Автор: Кулькова Екатерина Сергеевна

Рубрика: История экономической мысли

Опубликовано в Вопросы экономики и управления №1 (8) февраль 2017 г.

Дата публикации: 22.01.2017

Статья просмотрена: 26 раз

Библиографическое описание:

Кулькова Е. С. Социально-этический ответ на вызовы промышленного капитализма // Вопросы экономики и управления. — 2017. — №1. — С. 5-10. — URL https://moluch.ru/th/5/archive/51/1876/ (дата обращения: 20.02.2018).



В работе рассмотрены учения, которые были противопоставлены промышленному капитализму и ставшие предшественниками экономической теории Маркса.

Ключевые слова: классическая политическая экономия, кризис перепроизводства, Маркс, промышленный капитализм, Сисмонди, социализм, фаланстер, фурьеризм, экономический либерализм

Начало XIX века принесло европейским государствам глубокие перемены в политическом, социальном, а следовательно, и экономическом строях. [1, с. 143] Во многих странах появились политические партии современного типа, расширился круг избирателей, предвещая провозглашение принципа всеобщего избирательного права. Революции, потрясшие Европу, и последующие реформы преобразовали государственное и общественное устройство, изменили баланс между старыми и новыми укладами, дав тем самым толчок к модернизации социально-экономического устройства [2, с. 7]. XIX век становится веком либерализма. Во Франции исчез корпоративный режим, в Англии окончательно избавились от регламентной системы, государство отказалось от вмешательства в организацию производства, рынком управляла свободная конкуренция [1, с. 143]. Следствием этого стало развитие нового фабричного производства и появление крупных центров производства, однако существовала и «оборотная сторона медали»: выделился новый класс рабочих, обреченных на нищенское существование, а так же появился новый тип экономических кризисов: перепроизводства. Англия, как страна, в которой началась промышленная революция [2, с. 7], соответственно, стала первым государством, претерпевшим кризис перепроизводства, увлекая за собой страны континентальной Европы. Массовая механизация текстильной промышленности упростила процесс производства, что позволило нанимать более дешевую рабочую силу (детей и женщин) вместо рабочих-мужчин. Это уменьшило издержки производителей, одновременно снижая уровень благосостояния рабочих, и увеличило совокупный выпуск текстильной продукции Англии, спрос на которую не оказался достаточным в разоренной войнами Европе [3, с. 174–175]. Во Франции внедрение нового оборудования, особенно на текстильных предприятиях, сильно сократили спрос на рабочую силу, что привело к восстаниям ткачей в 1831 году под лозунгом «Жить, работая, или умереть, сражаясь» и в 1834 году под республиканскими лозунгами. Порожденные капиталистическим строем кризисы и угнетенное положение рабочих стали причиной появление новых экономических теорий, ставивших под сомнение учения А. Смита. Переоценка отношения к «естественному порядку» и вмешательству государства произошла благодаря женевскому экономисту и историку С. де Сисмонди.

Сисмонди

Жан Шарль Леонар Симонд де Сисмонди (1773–1842), по словам К. Маркса, завершает классическую политическую экономию и открывает мелкобуржуазное направление [Цит. по 4]. На формирование учений Сисмонди во многом повлияли исторические события той эпохи: революционное и контрреволюционное движения во Франции, которые стали толчком для коренных изменений экономического строя во всей Европе [5, с. 74]. До кризиса текстильного перепроизводства в Англии Сисмонди, как экономист, был сторонником свободной торговли и видел во вмешательстве государства в экономическую сферу жизни общества угрозу для технического прогресса и благосостояния народа. Его раннее произведение «О коммерческом богатстве и принципах политической экономии», написанное в 1803 году, зиждется на идеях А. Смита об экономическом либерализме и возможности саморегулирования рынков на основе достижения личных целей индивидов при достижении максимального удовлетворения их потребностей [3, с. 174]. Однако кризис перепроизводства, который мог наблюдать Сисмонди, будучи в Англии в 1815 году, заставил его кардинально изменить мировоззрение: «в это время, говорит он, я был живо взволнован торговым кризисом, который Европа испытывала за эти последние годы, жестокими страданиями мануфактурных рабочих, свидетелем которых я был в Италии, Швейцарии и во Франции и которые, по всем сведениям, распространились по крайней мере в такой же степени на Англию, Германию и Бельгию» [Цит. по 1, с. 146]. Под влиянием новейших фактов Сисмонди проверяет свои идеи и осознает их несоответствие концепции экономического либерализма А. Смита. В 1819 году он излагает свою теорию в «Новых началах политической экономии, или о богатстве в его отношении к народонаселению». Само название говорит о намерении Сисмонди изменить принципы политической экономии, сформированные под воздействием концепций классиков политэкономии [4].

Стоит отметить, что Сисмонди был не только экономистом, но и историком, поэтому становится очевидным его интерес к социальной и политической сферам жизни общества в эпоху крупнейших переворотов. Несмотря на то, что в политике он придерживался позиции наблюдателя, он сочувствовал народным массам, желающим получить свободу [6]. Возможно, поэтому Сисмонди «выступил против либерального безразличия к страданиям жертв перехода к индустриальному обществу, завершавшегося в Англии и развертывавшегося в остальной Европе» [3, с. 175]. Он рассматривал распространение машинного производства не только как причину уменьшения издержек производства и увеличение возможного выпуска продукции, но и как фактор ухудшения условий жизни рабочего класса. Он отмечал, что разделение труда при машинном производстве и упрощение необходимых для обслуживания машин операций приводит к увеличению процента женщин и детей в составе рабочей силы, при этом время работы увеличивалось, а заработная плата оставалась на минимальном уровне. Из этого наблюдения Сисмонди смог сделать вывод о причине кризисов перепроизводства: вопреки всеобщему мнению о положительном влиянии вводимых в процесс производства новых технологий, индустриализация приводит к печальным последствиям в сфере распределения, рабочий класс практически исключен из потребления производимых в экономике благ, в то время как их количество неуклонно растет, так как техника позволяет увеличивать выпуск, не прибегая к увеличению состава нанятых рабочих. Из-за этого, большая часть продуктов не находит сбыта: у самого многочисленного класса просто не хватает средств для их приобретения [6].

Выдвинутый Сисмонди тезис о возможном перепроизводстве основан на отрицании двух главных предпосылок в идеологии А. Смита: наличия полной информации и мобильности [7, с. 244]. Отказавшись от абстрактного рассмотрения экономики, Сисмонди обращает внимание на замедленную реакцию рабочих на изменения в процессе производства: спрос зачастую растет медленнее предложения, особенно в условиях диктатуры богатых промышленников, к тому же при падении старых отраслей невозможно обеспечить быстрое перемещение рабочих масс в более перспективные отрасли. Кроме того, промышленники тоже не могут быстро менять род занятий, поскольку на их действия сильно влияют привычки и устои [6]. Следовательно, кризисы перепроизводства неминуемы, хотя Сисмонди не отрицал возможности установления временного равновесия путем страданий рабочего класса [1, с. 150].

Собственное исследование Сисмонди позволяет определить решение задачи равновесия (интервенция законодателя), а следовательно, уменьшить вероятность появления кризисов. Как было сказано ранее, Сисмонди считал, что крупным рынкам присущ дефицит и искажение информации, поэтому законодатель должен установить институты, которые сделают возможным предоставление информации, необходимой экономическим агентам. Для регулирования величины совокупного выпуска и удержания его на уровне совокупного спроса, ученый предложил учреждать общественные институты торговли на местном уровне, которые были бы тесно связаны с друг другом и высшими инстанциями для обеспечения системы координации экономической активности в масштабе страны [8, с. 240]. К рассмотренным Сисмонди институтам относились профессиональные гарантии, которые должны были наложить на работодателя ряд обязательств в отношении рабочих, законодательное ограничение рабочего дня, коалиции рабочих, содействие мелким мастерским и фермам, чтобы они могли выдерживать конкуренцию крупных мануфактурных производств, рассредоточение земельной собственности и капиталов [3, с. 176]. Стоит отметить, что центральное место в мировоззрении Сисмонди занимает не экономическая теория, а взаимное влияние экономической и социальной сферы жизни общества. При этом он первым определил тенденцию индустриального общества к распаду на два полярных класса: работающих и владеющих. С течением времени промежуточные слои исчезают, а пропасть между богачами и бедняками неумолимо увеличивается. Если учесть, что теория воспроизводства Сисмонди («теория третьих лиц») основана на предположении о том, что для реализации произведенных в экономике товаров не достаточно рабочих и капиталистов и необходимы мелкие производители или третьи лица [4], то можно сделать вывод, что исчезновение промежуточного класса является еще одной причиной возникновения кризисов перепроизводства.

Стоит отметить, что идеи Сисмонди не повлияли на деятельность правительств того времени, однако вклад ученого в развитие экономической науки довольно значителен [6]. К основным целям, поставленным Сисмонди для стабилизации экономики и обеспечения стабильного экономического роста стали восстановление объединения труда с собственностью, возрождение независимого ремесленника в индустрии, улучшение условий труда для рабочих, а также сдерживание темпов развития производственных технологий для того, чтобы и производители, и потребители успевали подстраиваться под изменения в системе экономических отношений [1, с. 158].

Таким образом, можно сделать вывод, что заслуга Сисмонди состоит в том, что он первым указал на социальные проблемы, порождаемые промышленным капитализмом. Его учение сильно повлияло на последующие школы: после Сисмонди невозможно говорить о спонтанной гармонии интересов, умалять значение бедствий, которые приносит рабочим массам прогресс производства, нельзя забывать о роли неравномерного распределения собственности и доходов, а так же особое значение приобретает социальная политика, до этого не рассматриваемая экономистами. Учение Сисмонди, безусловно, было ответом на вызовы промышленного капитализма, но не единственным.

Сен-симонизм

Заменив политическую экономию социальной, Сисмонди значительно расширил область проблем, изучаемых данной наукой. Однако, его критика не была направлена против частной собственности, которую ученый признавал необходимой для функционирования экономической системы. Это дало толчок для развития сен-симонизма, как продолжения экономического либерализма, направленного на создание нового общества без частной собственности и права наследования [1, с. 165]. В сен-симонизме стоит различать два направления: непосредственно учение Клода Анри Рувруа де Сен-Симона (1760–1825) и учение его учеников. Книги Сен-Симона практически не читались, однако он имел большое влияние на талантливых молодых людей, которых ему удалось собрать около себя и которые после смерти учителя стали пропагандировать его идеи. Среди его учеников были О. Конт, О. Родригес, П. Анфантен и С.-А. Базар. Для всех них идеи Сен-Симона давали «основы для истинно современной веры, предназначенной вытеснить одновременно и разлагающийся католицизм, и политический либерализм, чисто отрицательную, по их мнению, доктрину» [1, с. 171].

Сен-симонисты обратили на себя общественное внимание только после Французской революции 1830 года, когда должен был быть выбран новый строй государства. Именно тогда появляется манифест никому до этого не известной экономической школы, которая требовала уничтожения всех привилегий рождения, наследственной собственности и провозглашался новый тип распределения: «каждому по его способностям, каждой способности по ее делам» [9]. Эта организация будущего стремится к преобразованию частной собственности: «в будущем единственное право на собственность будет заключаться в способности к мирному труду и состоять в направлении, употреблении и эксплуатации собственности» без ее непосредственного наследования [Цит. по 10]. Таким образом данное учение стало прототипом всех коллективистских теорий XIX века.

Кроме того, сен-симонисты стремились преобразовать сложившуюся индустриальную систему, основанную на достижении всеми агентами личной выгоды, эгоизме и принципе «laissez faire», которые привели к дисбалансу производства и потребления, кризисам, срыву экономических проектов. Лучшей альтернативой существующей экономической системе сен-симонисты считали организацию с элементами иерархии, которая позволила бы согласовывать средства производства и нужды потребления [3, с. 217].

Одним из самых значимых институтов предполагаемой экономической организации должна была стать банковская система. Сен-симонисты предсказывали повышение значимости банков как мест скопления капиталов, из-за чего становится возможным распространение кредита по всему миру [1, с. 182]. Для сен-симонистов кредит становился одним из способов стимулирования дальнейшего роста экономики, при этом, по мнению ученых, должны были получать поддержку со стороны банков «бедные изобретатели», к тому же, отмечалось недостаточное финансирование сельского хозяйства и горнодобывающей промышленности. Для более рационального распределения капитала сен-симонисты предлагали создать трехуровневую банковскую систему, представленную центральным, территориальными и специализированными отраслевыми банками [1, с. 217].

Несмотря на значительное влияние сен-симонистов на развитие последующих социалистических школ и предсказание развития банковского сектора, приверженцы данной школы не могли повлиять на широкие массы. Их учение, пропагандирующее честное распределение благ не было принято рабочим классом, напротив, учение распространялось только в кругах интеллигенции. Социализм сен-симонистов не был результатом анализа рабочей жизни, скорее верной интуицией и наблюдением над событиями экономической сферы жизни общества того времени [1, с. 181].

Были и другие причины ухода сен-симонизма на второй план экономической теории. С самого образования школа приняла мистически-сектантский характер и идеи сен-симонистов излагались скорее как новая религия, а не экономическое учение. Сен-сионизм действительно являлся культурно-политической реакцией на реалии XIX века. Однако, в отличие от идей Сисмонди, рассуждения сен-симонистов имели больше философский характер: они противопоставляли веру и чувства против знания, авторитет — против индивидуальной свободы, пренебрегали научным методом [10]. Именно поэтому все попытки сен-симонистов реорганизации общества были безуспешными, однако они оказали огромное влияние на социальное развитие. Закат школы позволил с успехом развиваться еще одной утопической идеологии: фурьеризму.

Фурьеризм

В отличие от Сисмонди и сен-симонистов на развитие идей Шарля Фурье (1772–1837) повлияли скорее не революции, раздиравшие Францию того времени, а его собственный опыт в торговле. После смерти отца он был вынужден зарабатывать деньги: служил приказчиком в разных лавках, работал в торговых фирмах и при этом много путешествовал. Профессия позволила ему досконально изучить торговлю и обратить внимание на ее существенные недостатки. Именно это и стало отправной точкой экономической теории Фурье [11].

Краеугольным понятием в фурьеризме является привлекательный труд. Фурье критиковал общество за то, что труд чаще всего является наказанием или проклятием для рабочих и единственное, что заставляло человека работать, это принуждение, нищета и интерес. Философ не хотел, чтоб эти три стимула были основой общественной организации. По его мнению, человек должен трудиться ради получения удовольствия [1, с. 200–201]. Кроме того, Фурье утверждал, что всего лишь одна третья часть общества занята производительным трудом, а остальные становятся паразитами, которых он разделил на три группы: социальные паразиты (военные, сборщики налогов, половина фабрикантов, бóльшая часть купцов и транспортных агентов), домашние паразиты (дети, неработающие женщины и прислуга) и дополнительные паразиты (юристы, заключенные, преступники) [3, с. 219]. Фурье был уверен, что даже одной трети населения, занятой в производстве, могло бы хватить для обеспечения необходимыми благами всех членов общества: единственным необходимым условием была правильная организация труда.

Обеспечить такую организацию труда и решить многие социальные вопросы должны были «фаланстеры», в основу которых легла идея производительной и потребительской ассоциации или кооператива [11]. Фаластер по своему устройству напоминает отель, где в расположении проживающих находятся помещения для разового рода развлечений, где на прилегающей территории находятся все необходимые для самообеспечения кооператива производственные помещения и сельскохозяйственные угодья, где каждый остается полностью свободным. Идея создания фаластера заключала в себе осуществление двух целей: минимизировать затраты на расходы потребителей при максимизации комфорта и подвергнуть взаимной интеграции людей самых разных положений. Стоит отметить, что, несмотря на развитие идеи общности быта, учение Фурье нельзя назвать коммунистическим: Фурье не отрицал частную собственность, напротив, распределение капитала и возможности управления фаластером рассматривались Фурье как одни из стимулов для привлечения проживающих в фаластере к труду, при этом не вызывая к нему отвращения. Предполагалось, что треть прибыли будет иметь капитал, который распределялся между работниками в виде своего рода акций, пять двенадцатых- труд и четверть- талант, то есть способность к руководству делами. Такое распределение должно было сделать труд одновременно и производительным, и интересным [1, с. 198–199]. Особое внимание уделялось также разнообразию трудовой деятельности (возможность смены рода деятельности в рамках производительно-потребительных ассоциаций) [3, с. 219] и возвращению к земле (преобладание сельскохозяйственной деятельности, в частности садоводства, пчеловодства, рыболовства, птицеводства и других). Все это было направлено на максимизацию полезности труда и комфорта участвующих в производстве.

Идея фаланстера была всего лишь раз воплощена в жизнь: Жан-Батист Андре Годэн, еще в молодости разбогатевший благодаря внедрению печи-«буржуйки», построил для работников своей фабрики жилье с парком, школой, детским садом, театром, библиотекой и бассейном, назвав комплекс «Фамилистер». Такой социальный эксперимент имел довольно положительные результаты, однако «Фамилистер» можно назвать примером успешного делового предприятия, а не зарождающейся новой системой организации экономики [3, с. 220].

Фурьеризм не был интересен современникам, как был сен-симонизм, однако его влияние было гораздо длительнее: наиболее реалистичные идеи его учения были позже реализованы во Франции (сооружение социального жилья), а влияние идеологии Фурье распространилось не только в странах Западной Европы, но и в России.

Влияние учений Сисмонди, сен-симонистов и Фурье на формирование теории Маркса

Труды Сисмонди, сен-симонистов и Фурье сыграли важную роль в истории политической экономии, поставив под сомнение абсолютное превосходство капитализма над другими возможными системами производственных отношений. Несомненно, их учения повлияли на формирование одной из самых значительных экономических школ XIX века- марксизма.

Сисмонди нельзя назвать предшественником Маркса, однако некоторые из его идей нашли воплощение в учении немецкого экономиста. Критика капитализма и анализ кризисов перепроизводства сыграли большую роль в формировании марксизма [12]: согласно «Коммунистическому манифесту» причиной появления разорительных кризисов промышленного производства виновата буржуазия, которая в условиях частной собственности развила колоссальные производительные силы, с которыми впоследствии не смогла справится [3, с. 225]. Кроме того, Сисмонди первым определил тенденцию индустриального общества к распаду на два полярных класса: работающих и владеющих, что позже стало характерной чертой классового деления марксизма. Женевский экономист также утверждал, что часто рабочего грабят, оплачивая его труд гораздо ниже реальной цены труда, что не отличается от выбранной впоследствии точки зрения германскими социалистами [1, с. 155].

Надо отметить, что социалистом, оказавшим наибольшее влияние на формирование взглядов Маркса, был Сен-Симон. В социологическом аспекте он повлиял на оценку Маркса производства в широком смысле, значения собственности и классов, в том числе и пролетариата, а так же важности революционных сдвигов, которые сен-симонисты называли «критическими эпохами». На формирование социалистическо-коммунистического идеала немецкого экономиста повлияли идеи Сен-Симона об обязательном производительном труде, роли государства как центра планирования производства, исчезновении в будущем национальных границ [13].

Интерпретация исторического процесса как классовой борьбы была сформулирована Марксом и Энгельсом на основе схем, намеченных учениками Сен-Симона («Изложение учения Сен-Симона») и Фурье («Демократический манифест» Консидерана) [3, с. 224–225]. Попытка Фурье представить историческое развитие общества, в котором он выделял четыре фазы, представлявшие собой соответственно рабовладельческий, феодальный, капиталистический строи и торговый феодализм и отличавшиеся друг от друга состоянием производства, была предпосылкой появления понятия экономической формации, внедренного позже Марксом [12]

Таким образом, можно сделать вывод, что социальная и политическая сторона учений Маркса стали закономерным продолжением идеологий первых французских социалистов и утопистов, главной чертой которых была критика капиталистического устройства общества. Развитые в марксизме идеи Сисмонди, сен-симонистов и Фурье стали реалистичной реализацией основных их учений, что во многом повлияло на дальнейшее развитие экономической теории.

Заключение

Первые кризисы перепроизводства стали стимулом для изменения классической политической экономии с учетом социальных и исторических реалий. Благодаря Сисмонди, сен-симонистам, Фурье, а затем и Марксу мы можем говорить о социальной направленности экономики, о её гуманности. Отрицание капиталистического строя как идеальной организации породило новый виток развития экономической мысли, приблизив её к современной экономической теории. Вклад социалистов и утопистов в историческое развитие общества неоценим, поскольку многие из ныне существующих социальных институтов обязаны своим появлением именно формированию социально-этического ответа на вызовы промышленного капитализма в XIX веке.

Литература:

  1. Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений. — М.: Экономика, 1995.
  2. Намазова А. С., Пожарская С. П. и др. История Европы Т. 5. От Французской революции конца XVIII века до Первой Мировой войны. — М.: Наука, 2000.
  3. Гловели Г. Д. История экономических учений: учебное пособие. — М.: Юрайт, 2011.
  4. Корнийчук Л. Я., Татаренко Н. А., Поручик А. М. История экономических учений. Учебное пособие. — К.: КНЭУ, 1999. URL: http://banauka.ru/1580.html
  5. Мамонтов В. Д. Новая политическая экономия С. Сисмонди как проект общества социального благоденствия // Вестник Тамбоского университета. Гуманитарные науки. 2015. 147. с. 73–78.
  6. Левитский В. А. Сисмонди // Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1900. URL: https://ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Сисмонди,_Жан-Шарль-Леонард
  7. Benkemone R. Gustave de Molinari’s bourse network theory: a liberal response to Sismondi’s informational problem // History of Political Economy. 2008. 2. p. 243–263.
  8. Gislain J.-J. Sismondi and the economic institutions // Studies in the History of French Political Economy: From Bodin to Walras — L.: Routledge. 1998. p. 229–253.
  9. Туран-Барановский М. И. К лучшему будущему. — М.: РОССПЭН, 1996. URL: http://gallery.economicus.ru/cgi-bin/frame_rightn.pl?type=ru&links=./ru/tugan/works/tugan_w8_3.txt&img=works_small.gif&name=tugan&list_file=
  10. Василевский М. Г. Анри Клод де Сен-Симон // Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1900. URL: https://ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Сен-Симон,_Анри_Клод
  11. Семевский В. И. Фурье и фурьеризм // Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1902. URL: https://ru.wikisource.org/wiki/ЭСБЕ/Фурье_и_фурьеризм
  12. Аникин А. В. Юность науки. Жизнь и идеи мыслителей-экономистов до Маркса. — М.: Мысль, 1985. URL: http://booksonline.com.ua/view.php?book=140375&page=72
  13. Гофман А. Б. Семь лекций по истории социологии: Учебное пособие для вузов. -5-е изд. — М.: Книжный дом «Университет», 2001. URL: http://socioline.ru/_seminar/library/gofman/lection_04.php
Основные термины (генерируются автоматически): экономической теории, вызовы промышленного капитализма, XIX века, История экономических учений, политической экономии, жизни общества, учений Сисмонди, кризисов перепроизводства, идеи Сисмонди, Энциклопедический словарь Ф, частной собственности, тенденцию индустриального общества, экономической теории Фурье, формирование учений Сисмонди, историческое развитие общества, развитие экономической, экономической теории Маркса, сферы жизни общества, Влияние учений Сисмонди, марксизме идеи Сисмонди.

Ключевые слова

социализм, классическая политическая экономия, кризис перепроизводства, Маркс, промышленный капитализм, Сисмонди, фаланстер, фурьеризм, экономический либерализм

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Посетите сайты наших проектов

Задать вопрос