Объективная сторона преступлений в сфере авторских и смежных прав | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 февраля, печатный экземпляр отправим 10 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Уголовное право и процесс

Опубликовано в Новый юридический вестник №1 (25) январь 2021 г.

Дата публикации: 30.12.2020

Статья просмотрена: 2 раза

Библиографическое описание:

Левгеева, Т. Б. Объективная сторона преступлений в сфере авторских и смежных прав / Т. Б. Левгеева. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2021. — № 1 (25). — С. 28-30. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/186/5910/ (дата обращения: 24.01.2021).



В статье рассмотрены нюансы определения объективной стороны преступления в сфере авторских и смежных прав. Сделана попытка провести анализ ст. 146 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей уголовную ответственность в данной сфере.

Ключевые слова: авторские и смежные права, уголовная ответственность, уголовно-правовые нормы, объективная сторона, крупный ущерб, автор, произведение, объект, плагиат, право на имя, уголовно-правовая охрана.

Элементами любого состава преступления являются объект, субъект, субъективная сторона и объективная сторона. Как раз о последнем элементе состава преступлений в сфере авторских и смежных прав пойдет речь в данной статье.

При изучении ст. 146 Уголовного кодекса РФ, можно выделить несколько конструкций составов.

Во-первых, разбирая ч. 1 рассматриваемой статьи УК РФ, нужно отметить ее материальный характер. Значит, чтобы квалифицировать противоправное деяние по ч.1 ст. 146 УК РФ, необходим крупный ущерб причиненный потерпевшему (в данном случае, автору, создателю, писателю, композитору и т. д.) и самое важное состоит в том, что размер ущерба определяется исходя из ориентировочных суждений того, кому был причинен вред.

Во-вторых, определяется и дается оценка в судебном разбирательстве. Необходимо наличие причинно-следственной связи между общественно опасным деянием и наступившим последствием в виде крупного ущерба, иначе не следует говорить об уголовной ответственности [3].

В-третьих, рассматривая ч. 2 и 3 ст. 146 УК РФ, конструкции составов преступлений в сфере авторских и смежных прав носят формальный характер. Получается, для инкриминации преступлений, предусмотренных данными частями ст. 146 УК РФ, достаточно совершить одно из действий, перечисленных в них.

Генеральная прокуратура РФ в своем информационном письме № 36–15–01 впервые предложила толкование «плагиата», определяя его как преступление, включающее две составляющие:

1) лицо, не являющееся автором, заявляет себя в качестве автора;

2) осуществление лицом печати, производства, издания результата интеллектуального труда (целиком или частично), в которых оно указано в качестве автора, хотя на самом деле у него не имеются авторские и смежные права.

Кстати, такое толкование «плагиата» нашло поддержку как в доктрине уголовного права, так и в правоприменительной деятельности.

Помимо этого, укоренилась конкретная позиция в отношении псевдонима. Иными словами, когда человек указывает псевдоним на чужой результат творчества, а не свои фамилию, имя, отчество, то данное действие равнозначно тому, если бы настоящий автор произведения указал свой псевдоним [2]. Некоторые исследователи, например, А. Н. Гальченко отмечают, что к плагиату следует относить случаи публикации трудов без указания авторов, то есть анонимно.

В противовес вышесказанному хочется отметить, что согласно ст. 1265 Гражданского кодекса РФ и ст. 146 Уголовного кодекса РФ, приводят к следующему выводу: статья, предусматривающая уголовную ответственность за нарушение авторских и смежных прав, расположена в главе о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина, в ГК РФ имеется ввиду право на имя, которое является неотъемлемым от личности, поэтому сторонники позиции не рассматривают относимость анонимности к плагиату, ведь у автора ничего не отбирается.

Что касается определений Конституционного Суда РФ, постановлений Пленумов Верховного Суда РФ, то они схожи в своих позициях и точка зрения сводится к тому, что уголовно-правовой защите подлежат все результаты интеллектуальной деятельности, выраженные именно в объективной форме, невзирая на их содержание.

Интересным моментом является следующее: имеет ли значение и признается ли плагиатом, когда лицо указывает не себя в качестве автора, а других людей, которые не имеют авторских и смежных прав на определенное произведение, так как получается, что человек совершает деяние не в пользу себя, а в интересах иных лиц.

Ответы на поставленные вопросы можно найти, если досконально исследовать статью ст. 146 УК РФ, а именно часть 1, ведь исходя из логики законодателя: любое лицо, отмечающее другое (им может быть кто угодно, кроме реального автора), подпадает под действие диспозиции.

Преступления в сфере авторских и смежных прав, будучи материальными составами, то необходимо наступление общественно опасных последствий, да не просто таковых, а обязательно причинение крупного или особо крупного ущерба и только после этого преступление будет считаться оконченным.

Следует остановиться на вопросе, который вызывает достаточно дискуссий. Речь идет об ущербе, в какой форме он выражается? С одной стороны, вред должен выражаться в материальном виде, его можно оценить в практическом плане, как например, сломанные стол, машина, часы и т. д. Чего невозможно сделать с произведениями, конечно, есть исключения, если речь идет о знаменитых картинах, стоимость которых достигает несколько миллионов долларов. С другой стороны, автор сам, опираясь на свое субъективное мнение, оценивает масштабы причиненного ему ущерба и как показывает практика, зачастую потерпевшие рассчитывают сумму исходя из упущенной выгоды.

Острый и ключевой момент в ходе всего судебного разбирательства во избежание коллизии между объективным и субъективным вменением. Согласно ст. 5 УК РФ объективное вменение не допускается [1]. Лицо, которому причинен вред, определяет сумму, в дальнейшем уже будет оценен и уточнен соответствующий размер. Ведь многие авторы очень дорожат своими трудами и приписывают им баснословные суммы. Также хочется добавить про субъективность, все мы разные, относимся ко всему по-разному, где-то преувеличиваем или наоборот преуменьшаем, хотя сами этого не понимаем, но в любом случае, если причинен крупный ущерб по ст. 146 УК РФ, первый рассмотрит подобное как реальное причинение крупного, возможно даже особо крупного ущерба, другому покажется, что никакого вреда тут и нет, из-за того, что он не придает ценности результату своей деятельности, либо действительно отсутствует вред.

Анализируя все вышесказанное, приходит вывод о том, что объективная сторона во многом зависит от самого потерпевшего автора, правообладателя авторских и смежных прав, осознание им того, что произошло и как он воспринимает случившееся.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 25. Ст. 2954;
  2. Молчанов Д. В. Уголовно-правовая охрана интеллектуальной собственности: дисс. …к.ю.н. М., 2008;
  3. Филиппов П. А. Уголовно-правовая защита прав интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 2003.
Задать вопрос