Инвестиционный договор. Анализ материалов судебной практики | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 30 января, печатный экземпляр отправим 3 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Предпринимательское право

Опубликовано в Новый юридический вестник №8 (22) октябрь 2020 г.

Дата публикации: 20.09.2020

Статья просмотрена: 38 раз

Библиографическое описание:

Флоря, О. В. Инвестиционный договор. Анализ материалов судебной практики / О. В. Флоря, В. В. Дамаскин. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2020. — № 8 (22). — С. 8-10. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/178/5525/ (дата обращения: 22.01.2021).



Статья посвящена выявлению проблем и определению путей их решения в части определения правовой природы инвестиционных договоров. Анализируются текущие научные конструкции договорных отношений в сфере инвестиционной деятельности. Авторы статьи приходят к выводу, что на сегодняшний день совершенствование системы правового регулирования инвестиционных договоров предполагает параллельное развитие нескольких направлений и проведение глубоких исследований правовой природы, специфики предмета и содержания инвестиционных контрактов с опорой на изучение материалов судебной практики.

Резюмируя, авторы делают вывод о том, что решение представленных проблем предполагает в первую очередь разработку законодательного определения инвестиционного договора для обеспечения единого подхода к определению данной категории договоров в системе гражданско-правовых отношений на всех законодательных уровнях.

Ключевые слова: инвестиции, инвестиционный контракт, инвестиционная деятельность, правовая природа, судебная практика.

Основные принципы правового определения инвестиций и инвестиционного договора обусловлены спецификой и традициями с учетом основных положений законодательства.

Большинство квалифицирующих признаков инвестиционного договора, в том числе долгосрочный характер договорных отношений, коммерческая заинтересованность, целевое использование средств соглашения по своему содержанию не являются юридическими, а скорее отражают экономическую сущность соглашения.

Многие проблемы правового определения инвестиционного договора проявляются в правоприменительной практике и рассмотрении судебных споров.

В частности, одним из конкретных положений, вызвавшим волну судебных разбирательств стало положение, закрепленное в п.3. ст. 3 Федерального закона от 25.02.1999 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений».

Данное положение регулирует инвестиционные отношения в сфере вложений в строительство и имеет следующее содержание: «Объект инвестиционной деятельности, строительство которого осуществляется с привлечением внебюджетных источников финансирования на земельном участке, находящемся в государственной или муниципальной собственности, по договору, заключенному с органом государственной власти, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением либо унитарным предприятием до 1 января 2011 года и предусматривающему распределение площади соответствующего объекта инвестиционной деятельности между сторонами данного договора, признается долевой собственностью сторон данного договора до момента государственной регистрации права собственности на этот объект в соответствии со статьей 24.2 Федерального закона от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» с учетом распределения долей, предусмотренного данным договором.

Государственная регистрация права долевой собственности на эти незавершенные объекты инвестиционной деятельности не требуется».

Фактически содержание данного положения устанавливает специальный режим регулирования правового статуса для ряда объектов недвижимости, строящейся на основании инвестиционного договора.

Сам факт принятия данного положения отчетливо отражает проблему неясности в установлении принципов определения правовых норм, регулирующих инвестиционную деятельность. Договор инвестирования в недвижимость по формальным критериям должен рассматриваться как разновидность инвестиционного контракта, а, значит, не противоречить действующему инвестиционному праву. Однако специальный режим, устанавливаемый приведенным положением, очевидно противоречит нормам ГК РФ (ст. 219) в части нарушения принципов равенства государственной и частной собственности, равенства прав кредиторов при банкротстве и иных фундаментальных начал российского законодательства.

Решением описанной проблемы явилась переквалификация данного типа инвестиционных договоров в договоры простого товарищества. Данное решение было предложено Пленумом ВАС РФ в июле 2007года и закреплено

Постановлением Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 № 54. Данное постановление также регламентирует такие важные аспекты правовых отношений, как возникновение права собственности на объекты инвестирования, а именно на создаваемый объект недвижимости и/или земельный участок, на котором оно возведено. При определении таких оснований ВАС опирался на ст. 131и ст.219 ГК РФ, что в некотором смысле означает, что в правоприменительной практике договоры инвестирования продолжают рассматриваться в рамках гражданско-правовых отношений.

Вместе с тем в Постановлении содержится принципиальное противоречие положению Закона об инвестиционной деятельности, где указано, что для возникновения права собственности на объекты инвестирования не требуется государственной регистрации, в то время как Постановление моментом установления права собственности указывает момент государственной регистрации права в ЕГРП.

Разрешением данного противоречия стало внесение в Закон об инвестиционной деятельности соответствующих изменений.

Таким образом, источником правового определения природы и условий установления правовых отношений в сфере инвестирования в строительство стала правоприменительная практика.

В условиях значительной правовой неопределенности конструкции инвестиционного договора данный источник уточнения и приведения правовых норм в соответствие с практикой осуществления инвестиционной деятельности представляется перспективным с точки зрения совершенствования федерального законодательства.

Применение данного способа определения характера договора при возникновении споров в сфере инвестирования ведет к преимущественной квалификации инвестиционных контрактов как договоров простого товарищества (договоры о совместной деятельности) на основании характеристики вклада сторон.

Многие исследователи, рассматривая описанную тенденцию переквалификации инвестиционных контрактов в договоры простого товарищества, указывают на то, что такая практика ущемляет свободу договора и договорных отношений.

Судебные определения инвестиционного договора не устанавливают и не предпринимают попыток установить наличие в инвестиционном контракте квалифицирующих признаков, которые присущи договору простого товарищества, в частности совместной деятельности сторон по договору; соединения сторонами по договору своих вкладов; наличия у сторон по договору общей цели; отсутствие встречных обязательств.

Вместе с тем ВАС РФ предлагает решение проблемы нарушения принципа свободы договора, установленного ГК РФ (ст. 421). В частности, для договоров, которые не содержат признаков намерения ведения совместной деятельности, а также содержат указание на возмездный характер отношений, в качестве определяющей категории предлагается категория смешанного договора.

Данное решение вводит особое условие квалификации инвестиционных договоров — анализ всей совокупности заключенных договоров и соглашений, которые были установлены между сторонами. Так, содержание и характер этих договоров и соглашений позволяет уточнить их намерения и более ясно понять конструкцию инвестиционного контракта.

В отечественной практике также выносится предложение признать ряд инвестиционных договоров непоименованными, что, по мнению многих экспертов, позволит сохранять договорную конструкцию отношений сторон по инвестиционному договору в спорных случаях. Кроме того, данная мера может помочь в выборе надлежащего способа защиты в спорах о признании права собственности на долю в инвестиционных объектах с участием публичных органов.

Таким образом, на сегодняшний день совершенствование системы правового регулирования инвестиционных договоров предполагает параллельное развитие нескольких направлений и проведение глубоких

Научные горизонты исследований правовой природы, специфики предмета и содержания инвестиционных контрактов с опорой на изучение материалов судебной практики.

Литература:

  1. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июля 2011 г. № 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем» // Вестник ВАС РФ. — 2011. — № 9.
  2. Басыров И. И. Понятие и признаки инвестиционного договора (контракта) // Юрист. 2008. N 2. С. 15–17.
  3. Коновалов В. В. Договор в инвестиционной деятельности: особенности судебной защиты прав и интересов инвесторов // Российский судья. -2012. — № 8. — С. 9–13.
  4. Лаптева А. М. Правовая природа инвестиционного договора // Цивилист. — М.: АНО «Юридические программы», 2013, № 2. — С. 64–66
Задать вопрос