Процессуальное значение заключения эксперта в гражданском и арбитражном процессе, административном судопроизводстве: проблемы использования | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 30 января, печатный экземпляр отправим 3 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Гражданское право и процесс

Опубликовано в Новый юридический вестник №9 (23) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 29.10.2020

Статья просмотрена: 42 раза

Библиографическое описание:

Лезнева, А. Ф. Процессуальное значение заключения эксперта в гражданском и арбитражном процессе, административном судопроизводстве: проблемы использования / А. Ф. Лезнева. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2020. — № 9 (23). — С. 11-15. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/180/5649/ (дата обращения: 22.01.2021).



В статье автор рассматривает теоретические основы классификации доказательств, анализирует судебную практику на предмет использования заключения эксперта, как способа доказывания по гражданским и арбитражным делам, делам об административных правонарушениях, проблемы, возникающие на практике.

Ключевые слова: заключение эксперта, РФ, суд, дело, доказательство, назначение экспертизы.

Рассмотрение в суде гражданского, арбитражного или административного дела не может быть реализовано без предоставления доказательств, их оценки.

Ч.1 ст. 55 ГПК РФ [2], установлено, что доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела Аналогичное определение дано ч.1 ст. 64 АПК РФ [1], ч.1 ст. 59 КАС РФ [3].

Судебные доказательства — это сведения о фактах, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, полученные в установленном законом порядке из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов [5].

Судебные доказательства служат средством установления фактических обстоятельств дела. Поэтому сведения о фактах составляют ядро судебных доказательств. По содержанию сведения о фактах должны правильно отражать обстоятельства, имеющие значение для дела. Ложные или ошибочные показания свидетелей, заключения экспертов, подложные документы и т. д. не являются фактическими данными и не имеют доказательственного значения. Использование в качестве доказательств недостоверных сведений ведет к вынесению незаконных решений, к судебным ошибкам. Поэтому задача суда — проверить достоверность доказательств, представленных в суд [7].

В целях получения более глубокого знания о доказательствах проводится их классификация. Деление доказательств производится по какому-либо существенному признаку, позволяющему выявить между ними различия и сходства. Признак, по которому осуществляется деление на виды, называется основанием классификации. В процессуальной науке наиболее распространенной является следующая классификация доказательств. По характеру связи содержания доказательств с доказываемым фактом они делятся на прямые и косвенные. По процессу формирования сведений о фактах доказательства подразделяются на первоначальные и производные. По источнику доказательств они подразделяются на личные и предметные в зависимости от того, является ли источником доказательства человек или материальный объект. К личным доказательствам относятся объяснения сторон, третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов. К предметным — письменные, вещественные доказательства, аудио- и видеозаписи. Следует отметить, что в процессуальной науке высказываются и другие точки зрения относительно классификации доказательств по их источнику. Так, к личным доказательствам, кроме объяснений сторон, третьих лиц, показаний свидетелей и заключений экспертов, отдельные авторы относят еще и письменные доказательства, поскольку они всегда исходят от конкретных лиц, и не имеет значения, что содержание закреплено на материальном объекте [6].

Одним из средств доказывания, предусмотренных ч. 1 ст. 55 ГПК РФ [2], ч. 2 ст. 64 АПК РФ [1] и ч. 2 ст. 59 КАС РФ [3], является заключение эксперта, которое представляет собой результат исследования, проведенного лицом, обладающим специальными знаниями, с целью получения новых сведений об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Довольно длительное время в юридической доктрине господствовало мнение, в соответствии с которым специальные знания в первую очередь следует отграничивать от знаний, относящихся к области права, которыми обладают судьи и должны их применять в процессе разрешения конкретных дел. Из этого положения вытекает общепризнанный запрет назначения в гражданском, арбитражном процессах и административном судопроизводстве экспертизы для разрешения правовых вопросов, в том числе касающихся содержания и порядка применения норм иностранного права, поскольку эксперт привлекается судом для установления конкретных фактов, а не для разрешения вопросов права. Причем такая позиция относительно сущности специальных знаний, основываясь на нормах действующего процессуального законодательства, сохраняет свое главенствующее положение и в современной процессуальной литературе, а также поддерживается судебной практикой [7].

В современной теории процессуального права заключение эксперта принято относить в категории первичного доказательства, в общей классификации доказательств. Т. е. заключение эксперта, это доказательство, которое формируется в результате непосредственного воздействия искомого факта на носитель информации. Во всяком случае, именно такое определение первичного доказательства дается в литературе [6].

Как средство доказывания, в соответствии с ч. 1 ст. 55 ГПК РФ [2], ч. 2 ст. 64 АПК РФ [1] и ч. 2 ст. 59 КАС РФ [3], заключение эксперта, представляет собой результат исследования, проведенного лицом, обладающим специальными знаниями, с целью получения новых сведений об обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Назначение экспертизы, как процессуального действия, результатом которой будет являться заключение эксперта, регламентируется ст. 79 ГПК РФ [2], ст. 82 АПК РФ [1], ст. 77 КАС РФ [3]. В случае возникновения в ходе рассмотрения гражданского, арбитражного или административного дела вопросов, требующих специальных знаний, суд назначает экспертизу, которая может быть поручена экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

Например, при рассмотрении гражданского дела о признании права собственности на самовольную постройку, необходимо разрешить вопрос о сохранении самовольно возведенного строения. Так как суд, может признать данное право за истцом в случае соблюдения ряда условий, в том числе, в случае соответствия строительной-техническим нормам, что позволяет сделать вывод о безопасности эксплуатации постройки. Истцу необходимо доказать факт безопасности, следовательно, без заключения эксперта в данной области не обойтись ни истцу, ни суду при рассмотрении дела.

По сложившейся практике рассмотрения данной категории гражданских дел, указанное заключение передается суду на стадии подачи искового заявления, т. е. у суда уже есть возможность предварительно ознакомиться с доказательством.

По делу № 2–3763/2020 [11] Ангарским городским судом Иркутской области вынесено решение об удовлетворении требований истца о признании за ним права собственности на самовольную постройку, жилой дом. Выводы суда основаны на предоставленных истцом заключении эксперта, заключении специалиста. Данные доказательства были получены истцом самостоятельно, судом процессуальные действия по назначению экспертизы не проводились. Суд, принимает данные доказательства, как допустимые. Оценивая заключение эксперта в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, суд полагает, что данное заключение является допустимым доказательством, так как оно выполнено специалистом, который имеет соответствующую квалификацию и образование. Выводы специалиста подробно мотивированы с указанием используемой литературы, подходов и методов, применяемых при оценке. Доказательств, указывающих на недостоверность проведенного исследования, либо ставящих под сомнение его выводы, суду не представлено.

Автор, считает, с точки зрения процессуального действия, данное заключение недопустимо. Так как не соответствует процессуальному требованию о его назначении и получении, а также того факта, что ответчик не участвовал в вопросе о назначении экспертизы, соответственно не мог предложить эксперту на разрешение свои вопросы.

Каждая сторона должна доказать обстоятельства, на которые она ссылается. Законодатель возложил данное обязательство не только на истца, но и на ответчика. Следовательно, в аналогичных гражданских делах в случае, если ответчик не проявляет настойчивого интереса к тому, чтобы в иске истцу было отказано, указанный формат заключения эксперта и специалиста, как доказательства, допустим. Однако, истцу, его представителю или адвокату, по мнению автора, разумнее заявить о проведении экспертизы в процессе рассмотрения гражданского дела.

В случае отсутствия договора подряда или признания его незаключенным стоимость выполненных работ можно установить заключением эксперта.

В Определении ВАС РФ от 05.02.2010 N ВАС-9393/09 по делу N А34–693/2008, указано, что суды при рассмотрении дела, применив положения статей 432, 708, 740 Гражданского кодекса Российской Федерации, дали правовую оценку спорным договорам, признав их незаключенными, указав на отсутствие в этих договорах существенных условий, необходимых для договоров данного вида. При этом суды пришли к выводу о том, что между сторонами сложились внедоговорные подрядные отношения, регулируемые положениями главы 37 Гражданского кодекса Российской Федерации. С учетом проведенной по настоящему делу судебной строительно-технической экспертизы, суды, установив факт неоплаты предпринимателем выполненных работ, взыскали с него указанную сумму [12].

Другой вопрос, связанный с применением заключения эксперта, как доказательства, касается арбитражного процесса. Согласно ч. 1 ст. 82 АПК РФ [1] для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле. В случае, если назначение экспертизы предписано законом или предусмотрено договором либо необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства, либо если необходимо проведение дополнительной или повторной экспертизы, арбитражный суд может назначить экспертизу по своей инициативе.

Данная норма не является новой, однако на практике суды нередко отказывают в проведение экспертизы. Анализ практики высшей судебной инстанции показывает, что нарушение или неправильное применение данной нормы процессуального права достаточно часто является основанием для отмены судебных актов. При этом в большинстве случаев Судебная коллегия ВС РФ указывает на необоснованный отказ суда в удовлетворении ходатайства о проведении экспертизы, на то, что такой отказ лишает сторону процесса возможности реализации принадлежащих ей процессуальных прав и обязанностей по доказыванию возражений на иск, имеющих существенное значение для дела, а также на то, что проведение экспертизы является необходимым условием вынесения законного и обоснованного судебного акта [8].

Как указано в п. 3 Постановление Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе», если при рассмотрении дела возникли вопросы, для разъяснения которых требуются специальные знания, и согласно положениям Кодекса экспертиза не может быть назначена по инициативе суда, то при отсутствии ходатайства или согласия на назначение экспертизы со стороны лиц, участвующих в деле, суд разъясняет им возможные последствия не заявления такого ходатайства (отсутствия согласия). В случае если такое ходатайство не поступило или согласие не было получено, оценка требований и возражений сторон осуществляется судом с учетом положений статьи 65 АПК РФ о бремени доказывания исходя из принципа состязательности, согласно которому риск наступления последствий несовершения соответствующих процессуальных действий несут лица, участвующие в деле (часть 2 статьи 9 Кодекса) [4].

Следовательно, при рассмотрении арбитражного дела, суд не остается сторонним наблюдателем, а опосредованно принимает участие в процессе доказывания, что имеет существенное отличие от гражданского процесса.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ в Определении от 31 марта 2016 г. N 305-ЭС15–16158 обратила внимание на то, что при рассмотрении спора судом не предлагалось сторонам рассмотреть вопрос о назначении экспертизы и не разъяснялись правовые последствия несовершения такого процессуального действия. Таким образом, суду следует прежде всего изучить доводы и возражения лиц, участвующих в деле. Если экспертиза не может быть назначена по инициативе суда и необходимо волеизъявление лиц, участвующих в деле, суд должен, во-первых, указать на необходимость проведения судебной экспертизы по возникшим вопросам, которые требуют специальных знаний и имеют непосредственное отношение к предмету доказывания по делу, во-вторых, разъяснить правовые последствия не заявления соответствующего ходатайства [8].

Анализ практики рассмотрения дел об административных правонарушениях, а также процессуальных положений КоАП РФ, позволяет заключить, что основным видом процессуальной формы использования специальных знаний в административно-юрисдикционном процессе, является судебная экспертиза. Ее сущность состоит в анализе по заданию судьи, органа или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, сведущим лицом — экспертом — предоставляемых в его распоряжение материальных объектов экспертизы (вещественных доказательств), а также различных документов с целью установления фактических данных, имеющих значение для правильного разрешения дела. По результатам исследования эксперт составляет заключение, которое служит одним из предусмотренных законом источников доказательств, а фактические данные, содержащиеся в нем, — доказательствами [9].

В отличие от АПК РФ, кодекс административного судопроизводства, а также ГПК РФ содержат положение, согласно которому в случае уклонения стороны от участия в экспертизе, непредставления экспертам необходимых документов и материалов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам административного дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для данной стороны экспертиза имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым [3].

С точки зрения практики применения, возможность доказать позицию по делу с помощью проведения судебной экспертизы, безусловно важна. Но полученное в результате исследования экспертное заключение суду необходимо оценить. В этом случае правильная квалификация заключения эксперта в общей классификации доказательств имеет очень важное значение, поскольку позволяет более качественно подходить к определению допустимости и достаточности доказательств.

По общему правилу заключение эксперта принято относить к личному, первичному виду доказательств. По признаку источника доказательств, некоторые ученые относят заключение эксперта к смешанному виду доказательств.

Такая точка зрения обосновывается тем, что информация о фактах извлекается из двух источников — личного и вещественного. Так, эксперт, изучая предмет, преобразует полученные из этого источника вещественного доказательства сведения, сам становится источником личного доказательства — заключения эксперта [6].

В пользу данного факта высказывался В. В. Ярков, толкование заключения эксперта с точки зрения источника формирования доказательств, неоднозначно. Само заключение эксперта составляется в письменной форме, отсюда оно должно быть отнесено к вещественному доказательству. В то же время эксперт, давший письменное заключение, может быть допрошен в суде. В этом случае показания эксперта — доказательство личного характера. Эта двойственность природы формирования доказательства делает возможным говорить о смешанном характере заключения эксперта, который соединяет вещественные и личные источники формирования [5].

По мнению Д. В. Гончарова и И. В. Решетниковой, заключение эксперта можно в равной степени отнести как к личным (ибо проводит исследование и составляет заключение конкретное лицо — эксперт), так и к вещественным доказательствам (ибо результат исследования материализуется в форме письменного заключения) [10].

Суд оценивает заключение эксперта, как специалиста, при этом не дает описания и оценки заключению как документу, ведь передано оно в материалы дела истцом, а не поступило от эксперта непосредственно.

При исследовании судебной практики автор выявил, в качестве доказательства безопасности самовольной постройки и необходимости ее сохранения, судом принимается акт объемно-планировочных решений, выполненный сторонней проектной организацией. Данное доказательство оценивается судом как достаточное и допустимое. При этом, по мнению автора, оценка дается документу, как вещественному доказательству, а не заключению, как источнику, основанному на специальных знаниях. Т. е. указанный акт ставится по доказательственной ценности наравне с заключением эксперта. Тогда как указанный акт является частью проектной документации, и не может выступать как доказательство безопасности уже построенного сооружения. По делу № 2–280/2020 Решение Ангарского городского суда № 2–280/2020 2–280/2020(2–6175/2019;)~М-5579/2019 2–6175/2019 М-5579/2019 от 12 февраля 2020 г. [13], по делу № 2–223/2020 Решение Ангарского городского суда № 2–223/2020 2–223/2020(2–5989/2019;)~М-5365/2019 2–5989/2019 М-5365/2019 от 28 января 2020 г. [14] судом дана оценка доказательству, указывающему на безопасность возведенных строений, суд находит их достоверными, так как указанные органы не заинтересованы в результатах рассмотрения дела, их заключения объективны, основаны на технических, санитарных, противопожарных нормах и правилах. Согласно заключению в Акте технического освидетельствования строения не нарушают права и законные интересы граждан и не создают угрозу их жизни и здоровью.

По нашему мнению, в указанных гражданских делах суд принимает недопустимое доказательство, как первичное, в действительности не отражающее реальной ситуации о безопасности строений, и наряду с другими доказательствами оно положено в основу решения суда.

Заключение эксперта всегда связано с другими доказательствами по делу, так как является результатом их специального исследования. Несмотря на это, экспертное заключение относится к первоначальным, а не к производным доказательствам, поскольку эксперт не просто воспроизводит факты, а анализирует их на основе специальных познаний, предоставляя в распоряжение суда свои выводы — первичную информацию о фактах. Эти особенности экспертного заключения, вкупе с формой выводов эксперта (категоричных или вероятных), и определяют его доказательственную ценность [10].

По мнению автора, проанализированные факты, дополнительно указывают на необходимость более детального и глубокого подхода к исследованию классификации доказательств. К выработке на практике более конкретизированных подходов к определению и принятию такого вида доказательства, как заключение эксперта, зачастую решающего при рассмотрении как гражданских и арбитражных дел, так и дел по административным правонарушениям.

Литература:

  1. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (ред. от 28.12.2017) // Собр. законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.
  2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ) ред. от 03.04.2018) // Собр. законодательства РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.
  3. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08 марта.2015 г. N 21-ФЗ (ред. от 28.12.2017) // Собр. законодательства РФ. 2015. N 10. Ст. 1391.
  4. Постановление Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 N 23 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» [Электронный ресурс], Доступ из СПС «Консультант Плюс».
  5. Гражданский процесс: Учебник для студентов высших юридических учебных заведений. [Электронный ресурс] / под ред. В. В. Ярков. — 10-е издание, переработанное и дополненное. «Статут», 2017. Доступ из СПС Консультант плюс.
  6. Гражданский процесс: учебник [Электронный ресурс] / под ред. М. К. Треушникова. 5-е изд., перераб. и доп. М., 2014. Доступ из СПС Консультант Плюс. (гл. 15, § 2)
  7. Курс доказательственного права: Гражданский процесс. Арбитражный процесс. Административное судопроизводство. [Электронный ресурс] 2-е издание, переработанное и дополненное /под ред. М. А. Фокиной, «Статут», 2019, Доступ из СПС Консультант плюс. (гл. 1, § 2,)
  8. Особенности арбитражного производства: учебно-практическое пособие. [Электронный ресурс] под ред. И. В. Решетниковой. «Юстиция», 2019, Доступ из СПС «Консультант Плюс». (гл. 6)
  9. Кузякин, Ю. П. Проблемы совершенствования правового регулирования производства судебных экспертиз по делам об административных правонарушениях / Ю. П. Кузякин, Е. П. Россинская. — Текст: электронный // Журнал российского права. — 2005. — № 10. — С. 45–57. www.elibrary.ru (дата обращения: 27.10.2020).
  10. Епатко, М. Ю. Оспаривание экспертного заключения в арбитражном (гражданском) процессе / М. Ю. Епатко. — Текст: электронный // Арбитражные споры. — 2014. — № 2. Доступ из СПС Консультант плюс.
  11. По делу № 2–3763/2020 [Электронный ресурс]: решение Ангарского городского суда от 28 сентября 2018 г. — URL: https://sudakt.ru (дата обращения 08.10.2020).
  12. По делу N А34–693/2008 [Электронный ресурс] Определении ВАС РФ от 05.02.2010 N ВАС-9393/09. Доступ из СПС «Консультант Плюс».
  13. По делу № 2–280/2020 Решение Ангарского городского суда № 2–280/2020 2–280/2020(2–6175/2019;)~М-5579/2019 2–6175/2019 М-5579/2019 от 12 февраля 2020 г. https://sudact.ru, дата обращения 08.10.2020 г.
  14. По делу № 2–223/2020 Решение Ангарского городского суда № 2–223/2020 2–223/2020(2–5989/2019;)~М-5365/2019 2–5989/2019 М-5365/2019 от 28 января 2020 г. https://sudact.ru, дата обращения 08.10.2020 г.
Задать вопрос