Экстремизм и неоязыческие вероучения: скрытая угроза (на примере Древнерусской инглиистической церкви православных староверов-инглингов) | Статья в журнале «Новый юридический вестник»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 31 августа, печатный экземпляр отправим 4 сентября.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Правоохранительные органы

Опубликовано в Новый юридический вестник №4 (11) июль 2019

Дата публикации: 05.07.2019

Статья просмотрена: 6 раз

Библиографическое описание:

Колпаков П. А., Носов А. А. Экстремизм и неоязыческие вероучения: скрытая угроза (на примере Древнерусской инглиистической церкви православных староверов-инглингов) // Новый юридический вестник. — 2019. — №4. — С. 25-28. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/133/4342/ (дата обращения: 19.08.2019).



В статье раскрывается проблематика распространения экстремистских идей в рамках некоторых неоязыческих культов. Определены элементы экстремизма в религиозных текстах Древнерусской инглиистической церкви, некоммерческие организации которой были ликвидированы по решению суда по основаниям, предусмотренным ФЗ от 25 июля 202 г. № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Сформулированы этапы процесса культивации экстремистских установок среди последователей указанного течения неоязыческой направленности. Дана оценка специфике угрозы экстремистских воззрений, распространяемых в рамках некоторых неоязыческих вероучений.

Ключевые слова: экстремизм, экстремистская деятельность, расизм, неоязычество, инглиизм.

Рубеж конца XX века разделил историю российского государства на советский и постсоветский период. Рассматривая советский период в контексте изучения процесса формирования у населения ценностных установок, нравственных ориентиров, очевидным становится факт существования государственной монополии в вопросах выработки идеологии и ее культивирования среди населения на обозначенном этапе отечественной истории. Население Российской Федерации, созданной в 1991 году после прекращения существования СССР, оказалось в условиях идеологического вакуума: государственная монополия на идеологию была разрушена, гражданам молодой страны была предоставлена полная свобода в принятии каких-либо ценностных систем в соответствии с личными убеждениями.

Резкое разгосударствление формирования у населения мировосприятия стало основой лавинообразного возникновения на территории России отделений религиозных организаций, уже функционировавших заграницей и создания новых. Вакуум в идейном отношении понимания мира, поиски содержания, способного его заполнить людьми, столкнувшимися с бедностью, незащищенностью, отсутствием перспектив изменять свою жизнь в будущем ввиду его неопределенности, определили высокую интенсивность распространения разнообразных религиозных концепций, основой которых становились, в частности, новые толкования постулатов мировых религий, обращения к космическим версиям возникновения человека и другие идеологемы.

Обращение к прошлому народов России, их быту и системе верований на этапе, предшествовавшем христианизации Руси, стало основой ряда новорелигиозных учений, возникавших во второй половине 80-х — 90 -х годах XX века. Особенности развития неоязыческих концепций на территории современной многонациональной и поликонфессиональной России оказались в некоторых случаях сопряжены со смешением религиозных постулатов с экстремистскими воззрениями.

Одна из неоязыческих концепций — инглиизм, представляющая собой вариант родноверия, ключевой ценностью которого декларируется приверженность традициям и верованиям предков, — сложилась и развивалась в рамках Древнерусской инглистической церкви православных староверов-инглингов, созданной в 1992 году в Омске, в отношении некоммерческих организаций которой (Местная религиозная организация Асгардская Славянская Община Духовного Управления Асгардской Веси Беловодья Древнерусской Инглиистической церкви Православных Староверов-Инглингов; Местная религиозная организация Славянская Община Капища Веды Перуна Духовного Управления Асгардской Веси Беловодья Древнерусской Инглиистической церкви Православных Староверов-Инглингов; Религиозная организация Мужская Духовная Семинария Духовное Учреждение профессионального религиозного образования Древнерусской Инглиистической Церкви Православных Староверов-Инглингов) 30.04.2004 года Омским областным судом принято решение о ликвидации [2].

Славяно-Арийские Веды (тексты инглиизма, содержащие постулаты, гимны, заповеди и иные элементы вероучения, 30.19.2015 года признаны Центральным районным судом г. Омска экстремистским материалом) содержат доктринальные утверждения о том, что община инглингов объединяет всех людей с белым цветом кожи. Славяно-Арийские Веды, а также заповеди, выполнение которых является обязательным для членов общин, налагали прямой запрет на межрасовые браки. Данное положение заключает в себе идею расового превосходства, пропаганда которого запрещена ст. 29 Конституции РФ, а также вступает в противоречие со ст. 19 Конституции РФ, запрещающей любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности, ст. 26 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также является проявлением экстремистской деятельности, запрещенной ст. 1 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Кроме того, в нарушение ч.2 ст. 14 ФЗ № 125 от 26.09.1997 г. в доктрине содержатся положения, побуждающие граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и совершенно иных противоправных действий. Так, на стр. 89 Славяно-Арийских Вед (Книга третья. Слово Мудрости Волхва Велимудра. Часть вторая) записано: «не живите по законам, что создали люди, дабы лишить вас Свободы, а живите по Законам Бога Единого» [3].

В пунктах 5.2 ст. 5 Уставов религиозных организаций Славянская Община Капища Веды Перуна и Асгардская Славянская община среди определяющих символов общин указана свастика, что является нарушением ст. 1 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 г. № 114, запрещающей пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения [3, 4].

Включение элементов идей экстремизма в неоязыческие вероучения является угрозой, обладающей особенным специфичным характером, отличающимся скрытостью воздействия на граждан, ставших последователями такового религиозного течения. Лидеры культов, транслирующие адептам мировоззренческие принципы, жизненные нормы и ориентиры, в той или иной степени концептуально совпадающие с ценностными системами древнеславянских племен, раскрывающие ритуалы, схожие с теми, что осуществляли древние предки, или соответствующие представлениям современных последователей об обрядах прошлого, при наличии умысла на дестабилизацию обстановки в регионах и стране или на получение властного ресурса, получают возможность вольной трактовки истории, формирования выгодного для обозначенных целей представления у последователей о прошлом.

В процессе, преследующем цель формирования у последователей неоязыческого религиозного культа, содержащего элементы экстремизма, деструктивной мировоззренческой системы, выделено четыре этапа, сводящихся к навязыванию и аргументации мнения о том, что:

1) Транслируемые современным «пророком» или «учителем» постулаты не изменялись с древних времен, предки принимали эти правила «на веру» без проверки и служили им основой морали и нравственности.

2) Принятие этих постулатов предками свидетельствует об истинности, правильности декларируемых заповедей.

3) Истинность учения подтверждается источниками, переведенными в современности, древность которых является дополнительным подтверждением преемственности культа с жизнью и мировоззрение предков.

4) Проблемы российского общества — следствие отступления от истинной веры предков.

Таким образом, отсыл адептов к смоделированному в рамках учения прошлому позволяет «первосвященникам»-проводникам культа насаждать любые, в том числе экстремистские идеи, пользуясь принимаемым без критического осмысления аргументом древности декларируемых идей и навязываемых моделей поведения, в том числе, построенных на приверженности ненависти на расовой и национальной почве, что было обнаружено экспертами в процессе изучения текстов, распространявшихся представителями церкви православных староверов-инглингов.

Специфика неоязыческих культов как объекта исследования на предмет наличия в их концепциях экстремистских элементов раскрывается в следующих положениях:

1) Могут возникать по всей территории России, учитывая исторический факт распространенности разнообразных верований, основанных на объяснении явлений природы, событий в жизни человека деятельностью высших сил, воплотившихся в пантеонах богов и духов.

2) Экстремистская угроза имеет скрытый характер, при наличии ее элементы, в частности, идеи расового превосходства не выражаются явно, транслируются как жизненные ориентиры, сложившиеся в прошлом.

3) Ячейки экстремистских организаций неоязыческого толка имеют потенциал сетевого развития — без единого центра координации, распространения информационного контента.

Развитие и распространение неоязыческих концепций содержит потенциал скрытого насаждения деструктивных идей. Однако необходимо отметить, что фундаментальной основой, которой руководствуется правоохранительная система при разрешении проблематики экстремизма является закрепленная в ст. 28 Конституции РФ гарантия свободы совести, свободы вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними [1]. Борьба с экстремизмом не подменяет понятий преследования его элементов и организации гонений на какие-либо направления вероучений. Единственным критерием, несоответствие которому становится основанием для ликвидации или запрета деятельности некоммерческих, в том числе религиозных, организаций является их противоречие нормам существующего законодательства, призванного предупредить насилие, порождаемое экстремизмом. Неоязыческие концепции сложны для экспертной оценки ввиду наличия возможностей включения в них не прямых призывов, а завуалированных, выдаваемых за опыты прошлого идей расового и религиозного превосходства. Скрытый характер угрозы в контексте популяризации, в том числе в массовой культуре, сюжетов, как основанных на реальных событиях, так и вымышленных, происходящих на историческом фоне Древней Руси, определяют необходимость скрупулезного исследования неоязыческих концепций.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года: (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ, от 30 декабря 2008 № 6-ФКЗ и№ 8-ФКЗ) // СПС «Консультант плюс».— Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/ (дата обращения: 29.06.2019).
  2. Перечень некоммерческих организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» // Министерство юстиции РФ. — Режим доступа: https://minjust.ru/nko/perechen_zapret (дата обращения: 29.06.2019).
  3. Решение Омского областного суда от 30 апреля 2004 года о ликвидации трех местных религиозных организаций, деятельность которых была признана возбуждающей национальную ненависть // Информационно-аналитический центр «Сова». — Режим доступа: https://www.sova-center.ru/racism-xenophobia/docs/2004/04/d8899/ (дата обращения: 29.06.2019).
  4. Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (с изменениями и дополнениями) // СПС «Гарант». —Режим доступа: http://base.garant.ru/12127578/#ixzz5sE20DRUG (дата обращения 29.06.2019).

Ключевые слова

экстремизм, экстремистская деятельность, расизм, неоязычество, инглиизм
Задать вопрос