Соотношение несправедливых договорных условий со смежными правовыми понятиями | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 30 января, печатный экземпляр отправим 3 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: Гражданское право и процесс

Опубликовано в Новый юридический вестник №9 (23) ноябрь 2020 г.

Дата публикации: 22.10.2020

Статья просмотрена: 47 раз

Библиографическое описание:

Лисицкая, А. Ю. Соотношение несправедливых договорных условий со смежными правовыми понятиями / А. Ю. Лисицкая. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2020. — № 9 (23). — С. 15-18. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/180/5622/ (дата обращения: 22.01.2021).



Понятие несправедливых договорных условий в Гражданском кодексе Российской Федерации не закреплено, тем не менее, в законе используются схожие термины, такие как « обременительные условия», «невыгодные условия», «условия, ущемляющие права» и т. д. В статье проведен анализ позиций судов и ученых относительно соотношения несправедливых договорных условий с обременительными условиями (статья 428 ГК РФ) и невыгодными условиями договора (статья 179 ГК РФ).

Ключевые слова: договор, несправедливые договорные условия, контроль над несправедливыми условиями договора, слабая сторона договора.

The notion of unfair contractual conditions in the Civil Code is not fixed, however, the similar terms such as “exacting terms”, “disadvantages”, “conditions prejudicing rights” and others are used in the law. In this article the author undertook the analysis of the positions of courts and scientists regarding the relations of unfair contractual conditions with exacting terms (the article 428 of the Russian Civil Code and disadvantages (the article 179 of the Russian Civil Code).

Keywords : contract, unfair contractual conditions, control over unfair contract terms, weaker party of contract.

В Российском законодательстве понятие «несправедливые договорные условия» не закреплено, однако в Гражданском кодексе Российской Федерации и других законодательных актах используются схожие термины: «явно обременительные условия», «крайне невыгодные условия», «условия, ущемляющие права» и т. д.

Впервые в судебной практике исследуемое нами понятие получило определение в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах». ВАС РФ указал, что несправедливыми являются формально законные, но явно обременительные для одной из сторон и существенным образом нарушающие баланс интересов участников договора условия.

Выделяют два обязательных признака, характеризующих несправедливые договорные условия:

– содержательный признак, который предполагает, что условие договора не противоречит закону, но является обременительным для одной стороны договора и существенным образом нарушает баланс интересов сторон;

– процедурный признак, подразумевающий, что несправедливое условие было включено в договор в результате недобросовестного поведения стороны, которая разработала условия, навязав свою волю слабой стороне договора [13, с. 155].

В российской правоприменительной практике не до конца сформировано понимание института несправедливых договорных условий, поэтому задачей настоящей статьи является анализ точек зрения относительно соотношения понятия «несправедливые договорные условия» со смежными правовыми понятиями, такими как «явно обременительные условия» в контексте статьи 428 ГК РФ и «крайне невыгодные условия» по смыслу статьи 179 ГК РФ.

В п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ «О свободе договора и ее пределах» суд указал на возможность применения пункта 2 статьи 428 ГК РФ к регулированию несправедливых договорных условий. Указанная норма предусматривает право суда по иску присоединившейся стороны расторгнуть или изменить договор, если при его заключении слабой стороне были навязаны явно обременительные условия. По мнению ученых, регулирование несправедливых договорных условий имплицитно уже присутствует в статье 428 ГК РФ. Еще в 1995 г. В. В. Витрянский отмечал, что по замыслу авторов ГК РФ, норма о договоре присоединения должна была осуществлять функцию контроля над справедливостью условий договора [1]. Тем не менее, в п. 2 статьи 428 ГК РФ отсутствует указание на несправедливость регулируемых данной нормой условий. Единственным признаком, упомянутым как в п. 9 Постановления ВАС РФ «О свободе договора и ее пределах», так и в п. 2 статьи 428 ГК РФ, является явная обременительность договорных условий.

Проведем сравнение квалифицирующих признаков несправедливых договорных условий и признаков, присущих явно обременительным условиям договора в контексте статьи 428 ГК РФ.

Во-первых, обстоятельства, которые служат основанием для расторжения или изменения договора присоединения (содержащего явно обременительные условия) и договора с несправедливыми условиями, не связаны с незаконностью договора или его отдельных условий [2]. И несправедливые и явно обременительные условия договора формально не противоречат императивным нормам права.

Во-вторых, Пленум ВАС РФ в Постановлении «О свободе договора и ее пределах» прямо указал на критерий явной обременительности как квалифицирующий признак несправедливого договорного условия. Обременительность является оценочным понятием. По мнению А. И. Савельева, «критерий явной обременительности закрепляет принцип справедливости договорных условий как идею сбалансированности прав и обязанностей сторон».

Однако в статье 428 ГК РФ отсутствует процедурный признак несправедливости условия договора, то есть отсутствует указание на недобросовестное поведение стороны в определении явно обременительного условия договора. Тем не менее, при анализе положений статьи 428 ГК РФ ученые приходят к обратному выводу. Например, по мнению Ю. Б. Фогельсона признак недобросовестности имплицитно раскрывается в п. 2 ст. 428 ГК РФ с помощью формулировки «сторона, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не согласилась бы на такие условия, если бы могла принять участие в их согласовании», которая описывает ситуацию «навязывания» контрагенту условий договора [16, с. 46]. А. А. Клочков также полагает, что признак недобросовестности присущ явно обременительным условиям, однако он не отражен в тексте статьи 428 ГК РФ [8].

На основании вышеизложенного можно прийти к выводу о тождественности понятий «несправедливые договорные условия» и «явно обременительные условия» в контексте статьи 428 ГК РФ.

В доктрине распространена точка зрения, согласно которой крайне невыгодные условия кабальных сделок (п. 3 статьи 179 ГК РФ) являются разновидностью несправедливых условий договора.

В науке и правоприменительной практике отмечается, что для признания сделки недействительной по мотиву ее кабальности, она должна обладать одновременно тремя признаками: она совершена потерпевшим на крайне невыгодных для него условиях; из-за стечения тяжелых обстоятельств; при сознательном недобросовестном использовании другой стороной сделки этих обстоятельств [15]. Самостоятельно каждый из этих признаков не является основанием для признания сделки недействительной (Апелляционное определение Пензенского областного суда от 05.12.2017 по делу № 33–4066/2017; Апелляционное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 28 октября 2013 г. по делу № 33–3880).

В литературе отсутствует единая позиция по поводу толкования понятия «крайняя невыгодность» кабальной сделки. По мнению Ф С. Хейфец, крайняя невыгодность означает «очевидную неравноценность получаемых по сделке благ и встречного удовлетворения за них» [17]. М. В. Кротов пишет, что «невыгодность проявляется в несоразмерности уплачиваемой цены и реальной стоимости продаваемой вещи» [3, с. 307]. А. В. Зарубин также полагает, что категория «невыгодность» — это экономическое, а не правовое понятие [5, с. 148].

М. А. Рожкова утверждает, что «крайне невыгодными» для потерпевшей стороны могут быть не только цена сделки, но и содержание услуг, сроки исполнения по сделке и т. п. [15]. Солидарную точку зрения выражает А. Г. Карапетов. По его мнению, включение в статью 179 ГК РФ понятия «невыгодные условия» является терминологической ошибкой. В данной статье должна идти речь о явно несправедливых, а не невыгодных условиях [6]. Похожая позиция выработана судами. Так, в Определении от 16.11.2016 по делу № 305-ЭС16–9313 Верховный суд Российской Федерации указал, что крайне невыгодными могут быть признаны условия, не соответствующие интересу потерпевшего лица и существенно отличающиеся от условий аналогичных сделок.

Под тяжелыми обстоятельствами необходимо понимать любые чрезвычайные обстоятельства (острой нужды, тяжелой болезни, крайней необходимости и т. п.), влекущие за собой необходимость совершения сделки на любых условиях [8, с. 67]. Считаем, что признак стечение тяжелых жизненных обстоятельств опосредует ситуацию явного неравенства переговорных возможностей. В силу указанных факторов слабая сторона договора не может влиять на формирование его условий.

Среди квалифицирующих признаков кабальной сделки выделяют и ее недобросовестность. Так, по мнению В. Ф. Яковлева: «Причиной недействительности кабальной сделки является именно нарушение принципа возмездности, эквивалентности, равновесия прав в результате недобросовестного использования одной стороной затруднительных обстоятельств, которые воздействовали на другую сторону» [20]. С этой точкой зрения солидарна и другие ученые [14, с. 66, 4]. Признак недобросовестности поведения стороны, навязавшей невыгодные условия потерпевшему, характеризует процедурную несправедливость соответствующего условия договора.

Таким образом, крайне невыгодные условия кабальной сделки обладают всеми квалифицирующими признаками несправедливых договорных условий.

Мы пришли к выводу о том, что и кабальные условия (п. 3 статьи 179 ГК РФ) и явно обременительные условия (статья 428 ГК РФ) являются несправедливыми договорными условиями в том смысле как они понимаются в Постановлении Пленума ВАС РФ «О свободе договора и ее пределах». При этом в научной литературе отмечается, что положения статьи 179 ГК РФ дублируют правила статьи 428 ГК РФ: «Договор может удовлетворять критериям кабальной сделки, но одновременно подпадать и под определение договора присоединения» [6]. Тем не менее, до внесения изменений в п. 3 статьи 428 ГК РФ пересечение указанных правовых режимов достаточно редко возникало на практике, поскольку признаком договора присоединения является стандартность его условий, а условия кабальной сделки чаще всего формулируются специально для того, чтобы извлечь максимум выгоды из тяжелого положения другой стороны [12, с. 315]. Напомним, что в рамках реформы гражданского законодательства редакция п. 3 статьи 428 ГК РФ была изменена Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации». Теперь указанная норма в качестве основания для применения механизма судебного реагирования на включение в договор несправедливых условий предусматривает лишь критерий сопоставимости переговорных возможностей сторон и возможности слабой стороны влиять на содержание договора. При этом суд может применить последствия, предусмотренные п. 2 статьи 428 ГК РФ, к любым индивидуально несогласованным условиям договора, навязанным слабой стороне: не имеет значения, является ли оспариваемый договор договором присоединения.

Реформа обязательственного права поспособствовала пересечению сфер применения норм статьи 428 ГК РФ и пункта 3 статьи 179 ГК РФ. Если ранее статья 428 ГК РФ применялась лишь к стандартизированным условиям, то теперь она применима и к нестандартизированным договорам, условия которых сформулированы для извлечения максимальной выгоды из тяжелого положения контрагента. Из-за стечения тяжелых обстоятельств у одной из сторон может возникнуть неравенство переговорных возможностей, и, следовательно, это может привести к затруднению в согласовании иного содержания условий договора. Таким образом, почти любой договор, соответствующий признакам кабальности, теоретически может подпадать под действие режима статьи 428 ГК РФ. Тем не менее, поскольку правила п. 3 статьи 428 ГК РФ не применяются в индивидуально согласованным условиям договора, наиболее вопиющие случаи недобросовестности одной из сторон, отразившиеся в индивидуально согласованных условиях договора, могут быть разрешены в путем применения механизма, заложенного в пункте 3 статьи 179 ГК РФ.

На основании изложенного можно прийти к выводу, что защита слабых участников договорных правоотношений от несправедливых договорных условий осуществляется при помощи разных правовых конструкций, заложенных в ГК РФ.

Литература:

  1. Витрянский В. В. Гражданский кодекс о договоре // Вестник Высшего арбитражного суда Российской Федерации. 1995. № 10. С. 100–118.
  2. Витрянский В. В. Некоторые аспекты учения о гражданско-правовом договоре в условиях реформирования гражданского законодательства // Проблемы развития частного права: Сборник статей к юбилею Владимира Саурсеевича Ема / отв. ред. Е. А. Суханов, Н. В. Козлова. М.: Статут, 2011. 559 с.
  3. Гражданское право: учеб.: в 3 т. 4-е изд., перераб. и доп. / Е. Ю. Валявина, И. В. Елисеев [и др.]; под ред. А. П. Сергеев, Ю. К. Толстой. М.: Проспект, 2008. 895 с.
  4. Гуев А. Н. Постатейный комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. Изд., доп. и перераб. М.: Экзамен. 2006. 767 с.
  5. Зарубин А. В. Недействительность сделок с пороками воли: дисс. … канд. юрид. наук. Краснодар. 2003. 182 с.
  6. Карапетов А. Г., Савельев А. И. Свобода договора и ее пределы: в 2 т. М.: Статут, 2012. Т. 2: Пределы свободы определения условий договора в зарубежном и российском праве. 453 с.
  7. Кирилловых А. А. Защита прав потребителей: вопросы правового регулирования. М.: Деловой двор, 2012. 304 с.
  8. Киселев А. А. Недействительность сделок с пороками воли. Монография. М.: Юрист, 2003. 77 с.
  9. Клочков А. А. Стандартные (общие) условия договоров в коммерческом обороте: правовое регулирование в России и зарубежных странах: дис. … канд. юрид. наук. М., 2000. 210 с.
  10. Кратенко М. В. Несправедливые условия в договорах с потребителями: понятие, виды, способы судебной защиты // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. № 4. С. 55–74.
  11. Кратенко М. В. Оспаривание невыгодных условий договора // Арбитражная практика. 2006. № 10. С. 3–9.
  12. Кучер А. Н. Теория и практика преддоговорного этапа: юридический аспект. М.: Статут, 2005. 361 c.
  13. Лисицкая А. Ю. Несправедливые договорные условия в гражданском праве России и за рубежом: сравнительно-правовой анализ // Вестник ВЭГУ. 2017, № 6 (92). С. 150–156.
  14. Оценочные категории гражданского права: учеб. пособие /под ред. Е. Б. Овдиенко. М.: ЮНИТИ: Закон и право, 2017. 131 с.
  15. Рожкова М. А., Афанасьев Д. В. Оспаривание сделки по основаниям статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации // Комментарий судебной практики. Вып. 12 / Под ред. К. Б. Ярошенко. М.: Юрид. лит., 2006. С. 31–39
  16. Фогельсон Ю. Б. Несправедливые (недобросовестные) условия договора // Хозяйство и право. 2010. № 10. С. 29–55.
  17. Хейфец Ф. С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. — 2. изд., доп. М.: Юрайт, 1999. 162 с.
  18. Шерстобитов А. Е. Гражданский кодекс Российской Федерации и законодательство о защите прав потребителей о договорах с участием потребителей // Актуальные вопросы государства и права в Российской Федерации и в Республике Македонии: Сборник научных статей. Вып. 1 / отв. ред. А. Е. Шерстобитов. М.: Статут, 2006. С. 296–315.
  19. Ширвиндт А. М. Ограничение свободы договора в целях защиты прав потребителей в российском и европейском частном праве / под общ. ред. А. Л. Маковского; Исследовательский центр частного права. М.: Статут, 2014. 158 с.
  20. Яковлев В. Ф. Избранные труды. Т. 2: Гражданское право: история и современность. Кн. 1. М.: Статут, 2012. 976 с.

Ключевые слова

договор, несправедливые договорные условия, контроль над несправедливыми условиями договора, слабая сторона договора
Задать вопрос