Автор:

Рубрика: Гражданское право и процесс

Опубликовано в Новый юридический вестник №1 (3) январь 2018 г.

Дата публикации: 29.12.2017

Статья просмотрена: 44 раза

Библиографическое описание:

Кудрявцева А. С. Использование мелкого шрифта в тексте договора // Новый юридический вестник. — 2018. — №1. — С. 18-21. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/79/3035/ (дата обращения: 21.05.2018).



Данная статья рассматривает вопросы правомерности использования мелкого шрифта в договорах. Актуальность темы исследования обусловлена неопределённостью в отношении рассматриваемой проблемы законодателя и научных деятелей, а также неоднозначностью правоприменительной и судебной практики.

Ключевые слова: договор, договорная работа, мелкий шрифт, защита прав потребителей, договор потребительского кредита (займа), получение необходимой и достоверной информации.

В договорной практике довольно часто встречаются случаи использования в договоре мелкого шрифта (как в самом тексте, так и в виде сносок и пр.). Как правило, такой приём юридические лица используют для закрепления в договоре каких-либо условий, которые не выгодны для потребителя. В отличие от зарубежного законодательства, прямо предусматривающего запрет на использование такого шрифта в гражданско-правовых договорах, российское законодательство не содержит точного регламентирования. Кроме того, помимо неопределённости законодателя по указанному вопросу наблюдается его недостаточная изученность в научных работах. В связи с этим представляется, что вопрос правомерности использования такого приема в договорной работе ввиду его неурегулирования является актуальным на сегодняшний день.

Анализируя судебную практику, можно прийти к выводу, что при рассмотрении судами такого типа дел положительные решения выносятся довольно редко. Прежде всего это объясняется причиной возникновения спорной ситуации — понятие «мелкий шрифт» в российском законодательстве не закреплено, оно довольно оценочно [1]. Оценке в таком случае предлагается подвергать не только само содержание договора, но и способ изложения его положений, а также тот факт, влекло ли использование мелкого шрифта затруднение восприятия. Необходимо заметить, что суды часто не оценивают представленные документы в плане их внешнего вида и содержания на предмет их доступности для потребителя [2]. Необходимо заметить, что наибольшее количество дел, согласно судебной статистике, касаются использования мелкого шрифта в рекламе. Однако в таком случае, в отличие от правового регулирования аналогичного вопроса в части договоров, законодатель прямо предусмотрел требования к оформлению, вследствие чего вопрос о правомерности не возникает.

Так как в действующем законодательстве не предусмотрены случаи использования мелкого шрифта в договорах, а также ответственность за это, вследствие этого в рассматриваемой ситуации предлагается применять положения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300–1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон N 2300–1) [3]. В частности, статья 8 указанного закона устанавливает право потребителя требовать предоставления ему необходимой и достоверной информации, а статьёй 10 предусмотрена обязанность изготовителя (исполнителя, продавца) предоставить такие сведения. Такой позиции придерживается Роспотребнадзор, что отражено в информации Роспотребнадзора от 23.04.2015 «О защите прав потребителя на информацию о товарах (работах, услугах) и регламентации размера шрифта» [4]. Однако необходимо отметить, что в указанном документе подчёркивается, что данный вопрос регламентирован лишь частично. Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 8 указанного Закона потребитель вправе потребовать предоставления необходимой и достоверной информации об изготовителе (исполнителе, продавце), режиме его работы и реализуемых им товарах (работах, услугах), а согласно пункту 1 статьи 10, изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. Также замечается, что по отдельным видам товаров (работ, услуг) перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством Российской Федерации. Помимо указанных положений, пункт 1 статьи 16 Закона N 2300–1 устанавливает, что условия договора, так или иначе ущемляющие права потребителя, признаются недействительными. Следовательно, изложение условий договора посредством мелкого шрифта препятствует получению необходимой информации, что влечёт недействительность изложенных таким образом условий договора.

В целом, использование такого шрифта, который бы затруднял понимание условий заключаемого договора и вводил в заблуждение потребителя, можно относить к нарушению права потребителя на получение в наглядной и доступной форме необходимой и обязательной для заключения сделки информации. Кроме того, предполагается соблюдение требований добросовестности, разумности и справедливости по отношению друг к другу [5].

Одним из договоров, в отношении которых законодатель установил какие-либо ограничения по применяемому шрифту — договор потребительского кредита (займа). В частности, в Федеральном законе от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» в статье 6 закреплено, что полная стоимость такого кредита размещается установленным способом и наносится «прописными буквами черного цвета на белом фоне четким, хорошо читаемым шрифтом максимального размера из используемых на этой странице размеров шрифта» [6]. Такое требование прежде всего направлено на защиту прав потребителей, имеющих право на полную, исчерпывающую, однозначную информацию о предоставляемой им услуге.

Так, данный вопрос являлся предметом судебного спора, рассмотренного Верховным судом Удмуртской Республики, по результатам которого было вынесено Апелляционное определение от 31.08.2016 по делу N 33–3827 [7]. Истец обратился с требованием о признании недействительным договора в части уплаты сумм за страхование, взыскании страховой премии, ссылаясь на то, что достоверная и полная информация до заемщика доведена не была, поскольку текст договора напечатан мелким шрифтом, то есть не отвечающий требования СанПиН, а также на то, что если сторона в договоре не может прочитать условия договора, соглашение не считается достигнутым по всем существенным его условиям. По мнению истца, вследствие использования такого шрифта до заемщика не была доведена информация о добровольности страхования, а также информация о штрафах, размере штрафа, порядке списания задолженности. Суд в удовлетворении требования отказал, обосновывая это тем, что, несмотря на использование банком такого приёма, истец подписала все необходимые для заключения заявления и документы, тем самым добровольно согласившись на предложенные банком условия и услуги.

Данный пример подтверждает приведённый выше довод о том, что суды практически всегда отказывают в удовлетворении заявленных требований о нарушении прав потребителей при использовании мелкого шрифта, ссылаясь на то, что, подписывая договор, в том числе и содержащий такие фрагменты текста, потребитель выражает своё согласие с закреплёнными в нём условиями.

Законодательно закреплённые требования к размеру (кеглю) и виду шрифта, который может применяться при издании печатной продукции, установлены в санитарных правилах и нормативах «Гигиенические требования к изданиям книжным для взрослых. СанПиН 1.2.1253–03» [8]. Предполагается, что указанный документ также может применяться при составлении договоров с потребителями. Суды, рассматривая аналогичные споры, также прибегают к указанным правилам. Примером решения по такому делу можно назвать Постановление Верховного Суда РФ от 21.05.2015 N 305-АД15–4070 по делу N А41–54754/2014 [9], в котором истец, являющийся банком, обратился с требованием об отмене предписания об устранении выявленных нарушений, судебных актов о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 14.8 Кодекса об административной ответственности Российской Федерации, за нарушение права потребителя на получение необходимой и достоверной информации. В частности, при внеплановой выездной проверки данного банка Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Московской области было выявлено нарушение, а именно статей 8, 10 Закона N 2300–1, а также пункта 3.2.4 указанных СанПиН, выражающиеся в том, что размер шрифта текста заявления на предоставление потребительского кредита, являющегося неотъемлемой частью кредитного договора, не обеспечивает удобочитаемость условий рассматриваемых документов для потребителей, не позволяет потребителю получить доступный способ ознакомления с условиями договора, полную информацию и сделать правильный выбор в решении вопроса о выборе услуг по кредитованию. Суд, проанализировав материалы дела, требования не удовлетворил, обосновав свою позицию тем, что нарушения в деятельности банка имелись. Было отмечено, что использование такого шрифта крайне затрудняет визуальное восприятие текста кредитного договора, что не позволяет потребителю получить полную информацию и сделать правильный выбор.

Однако есть и другая точка зрения, прямо противоположная приведённой выше. Так, в Апелляционном определении Московского городского суда от 22.03.2016 по делу N 33–7060 [10] суд отклонил доводы истца о том, что используемый в договоре шрифт нарушает его права. Суд в данном случае отметил, что данные правила направлены на профилактику заболеваний органов зрения читателей и предназначены для физических и юридических лиц, а также индивидуальных предпринимателей, которые занимаются издательской деятельностью, что противоречит фактическим обстоятельством дела, так как ответчик не занимается деятельностью в указанной сфере, и, следовательно, положения данного СанПиНа не регламентируют требования к шрифту, которые используются в договорах, и, следовательно, не могут быть применены в рассматриваемой ситуации.

Таким образом, можно говорить о неоднозначном отношении судов при вынесении решений по спорам, связанным с использованием мелкого шрифта в договорах, в том числе и в возможности применять к ним положения указанного СанПиНа.

Кроме того, иногда в научной литературе в качестве возможного нормативного регулятора упоминают положения Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» [11], предлагая применять его по аналогии с указанными выше СанПиН [12]. Однако суды, рассматривая такого рода споры, опровергают возможность его применения. Так, примером решения по такому делу можно назвать Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 31.10.2013 по делу N А19–2422/2013 [13], в котором банк обратился в суд с требованием о признании недействительным предписания Управления Роспотребнадзора, выданного при выявлении нарушения в части использования мелкого шрифта. При этом отмечается, что применение статьи 42 указанного закона не подлежит применению в данном случае при осуществлении надзора за соблюдением прав потребителей, а не санитарно-эпидемиологического надзора.

Резюмируя рассмотренный выше вопрос, можно прийти к выводу, что использование в тексте договора мелкого шрифта (как в отношении всего договора, так в части некоторых его частей, например, сносок) всё же неправомерно. В связи с тем, что данный аспект прямо не урегулирован действующим законодательством, предлагается руководствоваться в первую очередь положениями Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300–1 «О защите прав потребителей», а в части кредитных договоров — также Федеральным законом от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)». При этом следует заметить, что суды, рассматривая спорные ситуации по данному вопросу, обычно не удовлетворяют требования потребителей, обосновывая это тем, что, подписывая договор, потребитель был ознакомлен с содержащимися в нём условиями и они были согласованы. Таким образом, суды не обеспечивают должную защиту прав потребителей, нарушенных таким образом. Предполагается, что данную проблему позволит решить внесение соответствующих изменений в действующее гражданское законодательство. Однако стоит также заметить, что случаи привлечения к ответственности юридических лиц, использующих такой приём в договорах, всё-таки наблюдаются. Как правило, данное нарушение выявляется в ходе проверки их деятельности Роспотребнадзором.

Литература:

  1. Бугаенко Н. В., Кратенко М. В. Судебная практика по гражданским делам. Споры о защите прав потребителей: научно-практическое пособие. М.: Юстицинформ, 2013 // СПС «КонсультантПлюс».
  2. Микони Т. С. Преддоговорная обязанность банка по раскрытию информации при заключении с потребителем договора об использовании платежной карты // Закон. 2017. N 4. С. 59–67.
  3. Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300–1 «О защите прав потребителей» // Собрание законодательства РФ.1996. 15.01. N 3. Ст. 140.
  4. Информация Роспотребнадзора от 23.04.2015 «О защите прав потребителя на информацию о товарах (работах, услугах) и регламентации размера шрифта» // СПС «КонсультантПлюс».
  5. Вавилин Е. В. Осуществление и защита прав потребителей: принцип добросовестности // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 5. С. 7–11.
  6. Федеральный закон от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» // СПС «КонсультантПлюс».
  7. Апелляционное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 31.08.2016 по делу N 33–3827 // СПС «КонсультантПлюс».
  8. Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 10.04.2003 N 39 «О введении в действие Санитарных правил и нормативов СанПиН 1.2.1253–03» // Российская газета.2003. 13.05. N 88.
  9. Постановление Верховного Суда РФ от 21.05.2015 N 305-АД15–4070 по делу N А41–54754/2014 // СПС «КонсультантПлюс».
  10. Апелляционном определении Московского городского суда от 22.03.2016 по делу N 33–7060 // СПС «КонсультантПлюс».
  11. Федеральный закон от 30.03.1999 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» // Собрание законодательства РФ. 1999. 05.04. N 14. Ст. 1650.
  12. Микони Т. С. Преддоговорная обязанность банка по раскрытию информации при заключении с потребителем договора об использовании платежной карты // Закон. 2017. N 4. С. 59–67.
  13. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 31.10.2013 по делу N А19–2422/2013 // СПС «КонсультантПлюс».
Основные термины (генерируются автоматически): мелкого шрифта, прав потребителей, использования мелкого шрифта, «О защите прав, Российской Федерации, защите прав потребителей», 353-ФЗ «О потребительском, «О потребительском кредите, защите прав потребителя, договора мелкого шрифта, достоверной информации, договоре мелкого шрифта, защита прав потребителей, права потребителя, защиту прав потребителей, мелкого шрифта затруднение, условия договора, Закона Российской Федерации, использовании мелкого шрифта, договор потребительского кредита.

Ключевые слова

договор, защита прав потребителей, договорная работа, мелкий шрифт, договор потребительского кредита, займа, получение необходимой и достоверной информации

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов

Задать вопрос