Библиографическое описание:

Болтаевский А. А., Скляренко С. А., Шаров В. И., Майорова Н. В. Экологические аспекты развития сахарной промышленности. Ретроспективный анализ // Биоэкономика и экобиополитика. — 2016. — №2. — С. 63-70. — URL https://moluch.ru/th/7/archive/47/2143/ (дата обращения: 20.02.2018).



В работе представлен ретроспективный анализ развития сахарной промышленности с акцентом на экологические аспекты.

Ключевые слова: экология, сахар, история.

The paper presents a retrospective analysis of sugar industry with emphasis on environmental aspects.

Key words: ecology, sugar, history.

2017 год, согласно Указу Президента Российской Федерации, наименован Годом экологии. Сахарные заводы в рамках своей технологической специфики являются предприятиями, которые наносят из-за своей деятельности ощутимый вред экологии и окружающей среде. Руководители сахарных предприятий, с помощью специализированных организаций, стараются бороться с данным явлением. В соседних с Россией странах данная борьба происходит намного эффективнее. В рамках настоящей статьи, авторы постарались в научно-популярной манере, на основе ретроспективного анализа выявить исторические корни меньшей эффективности в решении этих проблем на наших отечественных предприятиях.

Растения, содержащие сахаристые вещества, были известны с глубокой древности. Было известно, что сахар содержался в соках липы, березы, клена. Отметим, что у ряда славянских народов этими именами назывались даже месяцы в календаре (березень, липень). После перехода к оседлому земледелию на Руси стали получать солод, используемый не только для пивоварения, но и как сладкое вещество (само слово «сладкий» является однокоренным слову «солод»). Добывались сахаристые вещества также из слив, тыквы, арбуза и даже из капустных листьев и фиалки. В 1830-е гг. на свеклосахарных заводах А. А. Скалона проводились опыты по получению сахара из кукурузы.

Еще древнегреческий историк Феофраст упоминает о тростниковом меде, под которым понимался сахар [23, с. 53]. Во время крестовых походов итальянские купцы активно завозили сахар из Ближнего Востока и Северной Африки. Христофор Колумб в конце XV в. перевез сахарный тростник с Канарских островов в Вест-Индию, которая довольно быстро превратилась в основной район производства сахара-сырца для Европы. Вследствие дороговизны колониального сахара, в России долгое время его относили к заморскому лакомству: сахар ввозился в небольшом объеме в бочках, коробках, ящиках. Например, за 1673 г. в нашу страну было ввезено 42 бочки и 6 ящиков леденцов, 2 бочки горшечного сахара, 2 бочки конфетного сахара. Во второй половине XVII в. ежегодно ввозилось от 50 до 60 бочек сахара [10, с. 387].

14 марта 1718 г. Петр I своим указом разрешил «московскому купцу Петру Вестову в Москве сахарный завод заводить, и в ту компанию призывать ему кого похочет, на что и дать ему из Мануфактур-коллегии привилегию на десять лет; и для оной фабрики вывозить ему из-за моря сахар-сырец, и в Москве из того варить сахар головной и продавать свободно» [19, с. 554]. Впрочем, сам Вестов по экономическим соображениям предпочел построить завод в Петербурге, где получил место на Выборгской стороне на берегу Большой Невки. Спустя пять лет, в 1723 г., открылся сахаро-рафинадный завод в Москве, в дальнейшем подобные заводы были открыты в портовых Риге и Архангельске, что было связано с привязкой к импорту колониальных товаров. Отметим, что сахар первоначально поступал из колоний в Англию и Голландию, а затем уже в Россию, что сказывалось и на его высокой цене. В конце XVIII в. через беломорские и балтийские порты ежегодно ввозилось сахарного песку на 16 млн. рублей (для сравнения ежегодный ввоз кофе не превышал суммы в 7 млн. рублей) [1, с. 153, 156].

Однако войны эпохи Великой Французской революции и Наполеона привели к серьезному сокращению ввоза тростникового сахара в Европу, в том числе в Россию. Не смотря на то что Ж. Фуше писал, что «война с Россией не была предприятием из-за сахара и кофе, как сначала думал простой народ», действительность была иной. К. Маркс отмечал: «Сахар и кофе обнаружили в XIX в. свое всемирно-историческое значение тем, что вызванный наполеоновской континентальной системой недостаток в этих продуктах подтолкнул немцев на восстание против Наполеона и, таким образом, стал реальной основой славных освободительных войн 1813 г.» [15] В Гамбурге во время континентальной блокады цена сахара колебалась от 100 до 200 талеров за центнер, доходя во внутренних районах Германии до 300 талеров. Неудивительно, что сахар стал предметом спекуляций, переходя из рук в руки по несколько десятков раз. После поражения Наполеона и прекращения континентальной блокады сахар в 1815 г. сразу же понизился до 36 талеров [11, с. 31-32].

Именно в этот момент в качестве соперника колониального сахара начинает выступать сахар, добываемый из свекловицы. Резкое подорожание тростникового сахара в конце XVIII в. привело к научным исследованиям в области получения сахара из свекловицы в промышленных условиях. Наполеон Бонапарт придавал свекловичному сахару роль своеобразного оружия в борьбе против Британии. В России разработки в этой сфере велись Вольным экономическим обществом, Императорской Академией Наук, Медицинской коллегией, Московским университетом.

В 1799 г. член Медицинской коллегии И. Эллиген издал труд под емким названием «Способ заменить иностранный сахар домашними приготовлениями», где обобщался опыт отечественных и зарубежных исследований в данной области. Уже на первых страницах этой книги поясняется ее основная задача – показать альтернативные варианты привозному тростниковому сахару: «Хотя употребление сахара в физическом смысле не только безвредно, но еще приятным и полезным почитается; но судя по чрезвычайно возвысившейся цене его, ежегодно составляющей знатные суммы для Отечества нашего можно поесть оный весьма вредным, как для частных людей, так и для блага всего народа» [32, с. 3].

Большое внимание в книге уделяется белой свекле, как главной замене сахарному тростнику. Вот что писал в данной связи Эллиген: «Белая свекла весьма легко разводится… Для разведения свеклы должны выбирать черную, наилучшую землю, которая имеет несколько низкое, и более сухое, нежели влажное положение. Осенью надлежит удобрить свежим перетлевшим навозом и запахать оную, а весной опять весьма глубоко запахать и заборонить. Наилучшая земля бывает та, где за год перед тем росла капуста; семена садить на один и полтора фута расстоянием один от другого, и на один дюйм глубины» [32, с. 68] Закончив агрономические указания, Эллиген констатирует: «Доход бывает весьма прибыльным, поелику 180 квадратных саженей земли приносят до восьми четвертей свеклы» [32]. В 1800 г. Павел I издал указ, согласно которому всем желающим для выращивания сахарной свеклы предписывалось «отводить в Южных краях по нескольку десятин земли, с обязательством употребить их именно для сего промысла, и, если через год не будет ничего сделано, отбирать в казну» [20, с. 290].

Первым организатором свеклосахарной промышленности по праву считается Яков Степанович Есипов, который с 1799 г. проводил опыты в селе Никольском Подольской округи Московской губернии. Двухлетние эксперименты позволили ему получить способ извлечения сахара из свекловицы в наиболее полном объеме. Для строительства сахарного завода ему, однако, пришлось обратиться за содействием к генерал-майору Е. И. Бланкеннагелю. Заключенное соглашение предполагало совместное строительство завода и управление им в течение 4,5 лет.

Для строительства Есипову и Бланкеннагелю была выдана государственная ссуда в 50 тыс. рублей (покупка села обошлась им в 18 тыс., собственно строительство завода в 32 тыс. рублей) на 20 лет и предоставлено право на вольную продажу 1000 ведер спирта, с уплатой при этом установленной пошлины откупщикам [22, с. 5]. В 1802 г. ими был построен первый в России свеклосахарный завод в селе Алябьево Чернского уезда Тульской губернии, располагавшимся в 20 верстах от Мценска [26, с. 3]. Издержки производства за 1807 г. составили 2767 рублей, доход от продажи сахара и вина 14453 рубля, таким образом, размер чистой прибыли составил 11686 рублей [22, с. 70]. Между прочим, привилегия на винокурение, предоставленная сахарозаводчикам, вызвала опасения у министерства иностранных дел, что сахарные заводы будут открываться для производства не сахара, а спирта. Это вызвало предписание, по которому дозволение на винокурение на свеклосахарных заводах осуществлялось только по предварительному представлению министерству внутренних дел.

Из 145 душ, проживавших в Алябьево, 62 являлись работниками завода, при этом в активный период сахароварения (октябрь – декабрь) к ним прибавлялось еще 10 человек, которых брали на помощь из другой деревни. Фактически эксплуатация крепостных крестьян удваивалась: помимо сезонных сельхозработ, они вовлекались в фабричную занятость. Это нашло отражение в строчках «Современной песни» героя Отечественной войны 1812 г. Д. В. Давыдова [5, с. 134]:

А глядишь: наш Лафает,

Брут или Фабриций

Мужиков под пресс кладет

Вместе с свекловицей.

Алябьевский завод состоял из следующих отделений:

1) Чистильная (комната для очистки свекловицы, где были заняты около 30 человек);

2) Растиральная (машинная): в этом месте свекловица растиралась в кисель для дальнейшей выжимки из него сока;

3) Жомная: в ней размятая в кисель свекловица выжималась в сок в больших медных жомах; в каждый жом за раз накладывалось до 3 пудов истертой свекловицы;

4) Варовая, состоявшая из 7 котлов;

5) Цедильная: в ней свекловичный подваренный сок процеживался в 56 остроконечных мешках;

6) Две разливные комнаты (в них уваренных сахар разливался в формы);

7) Переварная (комната для рафинирования);

8) Сушильня (здесь досушивались готовые сахарные головы);

9) Кладовая для сахара;

10) Жилище для сахаровара;

11) Жилище приказчика [22, с. 2-9].

В стороне от фабрики размещались запасные помещения, где в 9 ямах, покрытых соломой, хранилась свекловица, а также винокурня и винные амбары. На винокурне применялись отходы от изготовления сахара: пена, патока и ополоска после обработки давали спирт, шедший для приготовления ликером (в дальнейшем владельцы свеклосахарных заводов пользовались правом выделывать из остатков на каждый пуд сахарного песку ведро спирта). Оскребки при очистке свекловицы шли на корм свиньям.

Профессор химии Ф. Ф. Рейс высоко оценивал качество алябьевского сахара-сырца: «Цвет его светло-желтый, в изломе целого куска он кажется зернист, бывши терт, в перстах, рассыпается он в свои хрустали. И никоим образом не слипается в коми. Вкус его чистый, сладкий, отзывающийся немного свекловицею, но запах особенный, совсем на свекловицу непохожий» [22, с. 44].

Есипов вынужден был вскоре отойти от дел Алябьевского завода, тогда как Бланкеннагель стал считаться основоположником свеклосахарного дела в России [12, с. 89]. Есипов обратился с прошением к Александру II: «Дерзаю я, как первый изобретатель… прибегнуть… со всенижайшим прошением об оказании мне… пособия по примеру тому, как удостоин оным бывший мой товарищ по сему сахарному делу… Бланкеннагель. Если же… на такое прошение не благоугодно будет снизойти, то повелите… дабы упомянутый Бланкеннагель в силу положенного между нами условия… разделил со мною… пособие, как первый изобретатель, имею я главнейшее право» [8, с. 23]. Однако просьба Есипова так и не была удовлетворена.

Первоначально свеклосахарные заводы тяготели к московскому рынку сбыта и концентрировались в центральных губерниях, но постепенно началось их перемещение на юг и на юго-запад: на 1812 г. в нашей стране насчитывалось 15 свеклосахарных заводов, размещавшихся в Тульской, Орловской, Рязанской, Воронежской, Пензенской, Слободско-Украинской, Тамбовской, Московской и Саратовской губерниях [8, с. 76]. Во Франции, в свою очередь, только за 1811 г. возникло 40 сахароваренных заводов, за государственный счет было открыто 5 школ для подготовки мастеров сахароваренного дела, а с 1813 г. предполагалось полностью запретить ввоз тростникового сахара [27, с. 605-606]. Из нижеследующей таблицы будет ясна динамика развития отечественной свеклосахарной промышленности во второй трети XIX в. [11, с. 167]:

Великороссия Украина

Годы Количество заводов

До 1825 года 17 2

До 1830 года 31 3

До 1840 года 105 49

До 1850 года 155 209

Созданию свеклосахарной промышленности в европейских странах придавалось общегосударственное значение. Уже к середине XIX в., за исключением Британии, свекловичный сахар уверенно потеснил колониальный сахар с европейского рынка. Агент министерства финансов в Париже Бутовский писал в начале 1840-х гг.: «Ни одна промышленность во Франции не обращала на себя столь деятельного внимания ученых. И наука, и искусство равно предавались с любовью и рвением к улучшению ее способов. Исчисление всех сил улучшений и всех предложенных способов наполнило бы целые томы» [28, с. 7]. В России же длительное время отношение властей к сахарной индустрии было неопределенным. С. А. Маслов вспоминал, как в 1834 г. министр финансов А. Ф. Канкрин заявлял: «Вот одно из самых глупейших предприятий русских дворян – это сахарная промышленность» [11, с. 170].

Впрочем, к 1830-1840-х гг., по свидетельству современников, «свеклосахарная промышленность получила уже такое развитие в России, что теперь должно обратить особенное внимание не столько на размножение свеклосахарных заводов, сколько на усовершенствование всех отдельных частей производства, дабы из данного количества свекловицы извлечь сахара возможно больше и с возможно меньшими результатами. Теперь уже не нужно доказывать пользу свеклосахарной промышленности. Просвещенные хозяева это понимают, и знают, где возможно и где нельзя ею заниматься» [6, с. III].

Вместе с тем в 1830-40-е гг. в русское свеклосахарное производство начинает проникать купеческий капитал. К примеру, Заволжские сахарный и рафинадный заводы в Бузулукском уезде Самарской губернии принадлежали купцу 1-й гильдии Н. Л. Левенсону, а из 9 учредителей Товарищества данных заводов 4 были купцами [29, с. 1]. А самой яркой представительницей дореволюционной «сахарной славы» была династия Терещенко. Ее глава, уроженец Черниговской губернии, Н. А. Терещенко приобрел уже в зрелые годы Теткинский сахарный завод в Курской губернии. В 1870 г., объединив свой капитал с двумя братьями, он образовал «Товарищество свеклосахарных и рафинадных заводов братьев Терещенко». К началу 1880-х гг. Товарищество владело крупнейшими предприятиями русской сахарной индустрии. Продукция одного из его заводов, Михайловского в Черниговской губернии, неоднократно удостаивалась высоких наград: золотой медали на Всемирной выставке в Париже 1878 г., золотой медали на сельскохозяйственной выставке в Харькове 1887 г., бронзовой медали на Всемирной выставке в Чикаго 1893 г. и т. д. [24, с. 164-176] Династия Терещенко сегодня известна исключительно по имени М. И. Терещенко, входившего в 1917 г. в состав Временного правительства, а ведь среди них были не только общественные деятели и предприниматели, но и выдающиеся меценаты.

Другим ярким примером являются одесские купцы 1-й гильдии Яхненко и Симиренко. Кризис хлебных цен 1840-х гг. заставил их обратить свой взор сначала на торговлю сахаром, а затем на свеклосахарную промышленность. В 1849 г. ими был введен в эксплуатацию свеклосахарный завод в местечке Городище Киевской губернии, обошедшийся в 600 тыс. рублей. Число рабочих на заводе достигало в 1860 г. 850 человек. В этот момент фирма Яхненко и Симиренко получила повсеместную известность в России. Фабричный городок в городищах был подлинным образцом благоустройства в те годы: «В городке были магазины, где все предметы необходимости и роскоши продавались по ценам из первых рук, в интересы дешевизны и выгоды служащих… При заводе была прекрасная больница, вмещавшая в себе более 100 кроватей, школа из 6 классов… В городке был свой театр… В заводе и везде в городке было газовое освещение» [17, с. 158]. Современник, польский публицист Т. Падалица рекомендовал каждому путешественнику по южной России побывать на городищенском заводе: «Он найдет там образец общественности, любопытный со всех точек зрения, увидит много вещей, которые возможны только за границей, а введенный в общество, собравшееся в гостиной, убедится, что эти баловни судьбы окружены всем, что только могут дать нам моды, роскошь, искусство и литература» [17, с. 159]. По ряду причин фирма Яхненко и Симиренко обанкротилась в 1880-е гг. П. Клебановский охарактеризовал это следующим образом: «Каждое грандиозное дело, воздвигнутое одним человеком, цветет только, когда строитель сам руководит делом; раз его не стало, или не успел он оставить после себя лиц, вполне заменяющих его, – и дело, как бы оно ни стояло высоко по своим операциям, в большинстве случаев погибает» [9, с. 366]. Данное утверждение не утратило свою актуальность и в настоящее время.

К концу XIX в. в Европейской России выделялись три важнейших свеклосахарных района: Юго-Западный (Бессарабская, Киевская, Подольская, Волынская губернии с общим числом заводов 120), центральный (Воронежская, Курская, Орловская, Полтавская, Самарская, Тамбовская, Тульская, Харьковская, Херсонская и Черниговская губернии с 64 заводами) и польский (44 завода) [21, с. 29]. С 1880-х гг. Россия начинает экспорт сахара за границу, занимая к 1914 г. по этому показателю второе место в мире после Германии. А к 1890 г. на отечественных свеклосахарных и рафинадных заводах насчитывалось 77 875 рабочих. В этот период активное участие в деятельности сахарных заводов играют инженеры-технологи, которые входят на правах учредителей в различные товарищества и общества. Так, из 4 учредителей создаваемого для экспортной торговли сахаром «Киевского экспортного и торгового общества» двое были инженерами-технологами: Н. В. Монахов и Л. Т. Пятаков [28, с. 1-2].

Эти успехи не отразились на положении большинства сельских рабочих, занятых на свекловичных плантациях. В работе «Развитие капитализма в России» В. И. Ленин приводит наблюдения земского врача из слободы Котельвы Ахтырского уезда: «Осенью начало развития тифа обыкновенно замечается у молодежи, работающей на бурачных плантациях зажиточных крестьян. Сараи, назначенные для отдыха и ночлега рабочих, содержатся у подобных плантаторов весьма грязно, солома, на которой спят, к концу работы превращается буквально в навоз, так как никогда не меняется: здесь-то и развивается очаг заразы. Приходилось сразу констатировать 4 – 5 больных тифом, привезенных из одной и той же плантации» [13, с. 290]. Вместе с тем, Ленин отмечал, что свеклосахарное производство, наряду с винокурением, было в наибольшей степени сконцентрировано в крупных капиталистических предприятиях [13, с. 288]. Сезонные работы по чистке свеклы привлекали в южнорусских губерниях в первую очередь женщин: так, согласно отчету министерства государственных имуществ, в Черниговской губернии женское население «дорожит работою на свекловичных плантациях; осенью за чистку свекловицы платят до 10 коп. с берковца, две женщины очищают от шести до десяти берковцев в день, но некоторые договариваются на уход во время произрастания: полотье и окучивание; тогда за полный уход с выкопкою и очисткою получается по 25 коп. с берковца очищенной свекловицы» [21, с. 82].

В пореформенный период перевозка свекловицы осуществлялась в основном гужевым транспортом. Максимальное расстояние, по которому перевозилась свекла, редко превышало 160 верст. Главными причинами незначительности перевозки свекловицы по железным дорогам были максимальная приближенность свекловичных плантаций к сахарным заводам, а также высокий железнодорожный тариф [2, с. 71-72]. В Докладе о тарифе на свеклу, подготовленным Министерством путей сообщения в 1883 г., рекомендовалось установить для свекловицы минимально возможный тариф, фиксируя эксплуатационный расход в 1/120 коп.

Начавшаяся Первая мировая война внесла свои коррективы в развитие сахарной отрасли. К 1 августа 1914 г. в России насчитывалось 296 свеклосахарных и свеклосахарно-рафинадных заводов (наша страна по производству свекловичного сахара уступала только Германии), но уже к январю 1915 г. 32 из них были заняты войсками противника [30, с. 3-5]. Сказалась и нехватка подвижного железнодорожного состава, в результате начиная с марта 1915 г. это привело к возрастанию рыночной стоимости сахара. С июля 1914 г. по май 1915 г. цена сахарного песка в России возросла на 30 %, что, тем не менее, заметно уступало росту цен в Западной Европе: во Франции цена сахарного песка возросла втрое, в Англии и Германии в два раза. В целом, исследователи в этот момент оценивали перспективы развития отечественной сахарной промышленности достаточно благоприятно: конкуренты в лице Франции и Бельгии вследствие условий военного времени пострадали значительно больше, что представляло известные преимущества в экспорте.

Несмотря на это, в мае 1915 г. Совет министров предоставил министру торговли и промышленности особые полномочия, в том числе установление твердых цен на ряд продовольственных товаров, в том числе сахар. М. Ю. Цехановский заключал: «Кардинальным вопросом в деле удорожания рыночных цен сахара следует признать расстройство железнодорожного и транспортного сообщения, и в этом направлении и должны быть предприняты все меры, чтобы улучшить вопрос железнодорожных перевозок в смысле устройства разъездов, расширении товарных станций и увеличения подвижного состава» [31, с. 26].

Подведем некоторые итоги. На первом этапе (первая треть XIX в.) ведущую роль в организации и развитии свеклосахарных заводов в России играли помещичьи круги, обладавшие как необходимым капиталом, так и землей, где выращивалась свекла (зачастую это были небольшие домашние свеклосахарные заводы); на втором этапе (с 1830 – 1840-х гг.) в данную деятельность активно включается купеческое сословие; третий этап (конец XIX – начало XX вв.) отмечен не только монополизацией свеклосахарной отрасли, но и активным проникновением инженеров-технологов в создаваемые товарищества в качестве учредителей.

Мировое производство сахара коренным образом перераспределялось во время крупных войн. Если наполеоновские войны способствовали росту свеклосахарного производства в Европе, вышедшей к началу XX в. на первое место в мире по производству сахара, то война 1914-1918 гг. привела к первенству Америки, увеличившей свое производство почти в два раза. Таким образом, Первая мировая война не просто вызвала рост экономического и финансового могущества США. Эта страна «заменила Европу в смысле производства сахара и снабжения им мировых центров еще в большей степени, чем она достигла в отношении переноса к себе центра тяжести других основных отраслей мирового народного хозяйства, международного обмена и продовольственного снабжения человечества» [12, с. 12].

Первая мировая война стала рубежом и в развитии отечественной свеклосахарной промышленности. Последовавшие за ней революция и Гражданская война вызвали временный распад страны, часть сахарных заводов оказалась за пределами Советской России. НЭП и индустриализация привели к новому подъему данной отрасли, но это был уже новый, советский этап ее развития. В нем отчетливо выделяются три периода: нэповский, последовавший за ним экстенсивный сталинский и третий, начавшийся в 1980-е гг., для которого был характерен переход к интенсификации производства.

Литература:

  1. Арсеньев К. И. Начертание статистики Российского государства. Ч. 1. О состоянии народа. СПб.: Императорский воспитательный дом, 1818. 245 с.
  2. Витте С. Ю. Принципы железнодорожных тарифов по перевозке грузов. М.: Бослен, 2010. 368 с.
  3. Воблый К. Г. Опыт истории свеклосахарной промышленности СССР. Т. 1. М.: Издание правления сахаротреста, 1928. 412 с.
  4. Володина Г. С. Свеклосахарная промышленность в России вчера и сегодня // Сахар. 2010. № 9. С. 14-16.
  5. Давыдов Д. В. Полное собрание стихотворений. Л.: Издательство писателей в Ленинграде, 1933. 304 с.
  6. Записки шестого комитета сахароваров, составленного при Императорском Московском обществе сельского хозяйства. Прибавление к Земледельческому журналу. М.: Университетская типография, 1839. IV + 188 с.
  7. Зябловский Е. Статистическое описание Российской империи в нынешнем ее состоянии с предварительными понятиями о статистике и с общим обозрением Европы в статистическом виде. СПб.: Правительствующий Сенат, 1815. Ч. 4. 224 с.
  8. Иванов С. З., Лепешкин И.П. Очерки по истории техники отечественного сахарного производства. М.: Пищепромиздат, 1955. 306 с.
  9. Клебановский П. Воспоминания о фирме братьев Яхненко и Симиренко // Киевская старина. 1896. Т. 52. № 3. С. 358-377.
  10. Костомаров Н. И. Очерк торговли Московского государства в XVI и XVII столетиях // Костомаров Н. И. Сочинения. Кн. 8. Т. 20. СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1905. С. 231-422.
  11. Ландо В. М. Мировая сахарная промышленность в довоенное время и теперь. Вып. 1. Киев: Сахаротрест, 1922. 34 с.
  12. Ландо В. М. Эпоха возникновения свеклосахарной промышленности в Европе. Киев: НИИ сахарной промышленности, 1928. 242 с.
  13. Ленин В. И. Развитие капитализма в России // Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Т. 3. М.: Политиздат, 1958. С. 1-609.
  14. Маквэй Т. Исключите сахар – и все изменится [Электронный ресурс]. URL: http://inosmi.ru/world/20150725/229260730.html (дата обращения: 27.10.2016]
  15. Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Сочинения. 2- е изд. Т. 3.
  16. Мосс М. Соль, сахар и жир. Как пищевые гиганты посадили нас на иглу / пер. с анг. А. Вахненко и А. Коробейникова. М.: «Манн, Иванов и Фербер», 2015. 336 с.
  17. Оглоблин А. П. Очерки истории украинской фабрики. Предкапиталистическая фабрика. Киев: Государственное издательство Украины, 1925. 232 с.
  18. Отчеты и исследования по кустарной промышленности в России. Т. II. СПб.: Типография В. Киршбаума, 1894. 391 с.
  19. Полное собрание законов Российской империи. Т. Y. 1713 – 1719. № 3831. СПб.: Собственная его императорского величества канцелярия, 1830. 786 с.
  20. Полное собрание законов Российской империи. Т. XXVI. 1800 – 1801. № 19550.СПб.: Собственная его императорского величества канцелярия, 1830.
  21. Радищев А. Н. Путешествие из Петербурга в Москву. М.: Правда, 1978. 208 с.
  22. Рейс Ф. Ф. Описание свекло-сахарного завода, основанного господином генерал-майором Бланкеннагелем Тульской губернии Чернского уезда в сельце Алябьеве. СПб.: Медицинская типография, 1808. 83 с.
  23. Ржанов Н. Китайский чай. М.: Типография В. Готье, 1856. 59 с.
  24. Рогатко С. С. Выдающиеся продовольственные предприниматели России. М.: Пищепромиздат, 1999. 200 с.
  25. Скляренко С. А., Мастихин А.А., Маликова Ю.И., Филиппова М.Г., Каппушева Ф.М., Муххамад Х.З. Некоторые страницы истории сахарной промышленности России XVIII в. // Молодой ученый. 2013. № 8. С. 314-316.
  26. Слезкин П. Сахарная свекла и ее культура. Киев: Южно-русское общество поощрения земледелия и сельской промышленности, 1908. 159 с.
  27. Тарле Е. В. Континентальная блокада. М.: Задруга, 1913. 739 с.
  28. Устав Киевского экспортного и торгового общества. СПб.: Типография В. Ф. Киршбаума, 1909. 56 с.
  29. Устав товарищества Заволжского сахарного песчаного и рафинадного заводов. СПб.: Типография Л. Бирмана и Г. Рабиновича, 1885. 29 с.
  30. Цехановский М. Ю. Исторический обзор свеклосахарной промышленности (1800-1904). Киев: Типография Р.К. Лубковского, 1904. 97 с.
  31. Цехановский М. Ю. Сахарная промышленность в России в связи с условиями военного времени и причины удорожания рыночных цен сахара. Киев: Типография Р.К. Лубковского, 1916. 26 с.
  32. Эллизен И. Способ заменять иностранный сахар домашними приготовлениями. СПб.: Медицинская коллегия, 1799. 112 с.

Reference:

  1. Arsenyev K. I. Outline of statistics of the Russian state. Part 1. Status of the people. SPb.: Imperial orphan's house, 1818. 245 p.
  2. Witte S. Y. the Principles of railway tariffs for the carriage of goods. M: Bolan, 2010. 368.
  3. Voblyi K. G. a history of the beet sugar industry of the USSR. Vol. 1. M.: Publishing of the Board of the trust, 1928. 412 p.
  4. Volodina G. S. sugar beet industry in Russia yesterday and today // the Sugar. 2010. No. 9. P.14-16.
  5. Davydov D. V. the collected poems. L.: Publishing house of writers in Leningrad, 1933. 304 p.
  6. Notes of the sixth Committee of the refiners, made at the Imperial Moscow society of agriculture. Addition to Agricultural magazine. Moscow: University printing house, 1839. IV + 188 p.
  7. Sablowsky E. statistical description of the Russian Empire in its present state with advanced concepts of statistics and General Outlook of Europe in a statistical form. SPb.: Governing Senate, 1815. Part 4. 224 p.
  8. Ivanov, Z. S., Lepeshkin I. P. essays on the history of technology of domestic sugar production. M: Pidarast, 1955. 306 p.
  9. Labanowski P. memories of the company of brothers and Yahnenko, Simirenko // Kievan antiquity. 1896. Vol. 52, No. 3. S. 358-377.
  10. Kostomarov N. And. Sketch of trade of the Moscow state in the XVI and XVII centuries // N. Kostomarov And. Works. KN. 8. T. 20. SPb.: Printing House Of M. M. Stasyulevich, 1905. S. 231-422.
  11. Lando V. M. the Global sugar industry before the war and now. Vol. 1. Kiev: Separatist, 1922. 34 S.
  12. Lando V. M. Era of the emergence of the sugar beet industry in Europe. Kiev: research Institute of the sugar industry, 1928. 242 p.
  13. Lenin the Development of capitalism in Russia // Lenin V. I. Complete works. Vol. 3. Moscow: Politizdat, 1958. P. 1-609.
  14. McVeigh T. Eliminate sugar and everything will change [Electronic resource]. URL: http://inosmi.ru/world/20150725/229260730.html (date accessed: 27.10.2016].
  15. Marx K., Engels F. the German ideology // Works. 2 – e Izd. Vol. 3.
  16. Moss M. Salt, sugar and fat. How the food giants put us on the needle / transl. from eng. A. Vakhnenko and A. Korobeynikova. M.: "Mann, Ivanov and Ferber", 2015. 336.
  17. Ogloblin A. P. Sketches of history of the Ukrainian factories. Precapitalistic factory. Kiev: State publishing house of Ukraine, 1925. 232 p.
  18. Reports and studies on the handicraft industry in Russia. T. II. SPb.: Printing House V. Kirshbaum, 1894. 391 p.
  19. Complete collection of laws of the Russian Empire. T. Y. 1713 – 1719. No. 3831. SPb.: His Imperial Majesty's own office, 1830. 786 p.
  20. Complete collection of laws of the Russian Empire. T. XXVI. 1800 – 1801. No. 19550.SPb.: His Imperial Majesty's own office, 1830.
  21. Radischev A. N. Journey from St. Petersburg to Moscow. Moscow: Pravda, 1978. 208.
  22. Flight F. F. Description sveklo-sugar factory, founded by Mr. major General Blankennagel Tula province in Chernsky district, village Alyabjeva. SPb.: Medical printing office, 1808. 83 C.
  23. Rzhanov, N. Chinese tea. Moscow: Tipografiya V. Gauthier, 1856. 59 C.
  24. Rogatko S. S. Outstanding food entrepreneurs of Russia. M: Pidarast, 1999. 200 p.
  25. Sklyarenko S. A., spatula, A. A., Malikov Yu. I., Filippov M. G., Cipusheva F. M., Muhammad H. Z. Some pages of the history of the sugar industry of Russia XVIII century // the Young scientist. 2013. No. 8. P. 314-316.
  26. Slezkin P. Sugar beet and its culture. Kiev: the southern-Russian society for the promotion of agriculture and rural industry, 1908. 159 p.
  27. Tarle, E. V. the Continental blockade. Moscow: Zadruga, 1913. 739 S.
  28. The Charter of the Kiev export and trade companies. SPb.: Printing House Of V. F. Kirshbaum, 1909. 56 p.
  29. The Charter of the partnership Zavolzhsky sand and sugar refineries. SPb.: Printing house L. Birman and G. Rabinowitz, 1885. 29 S.
  30. Tsehanovsky M. Y. a Historical overview of the sugar industry (1800-1904). Kyiv: Printing House R. K. Lubkivsky, 1904. 97 p.
  31. Tsehanovsky M. Y. the Sugar industry in Russia in connection with the wartime conditions and the reasons for the appreciation in market prices of sugar. Kyiv: Printing House R. K. Lubkivsky, 1916. 26 s.
  1. Ellisen I. Method to replace foreign sugar homemade preparations. SPb.: Medical College, 1799. 112 p.
Основные термины (генерируются автоматически): свеклосахарной промышленности, тростникового сахара, свеклосахарных заводов, Черниговской губернии, колониального сахара, 1840-х гг, Полное собрание, развития сахарной промышленности, Тульской губернии, отечественной свеклосахарной промышленности, ввоза тростникового сахара, подорожание тростникового сахара, бочки горшечного сахара, бочки конфетного сахара, ввоз тростникового сахара, дороговизны колониального сахара, блокады цена сахара, получению сахара, соперника колониального сахара, «Хотя употребление сахара.

Ключевые слова

Экология, сахар, история

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов

Задать вопрос