Эволюция законодательства в сфере регулирования института селекционных достижений | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 30 января, печатный экземпляр отправим 3 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Авторское право и смежные права

Опубликовано в Новый юридический вестник №1 (25) январь 2021 г.

Дата публикации: 08.12.2020

Статья просмотрена: 16 раз

Библиографическое описание:

Коняшин, М. С. Эволюция законодательства в сфере регулирования института селекционных достижений / М. С. Коняшин. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2021. — № 1 (25). — С. 22-28. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/186/5849/ (дата обращения: 19.01.2021).



В статье рассматривается вопрос эволюции законодательства в сфере регулирования прав на селекционные достижения.

Ключевые слова: селекционное достижение, авторское свидетельство, изобретение, сорт растений, порода животных.

Зарождение селекции и селекционных достижений относится к родоплеменному этапу развития человечества [1].

Как только человек начал обрабатывать землю и выращивать на ней растения, он начал отбирать, сохранять и размножать лучшие из них, благодаря чему под действием естественного отбора и примитивных искусственных отборов произошло окультуривание ряда растений, таких как лук, перец, полба, просо, фасоль, чумиза ячмень, а также возникло разнообразие культурных форм данных растений [4].

Обращаясь к генезису селекции, отметим позицию Н. И. Вавилова, который пишет, что «Истоки селекции как искусства уходят к началу земледелия, к введению в культуру растений, к одомашнению животных. История животноводства и растениеводства выявляет огромную роль селекции как искусства, направленного к овладению управлением живым организмом, животным и растением, в целях удовлетворения потребностей человеческого общества… Сотни и тысячи лет существует ряд видов и сортов пшеницы в культуре, отобранных когда-то неизвестными селекционерами. В Перу поныне возделывают сорта кукурузы, объединяемые в группу Куско, с чрезвычайно крупными зёрнами, превосходящими раза в 3–4 обычные формы культурной кукурузы. Раскопки показали, что такая же крупнозёрная кукуруза существовала уже по крайней мере тысячу лет тому назад и была известна инкской цивилизации» [2].

Между тем, несмотря на столь древнюю историю селекции, охрана и защита прав на селекционные достижения — сравнительно новая сфера правового регулирования, зародившаяся лишь в XVIII-XIX веках. Как отмечал А. А. Пиленко, «античный мир не знал ничего аналогичного с современными привилегиями на изобретения. Объясняется это чрезвычайно просто: весь строй тогдашних экономических и социальных отношений складывался так, что не было потребности защищать права изобретателей» [8].

Потребность в защите прав на селекционные достижения в России, как и во всём мире, возникла только в конце XIX-начале XX вв.

Впервые правовая норма, позволяющая получить патент на селекционное достижение, появилась в Соединённых Штатах Америки в 1790 г. в законе об изобретениях. На смену данному нормативному правовому акту пришёл Закон 1930 г. о патенте на сорт растения, регулирующий право интеллектуальной собственности на сорта растений, размножающиеся неполовым путём: делением, клубнями и т. д. [12].

Победоносцев К. П., рассуждая о причинах возникновения института прав на изобретения, отмечает, что «Изобретателю предоставляется право на исключительное пользование применением своего открытия и на удержание оного за своим именем и личностью. Предполагается, — с юридической точки зрения, что изобретатель должен иметь право пользоваться тем, что произвел личными силами своего духа, пользоваться силой, которую сам создал. С политико-экономической точки зрения право это объясняется пользой целому обществу. Оно составляет побуждение к открытиям и к немедленному их обнародованию, уничтожает повод содержать их в тайне. Впрочем, так же как право литературной собственности, и это право не должно быть собственностью вечной и бессрочной, но по истечении известного времени должно делаться общественным достоянием» [9].

Появлению в отечественном праве первых нормативных правовых актов о защите прав на селекционные достижения предшествовал, так же как и в зарубежных законодательствах, период формирования нормативной базы о правовой охране изобретений.

Первое в отечественной истории упоминание об исключительном праве на изобретение содержалось в привилегии от 14 декабря 1752 г., которая была выдана М. В. Ломоносову на «делание разноцветных стёкол, бисеру, стеклярусу и других галантерейных вещей» в период правления императрицы Елизаветы Петровны «дабы он, Ломоносов, яко первый в России таких секретов сыскатель, за понесённый им труд удовольствие иметь мог того ради впредь от нынешнего времени 30 лет никому другим в заведении тех фабрик дозволения не давать» [9].

В 1812 году система привилегий получило легальное закрепление в Манифесте Александра I от 17 июня «О привилегиях на разные изобретения и открытия в художествах и ремеслах». Данным нормативным актом, который являлся, по сути, первым патентным законом в России и придал завершённую юридическую форму первоначальной стадии охраны изобретений, устанавливались процедура выдачи и аннулирования, срок действия, содержание и форму привилегий на изобретения.

Данный Манифест впервые в России устанавливал, что изобретатель имеет исключительное право использовать своё изобретение лично и передавать право использования изобретения другим лицам.

Основанием возникновения права на изобретение считалась привилегия, выданная Министерством внутренних дел после рассмотрения вопроса на Государственном совете. Привилегия выдавалась по обращению заявителя. Действовала она три, пять или десять лет, в зависимости от размера уплачиваемой пошлины, без возможности её продления, причём данный срок начинал своё течение не с даты подачи прошения на выдачу привилегии, а с даты выдачи такой привилегии [7].

Условием выдачи привилегии являлось наличие описания изобретения, а само изобретение должно быть оконченным. При рассмотрении прошения о выдаче привилегии проверялась полнота, точность и ясность описания изобретения, отсутствие на изобретение уже выданной привилегии, а также общественная польза изобретения, отсутствия у него вредных или опасных свойств. Начиная с Патентного закона от 30.03.1870 утверждение привилегии осуществлялось министром государственных имуществ, земледелия или финансов. В дореволюционном законодательстве был предусмотрен порядок уплаты пошлин за привилегию и опубликования привилегий. По желанию просителя он мог получить свидетельство на открытие как предварительный документ перед выдачей привилегии. Суть привилегии заключалось в том, что лицо, обладавшее привилегией, получало имущественные права в отношении изобретения на срок, указанный в привилегии. Данные права можно было передать другому лицу как частично, так и в полном объёме: завещаны, отчуждены на возмездной основе, подарены, а также могли перейти к другому лицу по наследству в силу закона. Кроме того, законодательством был установлен порядок защиты имущественных прав и возмещения убытков. При этом на лицо, получившее привилегию, накладывалась обязанность её использования [9].

«Положение о привилегиях на изобретения и усовершенствования» от 20.05.1896 усовершенствовало действовавшую на тот момент систему выдачи привилегий, введя требование о проведении содержательной проверки новизны изобретений. Начиная с вступления в силу данного положения исключительное право пользования изобретением стало выдаваться сроком на 15 лет.

В отечественной цивилистике второй половины XIX — начале XX веков велась дискуссия о месте интеллектуальных прав в системе правового регулирования. Г. Ф. Шершеневич писал: «… с тех пор, как положительные законодательства приняли это злополучное право под свою защиту, оно носится по горизонту науки без всякого определённого назначения, подобно птице, высматривающей место, куда ей удобнее было бы спуститься» [13].

Особенностью дореволюционного правового регулирования результатов интеллектуальной деятельности являлось то, что селекционное достижение не рассматривалось как самостоятельный объект правового регулирования.

После Великой Октябрьской социалистической революции 1917 года, завершения Первой мировой войны, отражения атак иностранных интервентов, завершения Гражданской войны, на фоне всеобъемлющей разрухи и нищеты, колоссальных человеческих потерь, экономического и политического кризиса начинается восстановление народного хозяйства, в том числе сельского хозяйства, в связи с чем возникла необходимость в развитии селекционной работы.

Начало регулированию отношений в сфере селекционной деятельности было положено декретами Совета Народных Комиссаров «О племенном животноводстве» (1918 г.), «Об охране и развитии тонкорунного (мериносового) овцеводства» (1919 г.), «О племенном животноводстве в трудовых хозяйствах» (1920 г.) и «О семеноводстве» (1921 г.).

Декретом Совета Народных Комиссаров от 30.06.1919 г. было утверждено «Положение об изобретениях», в соответствии с которым в СССР было введён институт авторских свидетельств, призванных охранять права изобретателей. Главное отличие данного документа от привилегии и патента заключается в том, что, в отличие от них, авторское свидетельство не закрепляет за изобретателем исключительное право на изобретение, а лишь даёт своему обладателю право авторства и право на материальное вознаграждение в случае использования изобретения. Таким образом, сохраняя за изобретателем авторское и имущественное право, государство берёт на себя функцию использования изобретения и получает право отчуждать в свою пользу изобретение в случае, если оно будет признано полезным Комитетом по делам изобретений.

Положением от 12.09.1924 «О патентах на изобретения» был введён патент как единственный документ, подтверждающий авторство изобретения и исключительное право патентообладателя на использование изобретения. При этом селекционные достижения патентом не охранялись.

Важность развития сельского хозяйства была отмечена в Постановлении 4-го Съезда Советов СССР от 26.04.1927, которым предполагалось принятие ряда мероприятий по развитию продуктивного животноводства, увеличению урожайности специальных и технических культур, увеличению доходности и товарности указанных отраслей сельского хозяйства.

Постановлением Народного комиссариата земледелия СССР и Всесоюзного центра сельскохозяйственных коллективов СССР «О построении колхозно-семеноводческой системы» провозглашался курс на использование в сельском хозяйстве высококачественных сортовых семян зерновых культур, корнеплодов, технических и специальных культур, трав [6].

Положением об изобретениях и технических усовершенствованиях, утверждённым Постановлением Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров от 09.04.1931 вновь было введено авторское свидетельство, которое пользовалось приоритетом вплоть до распада Советского Союза. Разделение между этими двумя понятиями было следующее: авторское свидетельство удостоверяло авторство, а патент предоставлял исключительное право на изобретение. При этом патент выдавался лишь на достижения, полученные в ходе частной деятельности, без помощи государства либо общественной организации. Хотя черты НЭПа и были в определённой степени схожи с рыночной экономикой, однако методы хозяйствования к концу 1920-х годов внедрялись уже отнюдь не экономические, поэтому институт патентов не получил достаточного распространения, в связи с чем авторское свидетельство стало единственным механизмом защиты прав автора, а льготы, предоставляемые автору (материальное вознаграждение и вознаграждение в случае, если его изобретение будет использовано частным предприятием) — единственным стимулом для изобретательской, в частности, селекционной, деятельности [10].

Следующим важным нормативным правовым актом в сфере селекционных достижений стало постановление Совета Народных Комиссаров СССР от 2.06.1937 «О мерах по улучшению семян зерновых культур», которым предусматривалось развитие селекционной деятельности путём создания развитой системы организаций, осуществляющих селекционную деятельность, включавшей в себя Государственный сортовой фонд семян зерновых, масличных и кормовых культур, Государственный страховой фонд, селекционные станции, семенные хозяйства, семенные участки колхозов и совхозов. Постановлением предусматривалась защита прав авторов новых сортов растений, материальное вознаграждение в случае, если сорт внедрён в производство, была заложена действующая в настоящее время система государственных сортовых испытаний и районирования сортов, предусмотрена регистрация и публикация сведений о новых сортах. Дальнейшее развитие положения данного постановления получили в инструкции «О порядке выдачи селекционерам и селекционным станциям авторских свидетельств, свидетельств об улучшении сортов и о выдаче премии». В соответствии с указанными нормативными документами охранялись лишь достижения в селекции зерновых культур. Субъектом авторских прав наряду с физическими лицами, по сути, являлись и селекционные станции. Возможность получения патента на выведенный сорт на данном этапе отсутствовала. Защищалось только право авторства и право автора на вознаграждение.

Порядок сортоиспытания был регламентирован положением от 17.07.1937 «О государственной комиссии по сортоиспытанию зерновых культур».

Первое в СССР авторское свидетельство на селекционное достижение было выдано в декабре 1939 г. академику Лисицыну П. И. на созданный им на Шатиловской государственной селекционной станции сорт озимой ржи.

Круг охраняемых селекционных достижений расширялся с вступлением в силу Постановления Совета Народных Комиссаров от 05.03.1941 № 448 «Об утверждении положения об изобретениях и технических усовершенствованиях и о порядке финансирования затрат по изобретательству, техническим усовершенствованиям и рационализаторским предложениям», предусматривавшего выдачу авторских свидетельств на новые сорта семян в порядке, предусмотренном Совета народных комиссаров СССР от 29.06.1937 «О мерах по улучшению семян зерновых культур».

Дальнейшее развитие законодательства в данной сфере представлено постановлением Совета министров СССР от 26.04.1955 № 808 «О передаче решения некоторых текущих вопросов Министерству сельского хозяйства СССР», в соответствии с которым в ведение Минсельхоза СССР перешла выдача авторских свидетельств на новые породы животных и птицы, дубового и тутового шелкопряда, сорта сельскохозяйственных культур.

Однако растущее международное сотрудничество Советского Союза с зарубежными государствами привело к необходимости учитывать сложившуюся за рубежом практику охраны селекционных достижений.

Постановлением Совета министров СССР от 24.04.1959 № 435 было утверждено положение «Об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях», которым селекционные достижения были приравнены по правовой охране к изобретениям, а авторское свидетельство за рубежом приравнивалось к патенту. Все сделки, направленные на реализацию изобретений, совершённых в Советском Союзе, за рубежом, должны были получить одобрение Комитета по делам изобретений и открытий при Совете Министров СССР. Выдача авторских свидетельств на селекционные достижения по-прежнему возлагалась на Министерство сельского хозяйства СССР после их регистрации в Патентном ведомстве СССР. Жалобы на выдачу авторских свидетельств, нарушения порядка их использования и выплаты вознаграждения также рассматривались в Министерстве сельского хозяйства СССР. Порядок выдачи данных авторских свидетельств был утверждён Министерством сельского хозяйства СССР 28.09.1961.

2.12.1961 г. в Париже была принята Международная конвенция по охране новых сортов растений, а также создан Международный союз по охране новых сортов растений. Впоследствии с учётом меняющихся последствий данная конвенция неоднократно пересматривалась: 10 ноября 1972 г., 23 октября 1978 г., 19 марта 1991 г.

Данная конвенция содержит обязательные для стран-участниц нормы правовой охраны новых сортов растений, определяет перечень охраняемых объектов и субъекты охраны, способы и сроки правовой охраны, право установления национального режима для граждан одной страны и право приоритета норм конвенции над национальными нормами для стран-участниц и послужила стимулом для совершенствования национального законодательства ряда стран. Так, в период с 1962 по 1971 гг. новые законы в сфере регулирования селекционных достижений были приняты в Великобритании, Дании, Нидерландах, Франции, ФГР, Швеции. Данные законы несмотря на то, что ориентировались, как и сама международная конвенция, в первую очередь на защиту интересов не селекционеров, а государства и сельхозтоваропроизводителей, содержали нормы, предусматривающие выдачу патентов на селекционные достижения, в связи с чем уже к концу 1970-х гг. в Европе был сформирован конкурентный рынок, направленный на коммерциализацию прав на селекционные достижения.

Отечественное право вынуждено было учитывать требования данной конвенции, так как Советский Союз готовился вступить в Международный союз по охране новых сортов растений.

Задача дальнейшего развития законодательства об интеллектуальной собственности (в том числе селекционных достижений) была поставлена в Положении от 14.06.1962 «Об улучшении охраны государственных интересов в области изобретательства в СССР».

В 1960-х гг. бурно развивается правовая охрана новых пород животных: 10.05.1963 Министерство сельского хозяйства утвердило два положения в данной сфере — «Об апробации новых пород, породных групп, внутрипородных и заводских типов в животноводстве» и «О государственных племенных книгах крупного рогатого скота, свиней, овец, коз и лошадей».

Однако, принятые в 1961 году основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, как и принятый тремя годами позже Гражданский кодекс РСФСР не содержал правовых норм, направленных на охрану селекционных достижений.

В соответствии с п. 22 положения от 21.08.1973 № 584 «Об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях», авторское свидетельство выдавалось на породы животных и птиц, их высокопродуктивные заводские и внутрипородные типы и заводские линии, новые типы пушных зверей и новые породы тутового шелкопряда, сорта и гибриды сельскохозяйственных и других культивируемых растений. Выдаче авторского свидетельства должна была предшествовать регистрация в Государственном комитете СССР по делам изобретений и открытий. Определение новизны и полезности селекционного достижения, выдачу авторских свидетельств, выплату соответствующих вознаграждений, рассмотрение возражений и жалоб по вопросам, связанным с их выдачей, осуществляло Министерство сельского хозяйство СССР. Также к полномочиям Минсельхоза СССР относилось решение вопросов использования достижений.

Следует обратить внимание, что современное российское законодательство, в отличие от законодательства ряда стран, признаёт породы животных объектами правовой охраны. Корни этого видятся именно в рассматриваемом положении 1973 г.

При этом данным Положением не регулировались гражданско-правовые отношения, возникающие в связи с их созданием и использованием.

По мнению профессора В. Ю. Лебедева приравнивание в рассматриваемый период правового режима охраны селекционных достижений к правовому режиму охраны изобретений было неэффективно, так как для селекционных достижений был сохранён особый порядок апробации, испытания и регистрации, то есть данное приравнивание не носило характера полной аналогии. Кроме того, у автора селекционного достижения отсутствовала возможность получить патент.

До 1980-х гг. в мировой практике патенты выдавались в основном на технические изобретения и открытия. Лишь в 1980 г. Верховный Суд США решил, что патент может выдаваться на любой биологический вид.

Круг селекционных достижений, подпадающих под охрану, расширился со вступлением в силу постановления коллегии Госкомизобретений от 20.12.1984 № 12(25) «О признании изобретениями объектов генной инженерии», которое стало ответом на достижения научно-технического прогресса и появление новых методов создания сортов растений и пород животных.

Российская Федерация является участником Соглашения о взаимной правовой охране сортов культурных растений, заключённого 21.01.1988 в г. Москве между СССР, Болгарией, Венгрией, ГДР, Румынией, Чехословакией, Югославией. Согласно данному соглашению обладатели прав на селекционные достижения, зарегистрированные в других странах, при ввозе нового сорта на территорию РФ при условии предъявления национальных документов, подтверждающих их права на данный сорт, проходят только процедуру допуска нового сорта к использованию и по результатам данной процедуры регистрируют новый сорт в Государственном реестре селекционных достижений, допущенных к использованию [11].

К концу 1989 г. был разработан проект закона СССР «Об охране прав селекционеров», ориентированный на самостоятельность селекционных достижений в качестве объекта правового регулирования. Данный проект закона предусматривал право селекционеров на получение патентов, содержал определение понятий «селекционное достижение» и «охраняемое селекционное достижение». Данный проект практически без изменений лёг в основу закона РФ от 06.08.1993 № 5605–1 «О селекционных достижениях».

Согласно данному закону впервые в отечественном законодательстве право на селекционное достижение стало защищаться патентом, срок действия которого составлял 30 лет, а по сортам винограда, древесным декоративным, плодовым и лесным породам — 35 лет, что на 10 лет превышает срок, установленный международной конвенцией. Кроме того, согласно рассматриваемому закону, субъектом права на селекционное достижение являлось только физическое лицо, создавшее данное селекционное достижение. Таким образом, селекционные станции перестали быть субъектами права на селекционное достижение за исключением права на служебное селекционное достижение. Согласно нормам данного закона, автор селекционного достижения не мог одновременно иметь на него патент и авторское свидетельство, так как согласно ст. 22 Закона, авторское свидетельство удостоверяло право авторства и право на получение вознаграждения от патентообладателя за использование селекционного достижения. Таким образом, смысл указанного выше ограничения заключался в том, чтобы исключить возможность одного и того же лица дважды (как автор и как патентообладатель) получить вознаграждение за одно и то же селекционное достижение.

Органом, уполномоченным на выдачу патентов, согласно Закону о селекционных достижениях 1993 г., являлась Государственная комиссия РФ по испытанию и охране селекционных достижений [5].

Данный закон получил положительное заключение Международного союза по охране новых сортов растений. За почти 15 лет своего существования в данный закон не было внесено ни одного изменения, а в 2006 г. он практически без изменений вошёл в главу 73 ГК РФ.

Правовая норма о защите селекционных достижений на законодательном уровне впервые появилась в основах гражданского законодательства СССР 1991 г. в ст. 152 раздела V «Право на изобретение и другие результаты творчества, используемые в производстве», согласно которой «исключительное право на селекционные достижения (новые сорта растений и породы животных) охраняется на условиях и в порядке, устанавливаемых законодательными актами Союза СССР [3]. Данная статья интересна тем, что впервые законодатель даёт понятие селекционного достижения, понимая под ним новые сорта растений и породы животных, а также определяет особое значение селекционных достижений и их нетождественность изобретениям.

Окончательно право на селекционные достижения отделилось от изобретательского права с принятием 06.08.1993 Закона Российской Федерации № 5605–1 «О селекционных достижениях».

Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, заключённое в Марракеше 15 апреля 1994 г., регулировала интеллектуальные права на сорта растений при совершении международных сделок. Данным соглашением система интеллектуальных прав на селекционные достижения была ещё больше приближена к системе интеллектуальных прав на технические изобретения и открытия. В частности, существенно расширились и приблизились по своему содержанию к правам владельцев патентов не технические изобретения права владельцев прав на новые сорта. В случае, если новый сорт был выведен от уже защищённого патентом сорта, он не мог считаться собственным. Минимальный срок защиты интеллектуального права на селекционное достижение был увеличен до 20–25 лет.

28.04.1998 Российская Федерация присоединилась к Международной конвенции по охране новых сортов растений (Постановление Правительства РФ от 18.12.1997 № 1577), став 36-м её членом.

Таким образом, правовое регулирование права собственности на селекционные достижения долгое время совпадало с правовым регулированием изобретений и лишь во 2-ой половине XX века выделилось в самостоятельный правовой институт. В советское время правовое регулирование общественных отношений в сфере селекционных достижений регулировалось подзаконными нормативными правовыми актами. На законодательном уровне впервые термин «селекционные достижения» появился в основах гражданского законодательства СССР 1991 г.

Литература:

  1. Вавилов Н. И. Проблема происхождения культурных растений в современном понимании// Природа.- 1978. — № 2. С. 54–63.
  2. Вавилов Н. И. Избранные произведения в двух томах. Том 1. — Ленинград: Наука, 1967. — 434 с.
  3. Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. № 26. Ст. 733.
  4. Гуляев В. И. Земледелие древних майя // Природа — 1982. — № 9. С. 88–97.
  5. Закон РФ от 06.08.1993 № 5605–1 «О селекционных достижениях». Ведомости Съезда Народных Депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. № 36. Ст. 1436.
  6. Колхозно-кооперативное законодательство. Сборник директивных, законодательных и ведомственных постановлений / Под ред. Ф. Белолуцкого. М., 1931. С. 64–66.
  7. Манифест от 17.07.1812 «О привилегиях на разные изобретения и открытия в художествах и ремеслах».
  8. Пиленко А. А. Право изобретателя. 3-е изд. М.: Статут, 2013. С. 114.
  9. Победоносцев К. П. Курс гражданского права. Первая часть: Вотчинные права. Серия «Классика российской цивилистики». М., 2002. С. 721.
  10. Сергеев А. П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Изд-во Проспект, 2004.
  11. Синельникова В. Н. Создание и использование новых сортов растений как основа безопасности отечественных продуктов питания // Хозяйство и право. 2013. N 8. С. 16, 17.
  12. Синельникова В. Н., Конон В. С. Право на сорт: от авторского свидетельства к индустриальному патенту // Бухучет в сельском хозяйстве. 2008. № 4.
  13. Шершеневич Г. Ф. Авторское право на литературные произведения. Казань, 1891. С. 28.
Задать вопрос