Автор: Вострикова Дарья Дмитриевна

Рубрика: Уголовное право и процесс

Опубликовано в Новый юридический вестник №2 (2) ноябрь 2017 г.

Дата публикации: 24.10.2017

Статья просмотрена: 132 раза

Библиографическое описание:

Вострикова Д. Д. Проблемы квалификации убийств, сопряженных с другим преступлением // Новый юридический вестник. — 2017. — №2. — С. 44-47. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/70/2775/ (дата обращения: 20.02.2018).



Изменения, которые произошли в последние 20–30 лет в России, а речь идет, в первую очередь, об изменениях социальных, политических и экономических, отразились абсолютно на всех областях деятельности человека, оказав большое отрицательное влияние на нормальное формирование и развитие, как справедливо указывает Н. Н. Салева, «личностных характеристик граждан» [1, с. 3]. С учетом культивирования отдельными средствами массовой информации идей насилия, которые фактически не ограничены цензурой, это привело к деградации некоторой части российского населения, сформировав совершенно ложные ценности. По этим причинам особо опасные виды насилия стали сегодня распространенным явлением. Очевидно, что такие опасные уголовные деяния вызывают у всего населения вполне справедливое негодование и, как следствие, беспокойство за безопасность свою и своих семей.

Рис. 1. Соотношение зарегистрированных преступлений и количества зарегистрированных убийств за период 2014–2017 год, тыс.

По официальным данным Росстата, за период январь-август 2017 года было зарегистрировано 1378,9 тыс. преступлений, из которых 6,8 тыс. убийств [2]. В 2016 году в России было зарегистрировано преступлений 2160,1 тыс., из них убийств — 10,4 тыс., что составило всего 0,5 % от общего числа преступлений [3]. Соответственно в 2015 году из 2388,5 тыс. зарегистрированных преступлений было зарегистрировано 11,5 тыс. убийств, а в 2014 году из 2190,6 тыс. преступлений было зарегистрировано 11,9 тыс. убийств [4]. Вроде бы цифры на фоне общего количества преступлений и не такие большие, но количество погибших в данном случае — население малого города, которое погибает от рук убийц каждый год.

К убийствам, сопряженным с другими преступлениями относятся убийства с разбоем, вымогательством, бандитизмом, о чем говорится в п. «з» ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) [5], с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера — здесь уголовная ответственность определена в п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также с похищением человека — это п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В литературе идет многолетний спор о том, как именно нужно квалифицировать данные деяния — по соответствующему пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ или же с учетом совокупности с сопряженным преступлением. Здесь можно выделить две основные точки зрения.

Первая группа исследователей считает, что здесь имеет место составное преступление и, исходя из этого, данные преступные деяния необходимо квалифицировать лишь по конкретному пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ. Аргументирует данная группа авторов свою точку зрения тем, что санкция ч. 2 ст. 105 УК РФ устанавливает наказание, которое отражает повышенную общественную опасность совершенных сопряженных преступлений [6, с. 3; 7, с. 292]. Такая конструкция, как «преступление, сопряженное с преступлением», прежде всего, является характеристикой одного, единого, преступления, ради предотвращения которого и учреждена» [8, с. 51]. При этом авторы полагают, что назначение наказания по совокупности сопряженных преступлений может нарушить принцип, исходя из которого никто не должен отвечать за одно и тоже преступление дважды [9, с. 102].

Вторая группа исследователей считает, что квалифицировать по совокупности в данном случае нельзя, поскольку убийство, которое сопряжено с вышеуказанными преступлениями не будет составным [10, с. 184]. Представляется логичным мнение Ш. Салихова, что «квалифицирующие признаки убийства характеризуют тот или иной элемент состава именно убийства. Одно преступление не может быть квалифицирующим признаком другого. Оно влечет более строгое наказание лишь путем применения нормы о совокупности» [11, с. 23]. Можно заключить, что, по мнению данных авторов, убийство и сопряженные преступления представляют собой совершенно самостоятельные преступления. В свою очередь это подразумевает, что у них есть свой объект, квалифицирующие признаки, а также последствия. Можно заключить, что в данном случае убийство не охватывает тех преступлений, которые были названы выше, а значит, нужна квалификация с учетом совокупности.

Учитывая изложенное, представляется, что здесь не идет речь о простом уравнивании ответственности за простой вид убийства (ч. 1 ст. 105 УК РФ) с ответственностью за убийство, которое сопряжено с какими-либо другими преступлениями.

Отметим, что сам термин «сопряженность» в отношении преступлений УК РФ не раскрывает, хотя и упоминает несколько раз.

Учитывая толкование словаря Т. Ф. Ефремовой, «сопряженный» — это «неразрывно связанный с чем-либо, такой, которому непременно сопутствует что-либо другое» [12, с. 598].

Из изложенного, в отношении рассматриваемой взаимосвязи преступлений можно заключить, что сопряженность означает только их связанность, т. е. соединенность убийства с сопряженным преступлением.

Вместе с тем, бывают ситуации, когда правоприменительным органам приходится сталкиваться со случаями, когда в преступном деянии есть признаки двух и более деяний. В некоторых ситуациях это квалифицируется сразу по нескольким статьям УК РФ, в иных случаях они охватываются только одной нормой УК РФ. И в том и в другом случае, квалификация по совокупности преступлений, если совершено одно преступление или же квалификация сразу нескольких преступлений как одного, но сложного деяния, на практике приводит к тому, что наказание назначается несправедливо. Вместе с тем, ст. 6 УК РФ установила один из основных принципов назначения наказания, а именно, что «наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т. е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного».

П. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (далее — Постановление Пленума ВС РФ от 27 января 1999 г. № 1) [13] определил, что «при квалификации действий виновного по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку «убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника» следует иметь в виду, что по смыслу закона ответственность по данному пункту ч. 2 ст. 105 УК РФ наступает не только за умышленное причинение смерти самому похищенному или заложнику, но и за убийство других лиц, совершенное виновным в связи с похищением человека либо захватом заложника. Содеянное должно квалифицироваться по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст. 126 или ст. 206 УК РФ».

В свою очередь, п. 11 Постановления Пленума ВС РФ от 27 января 1999 г. № 1 указывает, что как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом необходимо квалифицировать убийство в процессе совершения данных преступлений. В этой ситуации Пленум ВС РФ отмечает, что содеянное квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, но в совокупности с теми статьями УК РФ, которыми установлена уголовная ответственность за разбой, вымогательство или бандитизм.

П. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 27 января 1999 г. № 1 указывает, что убийство, которое сопряжено с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, необходимо квалифицировать по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, но, с учетом обстоятельств дела, также по частям ст. 131 УК РФ или ст. 132 УК РФ.

Здесь возникает целый ряд вопросов.

Первый вопрос связан с тем, что нарушена, как видится, норма ч. 2 ст. 6 УК РФ, исходя из которой «никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление».

Вторая проблема заключена в том, что ч. 1 ст. 17 УК РФ определено, что действия тех виновных лиц, которые совершили убийство, сопряженное с похищением человека, разбоем, вымогательством или бандитизмом, изнасилованием, охвачены положениями п. «в», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Это значит, что дополнительной квалификации по ст. 126, ст. 131, ст. 132 и ст. 162 УК РФ они не требуют. Напомним, что мнение Пленума ВС РФ от 27 января 1999 г. № 1 является противоположным.

Третья проблема состоит в том, что положения п. 7, п. 11 и п. 13 Постановления Пленума ВС РФ от 27 января 1999 г. № 1 противоречат ч. 1 ст. 3 УК РФ, т. к. преступность уголовного деяния и его наказуемость могут определяться лишь УК РФ, но не мнением даже высшего суда, т. е. правоприменителя, тем более, что последнее вступает в прямое противоречие с положениями УК РФ.

Так, из 15 лет лишения свободы, которые, например, суд в качестве наказания назначает по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, 10 лет приходится за убийство и 5 лет — за совершенное изнасилование. Исходя из положений Пленума ВС РФ от 27 января 1999 г. № 1, деяния виновного лица дополнительно, т. е. по совокупности, а значит, два раза, наказываются за изнасилование. Очевидно, что виновное лицо, которое совершило убийство, сопряженное с изнасилованием (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ), с учетом современной позиции Пленума ВС РФ от 27 января 1999 г. № 1 будет осуждено на 20 лет лишения свободы, но не на 15 лет, которые ему фактически положены по закону.

Из сложившейся ситуации существует, как представляется, два выхода, которые позволят более надлежащим образом квалифицировать рассматриваемые составные преступления.

В первом варианте убийство, которое сопряжено с изнасилованием, похищением человека или с разбоем и пр., необходимо квалифицировать лишь по п. «в», п. «з», п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку санкция этого квалифицированного состава уже содержит обстоятельство, согласно которому виновным совершено два преступления, т. е. не только убийство или, например, не только изнасилование.

Во втором варианте можно вообще отказаться от составных преступлений, т. е. квалифицировать деяния виновного в убийстве, которое сопряжено с изнасилованием (похищением человека, разбоем и т. п.), отдельно за убийство и отдельно за сопряженное преступление, например, за разбой.

Вышеизложенная проблема требует своего скорейшего решения. Это значит, что законодателю и Пленуму Верховного Суда Российской Федерации нужно срочно обратить внимание на сложившуюся проблему квалификации рассматриваемых преступлений и все-таки отдать предпочтение в пользу отказа от квалифицированных составов убийств с сопряженными тяжкими преступлениями.

Литература:

  1. Салева, Н. Н. Убийство, сопряженное с иными преступлениями: проблемы квалификации и уголовной ответственности [Текст]: монография / Н. Н. Салева, В. Н. Баландюк. — Омск: Изд-во Омск. акад. МВД России, 2007. — 119 c.
  2. Правонарушения в январе-августе 2017 года [Электронный ресурс] // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. [М.]. — Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/infraction/#.
  3. Число зарегистрированных преступлений по видам [Электронный ресурс] // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. [М.]. — Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/infraction/#.
  4. Там же.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации [Текст]: федер. закон: [от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ]: [ред. от 29 июля 2017 г.] // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.
  6. Салева, Н. Н. Указ. соч. — С. 3.
  7. Зинченко, И. А. Единые (единичные) преступления / И. А. Зинченко // Энциклопедия уголовного права: в 35 т. Т. 3: Понятие преступления. — СПб.: Изд. проф. Малинина, 2005. — С. 276–439.
  8. Ораздурдыев, А. М. Проблема двойной противоправности составного преступления и его социальная сущность / А. М. Ораздурдыев // Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. — 2012. Вып. 2 (76). — С. 45–57.
  9. Попов, А. Н. Преступления против жизни с отягчающими обстоятельствами, относящимися к субъективным признакам содеянного (пп. «з»-«м» ч. 2 ст. 105 УК РФ) / А. Н. Попов. — СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского юрид. инст. Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2003. — 192 с.
  10. Попов, А. Н. Указ. соч. — С. 184.
  11. Салихов, Ш. Убийство, сопряженное с разбоем: одно преступление или совокупность? / Ш. Салихов // Законность. — 2005. — № 2. — С. 23–25.
  12. Ефремова, Т. Ф. Современный толковый словарь русского языка. В 3 т. Т. 3. Р-Я [Текст] / Т. Ф. Ефремова. — М.: Астрель, 2006. — 976 с.
  13. О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) [Текст]: [постан. Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1]: [ред. от 03 марта 2015 г.] // Российская газета. — 1999. — № 24.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, «к» ч, Пленума ВС, похищением человека, Российской Федерации, нормой УК РФ, статьям УК РФ, статьями УК РФ, положениями УК РФ, Постановления Пленума ВС, пункту ч, отношении преступлений УК, «з» ч, «в» ч, частям ст, Пленума Верховного Суда, Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской, насильственными действиями сексуального, сопряженных преступлений.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов

Задать вопрос