Автор: Колесников Михаил Владимирович

Рубрика: Уголовно-исполнительное право, пенитенциария

Опубликовано в Новый юридический вестник №1 (1) май 2017 г.

Дата публикации: 30.03.2017

Статья просмотрена: 77 раз

Библиографическое описание:

Колесников М. В. Проблемы соотношения составов превышения должностных полномочий и привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности // Новый юридический вестник. — 2017. — №1. — С. 108-111. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/66/2244/ (дата обращения: 20.02.2018).



В статье исследуются отличия состава превышения должностных полномочий от привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности. В основу авторских рассуждений положены недавние изменения, внесенные в статью 299 УК РФ, осмысление которых необходимо для разграничения названных преступлений, а также злоупотребления должностными полномочиями.

Ключевые слова: превышение должностных полномочий, злоупотребление должностными полномочиями, привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, должностное лицо, состав преступления

Большинство уголовно-правовых норм, устанавливающих ответственность за совершение должностных преступлений, призваны противодействовать чрезмерному или незаконному государственному принуждению, при этом они содержат запреты как на злоупотребление государственными служащими своими полномочиями, так и на их превышение [3, с. 78–83]. Одним из примеров таких норм является привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ).

В Уголовном кодексе Российской Федерации [1] составы превышения должностных полномочий и привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности характеризуются разными видовым и непосредственным объектами. Вместе с тем, с учетом того обстоятельства, что превышение должностных полномочий совершается в разы чаще в сфере правоохранительной (в т. ч. следственной и оперативно-розыскной) деятельности, чем при исполнении иных публичных функций, можно заключить, что и названные преступные деяния имеют между собой определенное сходство, а не только существенные различия.

В декабре 2016 года Президент России подписал Федеральный закон «О внесении изменений в статью 299 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» [2], согласно которому состав привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности претерпел некоторые изменения. Во-первых, в ч. 2 ст. 299 УК РФ получил уточнение перечень общественно опасных последствий преступного деяния. Во-вторых, в ст. 299 УК РФ появилась самостоятельная ч. 3, устанавливающая ответственность за незаконное возбуждение уголовного дела, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности или же в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности и повлекло ее прекращение или причинение крупного ущерба.

Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, как и превышение должностных полномочий, достаточно сложно отграничить от злоупотребления должностными полномочиями. Например, если процессуальное решение (возбуждение уголовного дела, привлечение в качестве обвиняемого) принимается надлежащим субъектом (например, следователем) при отсутствии процессуальных оснований, то это означает, что лицо использует полномочия, находящиеся в его компетенции, но не имеет для этого необходимых юридических оснований. В данном случае речь идет о незаконном привлечении к уголовной ответственности, которое квалифицируется как должностное злоупотребление, если будет установлен признак корыстной или иной личной заинтересованности. Если же виновный заведомо знает, что в действительности событие преступления отсутствовало, или же привлекаемое к ответственности лицо преступления не совершало, но при этом принимает соответствующее процессуальное решение, он превышает должностные полномочия, и эти действия квалифицируются по ст. 299 УК РФ как по специальной норме. Следует отметить, что в практической деятельности правильно разграничить (а в особенности доказать) факт злоупотребления должностными полномочиями или их превышения достаточно трудно.

Внесенные в ст. 299 УК РФ изменения эти трудности усугубляют, поскольку включают в состав привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности признак корыстной или иной личной заинтересованности. С одной стороны, это подразумевает признание ч. 3 ст. 299 УК РФ специальным видом злоупотребления должностными полномочиями (в юридической литературе высказано суждение о том, что сходные по содержанию действия могут признаваться должностным злоупотреблением, если совершены из таких побуждений, а в иных случаях образуют состав должностного превышения [6, с. 14–17]). В целом из названия ст. 299 УК РФ можно предположить, что незаконное возбуждение уголовного дела — более широкое понятие, чем привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, поскольку незаконность в данном случае подразумевает не только принятие процессуального решения в отношении конкретного лица. В литературе отмечается, что в большинстве случаев привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности совершается на основании ложно понятых интересов службы [4, с. 22], но представляется, что это в большей степени относится к незаконному возбуждению уголовного дела.

Разделяя эту точку зрения частично (в отношении совпадения содержания преступных действий в структуре злоупотребления должностными полномочиями или их превышения), укажем, что с другой стороны, если незаконное возбуждение уголовного дела более не является превышением должностных полномочий, то вынесение незаконного постановления о привлечении в качестве обвиняемого может рассматриваться в этом качестве, поскольку лишено такого мотива и совершается в отношении такого лица, относительно которого виновному точно известно, что оно непричастно к расследуемому преступлению. При этом виновные действия субъекта могут определяться как ложно понятыми интересами службы, так и корыстными побуждениями. Но при отсутствии этого признака в диспозиции ч. 1 ст. 299 УК РФ запрещенное ею деяние становится видом должностного превышения, а не злоупотребления.

Об этом говорят и некоторые другие признаки, позволяющие обнаружить сходство привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности и превышения должностных полномочий. Так, оба названных преступления могут быть совершены только в форме действия, и в обоих случаях виновный руководствуется только прямым умыслом, поскольку осознает свое поведение как противоречащее закону и не соответствующее установленному порядку исполнения должностных обязанностей. Использование в диспозициях ч. 1 ст. 299 и ч. 1 ст. 286 УК РФ слова «заведомо» позволяет заключить, что за пределами уголовно-правовой охраны находятся случаи неправильного толкования или применения закона, хотя бы они и повлекли привлечение невиновного к уголовной ответственности или совершение иных действий, внешне сходных с превышением должностных полномочий.

В литературе отмечается, что явление, на противодействие которому направлены положения статьи 299 Уголовного кодекса России, имеет место в реальной действительности, но соответствующий уголовно-правовой запрет сформулирован так, что выглядит малопригодным для применения [5]. Помимо спорной по содержанию конструкции «привлечение к уголовной ответственности», которая может охватывать не только вынесение незаконного и необоснованного постановления о привлечении в качестве обвиняемого, можно отметить и то, что в действующей редакции данного запрета смешались признаки должностного превышения и злоупотребления. И это, очевидно, не будет способствовать оптимизации правоприменительной деятельности (по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, количество уголовных дел по ст. 299 УК РФ остается малочисленным, например, в 2013 г. было рассмотрено всего одно, в 2014 г — также одно, а в 2015 г. они вообще не рассматривались [7]).

Подводя итог, можно заключить, что привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности — это разновидность превышения должностных полномочий, поскольку данные действия подразумевают игнорирование должностным лицом требований уголовно-процессуального закона, относящихся к назначению уголовного судопроизводства, законности и обоснованности уголовного преследования. Привлечение к ответственности — это комплекс процессуальных действий, которые могут быть совершены при наличии особых обстоятельств — события преступления, поводов и основания возбуждения уголовного дела — и с использованием совокупности собранных и проверенных доказательств, указывающих на причастность к преступлению конкретного лица. Незаконное возбуждение уголовного дела в действующей редакции ч. 3 ст. 299 УК РФ — это скорее вид злоупотребления должностными полномочиями, поскольку законодатель не установил признака заведомости, характерного для их превышения. Нельзя не отметить и того обстоятельства, что в ч. 3 ст. 299 УК РФ не получили четкого разграничения преступные действия и ошибки в применении закона, поскольку иная личная заинтересованность (например, возникшая на основе ложно понимаемых интересов службы) способна привести к принятию незаконных процессуальных решений.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ: принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 18 мая 1996 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954.
  2. О внесении изменений в статью 299 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: федеральный закон от 19 декабря 2016 г. № 436-ФЗ: принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 30 ноября 2016 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 2016. № 52. Ст. 7485.
  3. Борков В. Н. Проблемы уголовно-правовой охраны авторитета власти / В. Н. Борков // Российский юридический журнал. 2008. № 3. С. 78–83.
  4. Гарипов Т. И. Уголовная ответственность за преступления против правосудия, совершаемые в досудебных стадиях уголовного судопроизводства его участниками и иными лицами (по материалам): дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Т. И. Гарипов. Казань, 2015. 27 с.
  5. Лобанова Л. В., Завьялова П. А. Уголовно-правовые средства противодействия уголовному преследованию невиновных граждан нуждаются в совершенствовании / Л. В. Лобанова, П. А. Завьялова // Власть. 2012. № 12. С. 151–155.
  6. Яни П. С. Разграничение должностного злоупотребления и превышения должностных полномочий / П. С. Яни // Законность. 2007. № 12. С. 14–17.
  7. Данные судебной статистики // Судебный департамент при Верховном Суде РФ [электронный ресурс] — Режим доступа: URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79 — Загл. с экрана.
Основные термины (генерируются автоматически): УК РФ, уголовной ответственности, должностных полномочий, превышения должностных полномочий, злоупотребления должностными полномочиями, Российской Федерации, возбуждение уголовного дела, превышение должностных полномочий, должностного превышения, кодекса Российской Федерации, незаконное возбуждение уголовного, превышением должностных полномочий, Верховном Суде РФ, Уголовного кодекса Российской, Уголовно-процессуального кодекса Российской, Собрания Российской Федерации, законодательства Российской Федерации, составов превышения должностных, уголовной ответственности признак, состава превышения должностных.

Ключевые слова

должностное лицо, превышение должностных полномочий, злоупотребление должностными полномочиями, состав преступления, привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов

Задать вопрос