Международные уголовно-правовые признаки состава этнического геноцида | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 февраля, печатный экземпляр отправим 10 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Международное право

Опубликовано в Новый юридический вестник №1 (25) январь 2021 г.

Дата публикации: 29.12.2020

Статья просмотрена: < 10 раз

Библиографическое описание:

Пономаренко, С. А. Международные уголовно-правовые признаки состава этнического геноцида / С. А. Пономаренко. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2021. — № 1 (25). — С. 38-40. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/186/5913/ (дата обращения: 27.01.2021).



В статье описываются действия, квалифицируемые как геноцид, на основе международно-правовых документов; анализируются элементы состава преступления этнического геноцида.

Ключевые слова: международное право, уголовное право, геноцид, этнос, преступления против человечества, состав преступления.

Геноцид без преувеличения является одним из самых тяжких преступлений в современном мире. Ему посвящена Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, принятая резолюцией 260 (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948 г., которая в ст. 2 устанавливает круг деяний, квалифицируемых как геноцид.

В соответствии с ней геноцидом являются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

  1. убийство членов такой группы;
  2. причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;
  3. предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;
  4. меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;
  5. насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую [1].

Аналогичная формулировка содержится в ст. 6 Римского статута Международного уголовного суда [2].

Как и для любого другого преступления, для квалификации действий в качестве геноцида необходимо несколько условий. Лишь при наличии определенных признаков, а именно состава преступления, можно утверждать о совершении этнического геноцида.

Состав преступления включает в себя следующие элементы:

— объект,

— объективная сторона,

— субъект,

— субъективная сторона.

В соответствии с данной структурой будет проанализирован состав преступления этнического геноцида.

Объект преступления представляет собой общественные отношения, которым наносится вред вследствие совершения преступления. Выделяется родовой объект преступления и непосредственный.

Родовым объектом преступления этнического геноцида являются общественные отношения, обеспечивающие мир и безопасность человечества. При этом под «миром» подразумевается такое состояние отношений между государствами, при котором отсутствуют фактические военные действия между ними. Под «безопасностью человечества» понимается состояние защищенности неопределенного круга лиц от любых угроз, посягающих на их жизненно важные интересы, связанные с физическим существованием человечества в целом или какой-либо группы людей [5, с. 15].

Непосредственным объектом этнического геноцида являются общественные отношения, которые обеспечивают существование той или иной этнической группы в безопасных условиях, т. е. в условиях, исключающих перечисленные в ст. 2 Конвенции действия.

Необходимо отметить, что объект преступления включает в себя в качестве факультативного признака предмет. Это конкретные вещи, которым наносится вред преступными деяниями. Однако в случае этнического геноцида, вред наносится группам людей, а не вещам, поэтому данное преступление является беспредметным.

Поскольку определенные группы людей вносят важный моральный, интеллектуальный и духовный вклад, преступление геноцида главным образом связано с защитой таких групп. Не все группы людей пользуются одинаковой защитой в рамках преступления геноцида; защищаются только постоянные и стабильные группы, определяемые культурными особенностями.

Конвенция о геноциде применяется к потерпевшим национальным, этническим, расовым или религиозным группам и намеренно исключает группы, определяемые их политикой, экономическим и социальным статусом, языком, полом, сексуальной ориентацией, физическими или умственными недостатками и возрастом. Хотя национальные, этнические, расовые и религиозные группы были приняты без особых разногласий, международные суды по-прежнему сталкиваются с проблемой выявления таких групп.

Объективная сторона представляет собой поведение человека (действие или бездействие), которое определяется уголовным законом как преступное. Это поведение влечет общественно опасные последствия, т. е. между поведением и последствиями существует причинно-следственная связь.

Этнический геноцид как общественно опасное деяние предполагает несколько альтернативных форм деяний: убийство членов этнической группы; причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам этнической группы; предумышленное создание для этнической группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее; создание мер, рассчитанных на предотвращение деторождения в среде такой группы; насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую [6, с. 36].

Соответственно, общественно опасным последствием таких деяний будет: смерть членов этнической группы; причинение им тяжкого вреда здоровью; лишение родителей возможности воспитывать своих детей в условиях обитания соответствующей этнической группы; насильственное лишение мужчин и женщин способности к деторождению, а также создание условий жизни, ведущих к вымиранию людей такой группы [4, с. 168].

Субъектом преступления является конкретный человек. Он должен отвечать признаку деликтоспособности: быть дееспособным и достичь определенного возраста. Ст. 4 Конвенции особо подчеркивает, что субъектом геноцида являются как ответственные правители и чиновники, так и частные лица. Эта норма расширяет круг возможных субъектов этнического геноцида, что представляется справедливым и обоснованным.

Однако, закрепляя ответственность физических лиц за совершение геноцида, Конвенция оставляет открытым вопрос, может ли, например, быть привлечено к ответственности государство или организации [3, с. 114]. Данный вопрос, являясь спорным, находится в ведении Международного Суда и должен разрешаться в каждом отдельном случае индивидуально (в соответствии со ст. 9 Конвенции).

В то же время, анализируя Римский статут Международного уголовного суда, можно сделать вывод, что за этнический геноцид может быть привлечено только физическое лицо, достигшее 18 лет. На другие категории лиц юрисдикция Международного уголовного суда не распространяется.

Субъективная сторона преступления заключается в психическом отношении виновного к содеянному [7, с. 33].

Исходя из круга деяний, описанных в ст. 2 Конвенции, становится очевидным, что геноцид может быть совершен только умышленно. При этом умысел является прямым. Целью геноцида, в соответствии с той же статьей, является полное или частичное уничтожение определенной этнической группы. Наличие данной цели является обязательным для квалификации деяния в качестве геноцида.

Несмотря на закрепление признаков состава преступления этнического геноцида на международном уровне, требуется дальнейшая его детализация. Данное преступление должно быть четко очерчено, дабы виновные лица не могли уйти от ответственности ни в одном из случаев геноцида. Четкое понимание признаков этнического геноцида приведет к торжеству законности и справедливости, а также облегчит работу Международного уголовного суда.

Литература:

  1. Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него. Принята резолюцией 260 (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1948 года.
  2. Римский статут Международного уголовного суда.
  3. Голяндин Н. П., Машекуашева М. Х. Противодействие распространению экстремистской идеологии с учетом отечественного и зарубежного опыта // Пробелы в российском законодательстве. — М., 2017. — № 7.
  4. Бадамшин И. Д., Шахмаев М. М. Признаки объективной стороны геноцида в рамках международного и отечественного законодательства. — М., 2016. — № 2 (36).
  5. Кибальник А., Соломоненко И. Уголовная ответственность за геноцид. — М., 2003.
  6. Кузнецова Н. Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу «Основы квалификации преступлений» / Науч. ред. В. Н. Кудрявцев. — М.: Городец, 2007.
  7. Макаров С. Правила и алгоритмы квалификации преступлений в теории и практике. — М.: Уголовное право. 2013. — № 4.

Ключевые слова

международное право, уголовное право, этнос, геноцид, состав преступления, преступления против человечества
Задать вопрос