История развития отечественного законодательства о коммерческом подкупе | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 30 января, печатный экземпляр отправим 3 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Уголовное право и процесс

Опубликовано в Новый юридический вестник №8 (22) октябрь 2020 г.

Дата публикации: 03.10.2020

Статья просмотрена: 18 раз

Библиографическое описание:

Новиков, Е. Ф. История развития отечественного законодательства о коммерческом подкупе / Е. Ф. Новиков, Н. Г. Оглоблин. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2020. — № 8 (22). — С. 13-16. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/178/5530/ (дата обращения: 18.01.2021).



В статье исследуется генезис отечественного антикоррупционного законодательства как в целом, так и в части, посвященной уголовно-правовому запрету коммерческого подкупа, начиная от времен Древней Руси и заканчивая настоящим временем.

Ключевые слова: коммерческий подкуп, история коммерческого подкупа, коррупция, генезис коммерческого подкупа, коммерческий подкуп в отечественном законодательстве.

Следует указать, что взяточничество было известно еще с начала формирования государственности в нашей стране. Как известно, это происходило в IX веке. Как указывал Н. Г. Чернышевский: «Со времен Рюрика была богата Русь взяточниками» [10, с. 110]. Стоит, однако, отметить, что государство всегда старалось бороться с данным негативным фактором общественной жизни.

Анализ правовых источников Древней Руси позволяет нам установить, что запрет коррупционных преступлений берет свои истоки из Русской правды. Как указывают авторы, «в данном документе впервые была предусмотрена система кормления (содержания) должностных лиц: судьи и исполнительные при суде органы могли получать у местного населения как продовольственные продукты, так и деньги. Так как наказание за соответствующие деяния отсутствовало, масштабы злоупотребления со стороны должностных лиц только увеличивались» [11, с. 223].

Думается, тот факт, что нормы о запрете коррупции были включены в первый письменный значимый правовой источник Киевской Руси, говорит нам о высокой степени озабоченности первых лиц русского общества проблемами, связанными с коррупцией, и о их решимости бороться с данным негативным общественным явлением.

Следующее упоминание запрета коррупционных действий можно выявить в документе, принятом в особом государственном образовании Древней Руси — Псковской республике, а именно в Псковской судной грамоте 1397 г. Так, «статьей 4 указанного нормативно-правового акта прямо запрещалось князю и посаднику брать тайные поборы» [7, с. 189].

Интересно, что криминализация коррупционных преступлений достаточно поздно относительно Киева наблюдается в Новгородской судной грамоте 1440 г., а именно в статье 26 данного документа. В данной статье определялся порядок проведения суда высшей инстанции, в частности, «запрещалось брать посулы и решать дела по дружбе. Для обеспечения этого перед началом слушаний произносилась присяга. Присяга была значимым элементом в развитии наказания за данное преступление, так как она накладывает определенную юридическую ответственность» [12, с. 151].

Думается, значительное отставание правового реагирования на коррупционные правонарушения в Псковской и Новгородской землях обуславливалось особым государственным строем последних — республикой. При этом, однако, их название вряд ли соответствует историческому содержанию, и формой правления в Пскове и Новгороде фактически являлась олигархией — хотя основные вопросы жизни городов решались на Вече, оно было ширмой, прикрывающей решения и внутриполитическую борьбу крупных бояр, торговцев и представителей духовенства. Одной из значимых форм контроля представителей олигархии в подобного рода «республиках» является коррупция, позволяющая понуждать государственных чиновников, включая представителей исполнительной власти, принимать решения и выносить приговоры, выгодные взяткодателю.

При этом личные интересы представителей олигархии, как правило, ставятся выше совокупных интересов жителей новгородских и псковских земель, что приводит к принятию сиюминутных волюнтаристских решений, и максимальному затруднению принятия решений, невыгодных конкретному представителю правящей элиты. Из-за чего антикоррупционные положения в законодательства Пскова и Новгорода вносились столь долго.

В противном случае, при монархии Средневекового периода, которая была характерна для времени принятия Русской Правды, правителю, Ярославу Мудрому, и поддерживающим его крупным феодалам был выгоден порядок в государственном аппарате и отсутствие возможности принимать решения с помощью коррупционных механизмов. Феодализм как общественно-экономическая формация в целом в качестве своей характерной черты имеет внеэкономическое принуждение эксплуатируемого населения, и экономические методы воздействия не являются необходимыми для феодалов, которые при наличии централизованной власти активно с ними борются.

В Судебнике 1497 г., который также принимался центральной властью средневековой Руси, находящейся теперь в Москве, в статье 1 «запрещалось получение «посула» (взятки) боярином, окольничим или дьяком» [9, с. 22]. Следующим источником, содержащим нормы антикоррупционного законодательства, стало Соборное уложение 1649 г., в котором о запрете «посулов» (обещания каких-либо благ за содействие, сотрудничество) упоминается в четырех главах: «О службе всяких ратных людей московского Государьства (VII); О суде (X); О суде патриарших приказных, и дворовых всяких людей, и крестьян (XII); О розбойных и о татиных делах (XXI)» [2, с. 256].

В 1714 году Петр I издал закон, согласно которому «за получение взятки впервые устанавливалась смертная казнь» [4, с. 749], которая до этого момента за коррупционные преступления не поменялась. Связать принятие настолько жестоких антикоррупционных мер можно было с ростом контроля правителя за государственным аппаратом, который уже в 1721 году в созданной Российской Империи будет решительным образом необходим.

Как указывают авторы, «важным толчком в правовом регулировании ответственности за взяточничество имел Указ Российского Императора от 5 февраля 1724 года, в котором подчеркивалось, что вред от взяточничества причиняется именно интересам государства и государственной службы» [8, с. 135].

По мере появления в России различных форм собственности, становления и развития капиталистических отношений, появление видов деятельности, требующих соответствующей уголовно-правовой защиты, во второй половине XIX в. впервые появляются специализированные нормы об ответственности за злоупотребления полномочиями служащими в коммерческих организациях.

Таким образом, история развития законодательства Российского государства со времен его становления и до Октябрьской революции 1917 года свидетельствует о том, что наказуемым в данный период было лишь незаконное обогащение лица, являющегося государственным чиновником и совершающим определенные действия (бездействие) в пользу лица, дающего вознаграждение.

С 1917 года приоритетное значение для государства начинает занимать развитие экономики и государственный контроль над всеми сферами жизнедеятельности. Декрет СНК РСФСР от 8 мая 1918 года «О взяточничестве» указывал, что «субъектами получения взятки являлись лица, «состоящие на государственной или общественной службе» [6, с. 3]. Однако, как указывают авторы, «в тот период субъектами взяточничества признавались и лица, которые в современном уголовном законодательстве России подлежат ответственности по ст. 204 УК РФ, т. е. не являвшиеся государственными служащими. Уголовный кодекс РСФСР 1926 года твердо установил, что субъектом получения взятки является именно должностное лицо, понятие которого определялось в принципе также, как и в УК 1922 года. В то же время примечание 2 к ст. 109 Кодекса устанавливало, что должностные лица профессиональных союзов несут ответственность за должностные преступления только в случае, если они привлечены к ответственности по постановлению профессионального союза» [8, с. 137].

В период новой экономической политики, когда начали развиваться кооперативы и товарищества, акционерные общества, частные магазины, предприятия с участием иностранного и частного капитала, весьма остро встал вопрос о признании должностными лицами работников негосударственных объединений и организаций. В связи с этим служащие негосударственных организаций рассматривались как должностные лица, если на указанные организации возлагалось выполнение различных общегосударственных задач.

Согласно примечанию к ст. 109 УК РСФСР 1926 года предлагалось считать должностными лицами лиц, работающих в жилищных товариществах, кооперативных организаций. Фактически данные лица привлекались к уголовной ответственности за получение взятки, совершая преступление, признаки которого ныне действующий Уголовный кодекс закрепил в ст. 204 как коммерческий подкуп.

Как пишут исследователи, «с началом перестройки в России опять начинают появляться множество различных предприятий и опять становится актуальным вопрос о возможности признания руководителей таких предприятий и других лиц, осуществляющих в них управленческие функции, должностными лицами. В этих условиях многие ученые стали высказывать точку зрения о том, что существует две уголовно-правовые формы коррупции (то есть подкупа одних лиц другими) — взяточничество в органах власти и государственного управления и коммерческий подкуп в негосударственных структурах и о необходимости разграничения этих преступлений» [6, с. 5].

Важно также отметить, что в XX веке введение в уголовное законодательство ответственности коммерческий подкуп протекало достаточно медленно, в законодательстве на тот период времени имелись статьи регулирующие схожие по своей сути составы преступлений, также можно заметить, что важную роль в развитие экономической ситуации в стране и общественных отношениях, которые за время своего развития привели к появлению понятия коммерческий подкуп привели законы принятые за период с 1985 по 1996 год: Закон СССР «О собственности в СССР», принятым 06.03.1990 г., Закон РСФСР «О собственности», принятым 24.12.1990 г. и «О предприятиях и предпринимательской деятельности».

Как указывает Д. А. Ельцов, «все вышеперечисленные законы привели к появлению свободных экономических отношений и появлению задатков демократического общества. И тогда в государстве начали возникать вопросы о регулирование злоупотребления субъектов экономических отношений коммерческих предприятий своими правами. Государство в лице своих законодательных органов должно было суметь научиться контролировать статус данных лиц управляющих коммерческими предприятиями и работающих там и их ответственность за злоупотребление своими правами, так как эти злоупотребления могли оказать не маленькое негативное влияние на экономику страны в целом. На тот имелось в государстве имелась только уголовная ответственность за коммерческое посредничество, которая могла наступать, когда оно осуществлялось частными лицами в виде промысла или в целях обогащения (ч. 2 ст. 153 УК 1960 г.)» [3, с. 16].

В связи с перестройкой в обществе и переходом государства к рыночным отношениям указанная статья была из Уголовного кодекса исключена. В этот период была начата разработка нового уголовного законодательства, закончившаяся принятием в 1996 г. нового Уголовного кодекса Российской Федерации и включение в него понятия коммерческий подкуп.

Если сравнить статьи Уголовного кодекса в вариации 1996 года и ныне действующего Уголовного кодекса в отношении коммерческого подкупа, то можно сделать следующий вывод, что само понятие вышеуказанного термина остается неизменным. Также стоит указать, что в современное уголовное законодательство в июле 2016 года были добавлены две новые статья 204.1 «Посредничество в коммерческом подкупе» и статья 204.2 «Мелкий коммерческий подкуп». Данными нормами формируется понятие посредничества, которое представляет из себя непосредственную передачу коммерческого подкупа в сторону адресата, также появляется разделение коммерческого подкупа и мелкого коммерческого подкупа, под которым законодатель понимает подкуп, не превышающий сумму 10000 тысяч рублей.

Из всего сказанного и проанализированного выше можно прийти к выводу, что российское государство шло достаточно плавно к появлению уголовной ответственности за коммерческий подкуп. Появление данного понятия в уголовном законодательстве на прямую связанно с экономической политикой нашей страны. Важно отметить, что развитие данной области уголовно правовых отношений не стоит на месте и совершенствуется, что доказывается появлением ст. 204.1 и ст. 204.2 в Уголовном Кодексе Российской Федерации.

Коммерческий подкуп является одним из опаснейших преступлений, по вопросу связанному с уголовной ответственностью за данное преступление написано множество научных работ и высказано мнение не одного правоведа, ведь коммерческий подкуп нарушает права не только права лиц задействованных в данных криминогенных отношениях, но непосредственно и третьих и в целом экономической обстановке в стране. Данный вопрос заслуживает регулирования на международном уровне и решения проблем применения ответственности в нашей стране.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации: федеральный закон от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.
  2. Абрамович Г. В., Ивина Л. И., Маньков А. Г., Миронов Б. Н., и др. Соборное уложение 1649 года. Текст. Комментарий / Ред. кол.: Буганов В. И., Ирошников М. П., Маньков А. Г., Панеях В. М. — Л., 1987. — 610 с.
  3. Ельцов Д. А. Основные аспекты и история возникновения коммерческого подкупа / Д. А. Ельцов // Отечественная юриспруденция. — 2016. — № 11 (13). — С. 15–19.
  4. Законодательство Петра I / Клеандрова В. М., Колобов Б. В., Кутьина Г. А., Новицкая Т. Е., и др.; Отв. ред.: Новицкая Т. Е., Преображенский А. А. — М., 1997. — 1098 с.
  5. Кузнецова И. А. Историко-правовые аспекты ответственности за коммерческий подкуп / И. А. Кузнецова // Сборник научных трудов Тульского регионального филиала Российской правовой академии МЮ РФ. — Тула, 2002. — С. 3–19
  6. Кузнецова И. А. Предмет коммерческого подкупа // Законность и правопорядок: проблемы и исследования / Под общ. ред. А. А. Тихонова. — Тула, 2013. — 480 с.
  7. Мартысевич И. Д. Псковская судная грамота. Историко-юридическое исследование / Отв. ред.: Галанза П. Н. — М., 1951. — 392 с.
  8. Седых В. В., Савичева Д. В. История развития уголовной ответственности за коммерческий подкуп / В. В. Седых, Д. В. Савичева // В сборнике: Наука сегодня: задачи и пути их решения. Материалы международной научно-практической конференции. В 2-х частях. — 2018. — С. 135–139.
  9. Штамм С. М. Судебник 1497 года: Учеб. Пособие по истории государства и права СССР / С. М. Штамм. — М., 1955. — С. 22–40.
  10. Чернышевский Н. Г. Откупная система. Письма без адреса / Н. Г. Чернышевский. — М., 1986. — 380 с.
  11. Янин В. Л. Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. Т.1. Законодательство Древней Руси. Под общ. ред..: Чистяков О. И. — М., 1984. — 490 с.
  12. Янин В. Л. Новгородские акты XII-XV вв. Хронологический комментарий / В. Л. Яни. — М., 1990. — 872 с.

Ключевые слова

коррупция, коммерческий подкуп, история коммерческого подкупа, генезис коммерческого подкупа, коммерческий подкуп в отечественном законодательстве
Задать вопрос