблюдением требований законодательства. В качестве дополнительного непосредственного объекта он признаёт отношения в сфере пополнения бюджета от поступления платежей в связи с прохождением процедуры регистрации юридического лица и получения разрешения на осуществление деятельности по организации и проведению азартных игр в игорной зоне, а также налогов и иных платежей в связи с легальной деятельностью игорных заведений. Дополнительным объектом преступлений в сфере игорного бизнеса являются также здоровье населения и общественная нравственность [5, с. 17–18].

Что касается судебной практики, то в половине изученных нами приговоров объектом преступления признаётся установленный Федеральным законом от 29 декабря 2006 года № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» [6] порядок проведения азартных игр на территории нашей страны. В таких приговорах делается ссылка на нарушение конкретных положений, в частности, ч. ч. 1, 2, 4 ст. 5 указанного закона (несоблюдение требований к организатору азартной игры, к игорному заведению, к размещению игорного заведения).

Только в одном из приговоров незаконные организация и проведение азартных игр обозначены как преступление, посягающее на принцип законности правоотношений в сфере экономической деятельности в Российской Федерации, установленные законодательством Российской Федерации определенные ограничения игорного бизнеса, направленные на защиту принципов нравственности, а также законных интересов граждан России [7].

В оставшейся части приговоров объект преступления не раскрывается. Суды называют только конкретные законные требования к организации и проведению азартных игр, которые не были соблюдены виновными лицами.

Таким образом, подходы к объекту преступления, предусмотренного ст. 171.2 УК РФ, существующие в научных кругах, согласуются с судебной практикой — правоприменитель выделяет аналогичный круг общественных отношений в качестве охраняемого указанными уголовно-правовыми нормами.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 31.12.2017) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  2. Севостьянов Р. А., Просвирин Е. В. Проблемы уголовно-правового регулирования организации и ведения незаконного игорного бизнеса. — М.: Юрлитинформ, 2013. — 208 с.
  3. Науменко О. М. Уголовная ответственность за незаконные организацию и проведение азартных игр: дис.... канд. юрид. наук наук: 12.00.08 / О. М. Науменко. — М., 2016. — 219 с.
  4. Иванова О. А. Уголовная ответственность за незаконные организацию и проведение азартных игр: дис. … канд. юрид. наук. / О. А. Иванова. — Саратов, 2016. − 270 с.
  5. Лихолетов А. А. Уголовно-правовые и криминологические проблемы противодействия незаконному игорному бизнесу: автореф. дис.... канд. юрид. наук наук: 12.00.08. — Саратов, 2013. — 27 с.
  6. Федеральный закон от 29 дек. 2006 г. № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (ред. от 27.11.2017) // СЗ РФ. 2007. № 1. Ст. 7.
  7. Приговор № 1–270/2017 от 15 сентября 2017 г. Дзержинского районного суда города Волгограда [Электронный ресурс]. URL: https://bsr.sudrf.ru/bigs/showDocument.html?id=9111d69cc2127199dd38f895d89483e3&shard=Уголовные %20дела&fieldName=court_document_documentext1_tag&from=p (дата обращения: 10.01.2017).

[1] Было изучено 10 приговоров, вынесенных судами на территории различных субъектов Российской Федерации за период с 2013 по 2017 гг. (тексты приговоров размещены на сайте ГАС «Правосудие»). ГАС «Правосудие» URL: https://sudrf.ru (дата обращения: 10.01.2018).

Основные термины (генерируются автоматически): азартных игр, проведение азартных игр, проведению азартных игр, проведения азартных игр, объекта преступления, Российской Федерации, незаконные организацию, пределов игорных зон, непосредственного объекта, непосредственного объекта преступления, игорного бизнеса, игорной зоне, УК РФ, сфере азартных игр, лицами азартных игр, сфере игорного бизнеса, основного непосредственного объекта, объектом преступления, состава преступления, акты Российской Федерации».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов

Задать вопрос