Использование охраноспособных объектов в аудиовизуальных произведениях | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 30 января, печатный экземпляр отправим 3 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Авторское право и смежные права

Опубликовано в Новый юридический вестник №9 (23) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 02.11.2020

Статья просмотрена: 13 раз

Библиографическое описание:

Тришкина, Е. А. Использование охраноспособных объектов в аудиовизуальных произведениях / Е. А. Тришкина. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2020. — № 9 (23). — С. 32-34. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/180/5672/ (дата обращения: 16.01.2021).



Аудиовизуальное произведение как средство массовой коммуникации воздействует на сознание людей и передает большой поток информации. За одну минуту кинофильма можно показать целую прожитую жизнь. Очередность сцен порождает сюжет, в котором запечатлены как сами актеры, так и окружающий их мир. Российская судебная практика в сфере интеллектуальной собственности на аудиовизуальные произведения идет по стопам американской практики. Относительно недавно российские суды начали применять субъективную оценку фактических обстоятельств [1], введя в оборот такое понятие, как «сюжетообразующий объект».

Сюжетообразующий объект по смыслу применения российской судебной практики — это такой объект, вещь, на которую делают акцент во время сьемки аудиовизуального произведения. Такой объект рассматривается не просто как вещь, принадлежащая по праве собственности, но и как объект интеллектуальной собственности, который имеет исключительные права.

В одном из дел — Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15.02.2017 N С01–39/2017 по делу N А40–233779/2015 — применяется понятие «сюжетообразующий объект», который говорит о том, когда такой объект является объектом материального мира. «Исходя из анализа характера и построения сцены фильма, построения диалогов актеров и происходящих действий, при создании данной сцены акцентировалось внимание не на литературном произведении Л. Н. Толстого «Анна Каренина», а на конкретном объекте материального мира — коллекционном издании данного произведения, при создании которого был использован авторский дизайн обложки произведения и иллюстраций к нему: главным объектом сцены является книга, используемая в качестве подарка; согласно сценарию, оба участвующих в сцене героя неоднократно обращают внимание на внешние характеристики книги: «коллекционное издание», «очень дорогая книга»«. [2]. Важно отметить, что само произведение Л. Н. Толстого «Анна Каренина» находится в общественном достоянии, так как срок правовой охраны авторским правом истек, а сама книга в дизайнерской обложке как вещь являлась главным объектом сцены. Такая обложка и послужила основанием нарушения исключительных прав на произведение, воплощенное в реквизите.

Интересно, что российская судебная практика, в отличие от американской, не выделяет какие-либо критерии и разграничения помимо вопроса, «сделан ли акцент на данной вещи». В американской судебной практике есть четыре фактора, которые играют какую-либо роль при решении вопроса, нарушены ли чьи-либо интеллектуальные права или нет:

1) цель и характер использования, в том числе, является ли такое использование коммерческим или некоммерческим;

2) характер произведения, защищенного авторским правом;

3) объем и обоснованность взятой части, используемой в отношении защищенного авторским правом произведения в целом;

4) влияние использования на потенциальный рынок или стоимость произведения, защищенного авторским правом. [3]

Также немаловажен принцип de minimis, который учитывается при вынесении судебного решения и Fair use, добросовестное использование. Суть de minimis состоит в том, что закон не будет налагать юридических последствий, если несанкционированное копирование является достаточно тривиальным. [4] В делах о защите исключительных прав на произведения суды используют доктрину de minimis тремя способами: [5]

  1. Как часть анализа существенного сходства (substantial similarity) объектов авторского права (если нет существенного сходства, то нет и факта нарушения).
  2. Как часть анализа на справедливое использование (fair use). [6]
  3. Как самостоятельную защиту от претензий в нарушении авторских прав при небольшой важности нарушения. [7]

Понять, где находится та грань дозволенного использования и нарушение чьих-либо прав, не представляется возможным, поскольку каждый случай в Америке рассматривается индивидуально. Например, в деле Ringgold v. Black Entertainment Television, Inc., 126 F. 3d 70 (2d Cir. 1997) суд первой инстанции признал нарушением использования плаката на заднем фоне актеров в фильме «Рок». В общей сложности плакат был показан 26,75 секунды. Однако, рассмотрев в апелляционной инстанции дело, суд указал, что de minimis не был рассмотрен судом полностью по четырем факторам, которые указаны выше в настоящей статье. Во-первых, техническое нарушение право настолько мало, что применять санкции за такое использование не представляется разумным. Во-вторых, в деле нет спора о копировании плаката, поскольку никто не пытался сделать копию или использовать часть плаката, а использовал выпущенный и приобретенный законным путем плакат полностью. В-третьих, использование плаката было минимальным, причем особого акцента на него сделано не было. Расчет скопированного, воспроизведенного материала, который нарушает права в аудиовизуальном произведении, рассчитывается из общего объема произведения. В-четвертых, фактора влияния объемов продаж зафиксировано не было.

Таким образом, решение районного суда отменено, и дело направлено на новое рассмотрение. [8]

Что касается российского законодательства, то любое использование произведения без разрешения правообладателя является нарушением, если такое использование не подпадает под «свободное использование».

Однако в мире современных технологий авторы по причине неосмотрительности сами предоставляют другим лицам право на использования своего произведения. Так, автор аудиовизуального произведения, выложив свое творчество на интернет-сервисе YouTube под названием «Новый Афон», не смог доказать нарушения своих исключительных прав, а именно неправомерное использование аудиовизуального произведения при показе телепередачи «Поедем, поедим».

Важную роль сыграло пользовательское соглашение интернет-сервиса YouTube, в котором прописаны условия предоставления лицензии на контент, выгружаемый на платформу. В пп. 8.1 п. 8 Пользовательского соглашения сервиса www.youtube.com, «при загрузке или размещении контента на YouTube пользователь представляет каждому пользователю YouTube неисключительную безвозмездную лицензию на территории Российской Федерации и других стран мира на доступ к указанному контенту через службу, а также на использование указанного контента и, в частности, права на воспроизведение, распространение, переработку или создание из него производных произведений, публичный показ, доведение до всеобщего сведения, а также публичное исполнение подобного контента». [9]

Суд установил отсутствие нарушения исключительных прав автора аудиовизуального произведения, в связи с чем истцу было отказано в выплате денежных средств.

Таким образом, произведение можно использовать, если:

1) срок правовой охраны истек и произведение перешло в общественное достояние;

2) заключен договор с правообладателем на использование произведения;

3) заключен договор с компанией, обществом или интернет-сервисом, которые предоставляют право на использования произведения;

4) автор в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» предоставил право на использования произведения;

5) произведение используется в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. [10]

Литература:

  1. Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15.02.2017 N С01–39/2017 по делу N А40–233779/2015 // СПС «Консультант Плюс»
  2. [Электронный ресурс] // Режим доступа http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=SIP&n=28869#034151208711433956 (дата обращения 24.02.2020 г.)
  3. [Электронный ресурс] // Режим доступа https://www.law.cornell.edu/uscode/text/17/107 (дата обращения 01.03.2020 г.)
  4. Knickerbocker Toy Co. v. Azrak-Hamway Int'l, Inc., 668 F.2d 699, 703 (2d Cir.1982)
  5. Andrew Inesi. A theory of de minimis and proposal for its application in copyright, 21 Berkeley Tech. L.J. 945, 960 (2006).
  6. § 107 Акта об авторском праве США устанавливает, что одним из обязательных условий анализа того, относится ли использование произведения к справедливому использованию, является анализ количества и существенности использованного материала (17 U. S. C. § 107).
  7. [Электронный ресурс] // Режим доступа http://jursite.garant.ru/asp/prevention-of-claims-of-copyright-infringement-in-the-film-industry-jurisprudence-of-the-us-and-russia (дата обращения 01.03.2020 г.)
  8. [Электронный ресурс] // Режим доступа https://law.justia.com/cases/federal/appellate-courts/F3/126/70/497885/ (дата обращения 01.03.2020 г.)
  9. Апелляционное определение Московского городского суда от 28.08.2019 по делу N 33–37785/2019 // СПС «Консультант Плюс»
  10. [Электронный ресурс] // Режим доступа http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_64629/84bbd636598a59112a4fe972432343dd4f51da1d/ (дата обращения 01.03.2020 г.)
Задать вопрос