История возникновения и функционирования прокурорского надзора за предварительным следствием | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 30 января, печатный экземпляр отправим 3 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: История государства и права

Опубликовано в Новый юридический вестник №8 (22) октябрь 2020 г.

Дата публикации: 02.10.2020

Статья просмотрена: 15 раз

Библиографическое описание:

Панфилова, Е. А. История возникновения и функционирования прокурорского надзора за предварительным следствием / Е. А. Панфилова. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2020. — № 8 (22). — С. 1-3. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/178/5556/ (дата обращения: 17.01.2021).



В статье автор рассматривает возникновение и развитие уголовно-процессуальных полномочий прокурора по отношению к следственным органам.

Ключевые слова: прокурор, следователь, уголовное дело, надзор.

Для уяснения роли и места органов прокуратуры в правозащитной деятельности государства необходимо рассмотреть данный институт в процессе его исторического развития. Как следует из истории возникновения и функционирования органов прокуратуры, в периоды коренных преобразований в государстве появилась потребность в таком органе как прокуратура. История развития любого органа помогает уяснить его место, предназначение, функции, и в настоящем времени помогает определить меры по повышению его эффективности.

Большинство исследователей утверждают, что первоначально замысел Петра I был направлен на создание органа контроля за деятельностью Сената, однако, представляется, что Петр I считал, прокуратуру органом правозащитным, который должен охранять интересы, в том числе и граждан.

Исторически впервые в 1802 году на прокуроров была возложена функция надзора за расследованием уголовных дел в соответствии с указами императора 1802 года [1]. В полномочия прокуроров входил надзор за тем, чтобы при расследовании преступлений не использовались «пристрастные допросы» и истязания, не допускалось привлечение к ответственности невиновных, не было сокрытия преступлений и послабления преступникам [2].

Стоит отметить, что организационно-правовое оформление, как органов расследования, так и прокурорского надзора за следствием, окончательно оформилось в ходе судебной реформы 60-х гг. XIX века. Появилась процессуальная фигура судебного следователя, поднадзорная в своей деятельности прокурору, что обусловило дальнейшее взаимодействие следователя и прокурора в ходе расследования преступлений.

Однако ученые констатировали, что до судебных реформ 60-х гг. XIX века прокуратура была преимущественно органом надзора за администрацией на местах, «собственно судебная обвинительная или исковая деятельность составляла лишь одно из частных дополнений к функции надзора, едва намеченное в законе, слабое и незначительное на практике» [3]. Прокуратура лишилась прокурорского участия по соблюдению законности не потому, что указанный надзор был бесполезен, а потому, что препятствовал родовой аристократии и чиновникам всесильной администрации в своих не всегда законных действиях.

Устав уголовного судопроизводства [4] (далее — УУС) установил следующие полномочия прокурора по осуществлению надзора за предварительным следствием: в соответствии со ст. 213 Учреждений судебных установлений следователи назначались на должность по представлениям прокуроров окружных судов; представления прокурора было достаточно для перевода следователя из одного округа в другой; прокуроры уполномочены осуществлять наблюдение за деятельностью судебного следователя, в том числе путем личного присутствия при всех следственных действиях (ст. ст. 278, 280 УУС); прокурор вправе предъявлять судебному следователю требования об устранении нарушений закона (ст. 281 УУС), причем следователь обязан эти требования исполнить, а если к этому встретится препятствие, он должен его преодолевать, уведомляя об этом прокурора и ожидая его разрешения (ст. 282 УУС). Заметим, что эта норма на практике вызвала много споров.

Большинство исследователей приходили к выводу, что незаконные требования прокурора не должны были ни в коей мере исполняться следователем. Однако по вопросу законности таких требований прокурора существовали разногласия [5]. Так, надзор прокурора касался применения судебным следователем мер пресечения (ст. ст. 283, 284, 285 УУС); право прокурора требовать дополнения предварительного следствия по сделанным им судебному следователю указаниям (ст. 286 УУС).

Все эти полномочия прокурора по надзору за предварительным следствием позволяли прокурору, не вмешиваясь в конкретную деятельность судебного следователя, принимать меры к обеспечению надлежащего качества предварительного следствия.

При окончании предварительного следствия следователь направлял уголовное дело прокурору для начала судебного разбирательства. Устав уголовного судопроизводства предоставлял прокурору право требовать дополнения следствия, признанного следователем окончательным, независимо от того передавал ли он его в суд для рассмотрения, или предлагал прекратить его за отсутствием признаков преступления или по другим основаниям. Заключение прокурора о передаче обвиняемого суду было в форме обвинительного акта по делам, по которым проводилось следствие. Если палата соглашалась с обвинительным актом, то в соответствии с ее определением дело направлялось в окружной суд для рассмотрения.

Прокурорский надзор за деятельностью следователей в данный период времени характеризовался наиболее широкими полномочиями прокурора в данной сфере, в обязанности следователей входило представление надзорному ведомству отчеты о своей деятельности, все прекращенные следственные производства. С 1871 г. следователи стали представлять сведения прокурору о начале следствия и окончании следствия.

В течение XIX — начале XX в. институт взаимодействия органов следствия и прокуратуры не подвергался изменениям, они действовали слажено, являясь реальной силой по борьбе с преступностью.

В советский период незыблемым оставался прокурорский надзор за следствием, процессуальное руководство деятельностью следователей со стороны прокуроров. Суть данного руководства и взаимодействия заключалась в том, что это сотрудничество являлось эффективным в сфере противодействия преступности.

По результатам изложенного можно констатировать, что на протяжении длительного времени в нашей стране действовал хорошо отлаженный механизм взаимодействия органов расследования и прокуратуры, позволяющий успешно противодействовать преступности.

Несмотря на многие трудности, смены режимов и формы государств, прокуратура продолжает выступать одним из важнейших механизмов реализации государственной власти, обеспечивающих верховенство закона, единство и укрепление законности, защиту прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства.

Литература:

  1. Именной указ Сенату от 08.09.1802 «О правах и обязанностях Сената» // Полное собрание законов Российской империи. Т. XXVII. № 20405.
  2. Беляев В. П., Гусакова Ю. С., Ларина О. Г. Взаимодействие органов расследования и прокуратуры России в XVIII — начале XX в. Курск: Изд-во Юго-Запад. гос. ун-та, 2012.
  3. Бессарабов В. Г. Советская прокуратура (1922–1991 годы) // Журнал российского права. 2002. № 12. С. 121.
  4. Устав уголовного судопроизводства от 20 нояб. 1864 г. // Российское законодательство X-XX веков. В 9 т. Т. 8. Судебная реформа / отв. ред. Б. В. Вилинский. М.: Юрид. лит., 1991. С. 155.
  5. Буцковский Н. А. Очерки судебных порядков по уставам 20 ноября 1864 года. СПб., 1874. С. 425.
Задать вопрос