Проблемы использования ВВП как показателя эффективности оценки социально-экономического развития | Статья в журнале «Вопросы экономики и управления»

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 28 сентября, печатный экземпляр отправим 2 октября.

Опубликовать статью в журнале

Авторы: ,

Рубрика: Экономическая теория

Опубликовано в Вопросы экономики и управления №5 (21) октябрь 2019 г.

Дата публикации: 11.09.2019

Статья просмотрена: < 10 раз

Библиографическое описание:

Золов О. Н., Матненко Н. Н. Проблемы использования ВВП как показателя эффективности оценки социально-экономического развития // Вопросы экономики и управления. — 2019. — №5. — URL https://moluch.ru/th/5/archive/138/4418/ (дата обращения: 15.09.2019).

Препринт статьи



Статья посвящена валовому внутреннему продукту, одному из самых известных и распространенных индикаторов социально-экономического развития стран. Не оспаривая значимость количественного измерителя масштабов экономики, ее развития и благосостояния граждан, предпринятое исследование выявило наличие неопределенности в реалистичности оценок ВВП, обусловленных множеством факторов объективного и субъективного порядка. Приведенный в статье анализ статистического материала демонстрирует положительную динамику ВВП за весь период наблюдения, сопровождаемой углубляющимся социально-экономическим расслоением домохозяйств, что подтверждает гипотезу о неадекватности показателя в оценке социально-экономического развития. В современном государстве, разделяющее концепцию трипартизма или устойчивого развития, измерение масштаба экономики вторично, поэтому требуется пересмотр системы целевых и оценочных показателей для более точного отражения удовлетворённости людей своей жизнью.

Ключевые слова: валовый внутренний продукт, домохозяйство, экономическое развитие, экономическое благосостояние, система национальных счетов, расслоение домохозяйств, эффективность, масштаб экономики, распределение доходов.

Валовый внутренний продукт — «икона статистического мира» [7] — в настоящем является едва ли не основным показателем, измеряющим социально-экономическое развитие стран. Сложно себе представить современные сводки финансовых, и не только, новостей без очередного освящения его динамики в том или ином регионе. «Темпы роста ВВП азиатского сектора замедлились…», «Китай обогнал США по ВВП по ППС!» — с подобными заголовками встречался, наверное, каждый, вне зависимости от его отношения к экономической науке. Определенно ВВП остается главным инструментом измерения экономического развития и благосостояния граждан, выражаемого в том, сколько благ получают члены общества от использования и распределения ресурсов.

Действительно, ВВП выражает масштабы экономики, тесно связан с наличием рабочих мест и доходов, которые сами по себе имеют жизненно важное значение для уровня жизни людей и лежат в основе их способности жить той жизнью, которую они хотят [10]. Однако показатель ВВП субъективен по своей природе, его нельзя отнести к объективным измерителям физического мира. И поэтому вполне объяснимо почему первая официальная публикация данных по ВВП в 1942 году, положила начало не ослабевающей критике данной концепции. Несовершенство ВВП, как меры масштаба экономики и социально-экономического развития — является предметом широкой дискуссии научного сообщества, усилившейся по мере углубления процессов цифровой трансформации экономики и общественной жизни.

Цель данной статьи заключается в попытке разобраться в объективности показателя ВВП, широко используемого для измерения экономического развития и общественного благосостояния.

Для начала следует определиться с понятием ВВП. Используя определение Системы национальных счетов 2008 года (СНС-2008), основанное на концепции добавленной стоимости, валовый внутренний продукт — это «это сумма валовой добавленной стоимости всех резидентов-производителей в основных ценах плюс часть налогов на продукты (а возможно, весь итог) за вычетом субсидий на продукты, которая не включена в оценку выпуска» [3, С. 100]. Более академическое определение звучит следующим образом «валовой внутренний продукт — это общая рыночная стоимость всех готовых товаров и услуг, произведённых на территории страны в течение года» [1]. И если с отражением рыночной стоимости товаров всё более-менее понятно, то отражение некоторых услуг вызывает большие затруднения [4]. Здесь перед нами встаёт первая проблема ВВП, связанная с расчетом показателем — сложность статистического подсчёта [7].

Речь идет о методологической проблеме, а именно что и по каким ценам учитывать в расчете данного макропоказателя.

Валовый внутренний продукт состоит из огромного количества постоянно изменяющихся величин, кроме того, одни и те же товары (услуги), при схожих внешних условиях могут иметь разное стоимостное выражение в единый момент времени [4]. Например, два небольших магазина, располагающихся по соседству, могут продавать один и тот же товар по разной цене, закупая его у одного и того же поставщика и имея одинаковые издержки. Выходит, что цена одинаковых услуг может различаться, и это отражается на конечном подсчете ВВП. Другой аспект проблемы — это учет нерыночных услуг, предоставляемых государственными агентствами и организациями [6] и услуги домохозяйств для личного использования. Как, например, определить рыночную стоимость медицинской помощи? В сегодняшних реалиях нерыночные услуги в России, как и в большинстве стран мира, в которых статистический учет организован в соответствии с СНС, оцениваются по затратам на их производство, плюс потребление основного капитала [3, С. 23]. Однако подобный способ расчета полностью игнорирует факт изменения эффективности данных организаций, и тем самым занижает темпы роста ВВП. Рассмотрим пример, когда при неизменных затратах на здравоохранение, оптимизация расходов позволила повысить классификацию большинства врачей, что, в конечном счёте, привело к повышению эффективности всей системы. В подобной ситуации ВВП не измениться и, соответственно, оценивание экономики будет искаженной.

Второй вопрос — это учет благ, производимых домашними хозяйствами для внутреннего потребления. Как учитывать эту категорию? И необходимо ли её учитывать? Изменится ли благосостояние домашнего хозяйства в случае, когда производство какого-либо блага внутри семьи сменяется его закупкой на рынке? Это, конечно, спорный момент. Так, например, обладание жильём сильно увеличивает благосостояние домохозяйства по сравнению с ситуацией, когда аналогичное жильё снимается в аренду [4]. Однако, можно ли с уверенностью сказать, что наём обслуживающего персонала, например, горничной, — услуга сопоставимая по качеству, с уборкой, производимой одним из членов семьи? Ответ на этот вопрос автор оставляет статистикам и людям, занимающимся проблемами измерения ВВП. С уверенностью можно сказать одно, что абсолютное отсутствие учёта подобной категории благ, негативно влияет на качество статистической информации. На сегодняшний момент мировая статистическая наука не обладает необходимыми инструментами для подобного подсчёта.

Следующая проблема заключена в определении понятия «показатель», как отражение состояния чего-либо [2]. При этом, не стоит путать отражение с самим состоянием. Человеческая природа устроена так, что люди привыкли работать на показатель, из-за этого зачастую происходит подмена понятий при целеполагании. Так, правительства, движимые благой целью улучшения социально-экономического климата государства, зачастую ставят себе целью увеличение темпов роста ВВП. Или, проводя разнообразные сравнения экономики, прибегают к ряду показателей, так или иначе завязанных на ВВП (например, ВВП по ППС, ВВП на душу населения и прочее). Однако, достичь роста ВВП можно множеством способов, например, вырубка всех лесов страны и продажа их на экспорт приведет к значительному скачку ВВП, но здравый смысл говорит об огромном количестве негативных последствий, идущих за данным шагом. Внедрение прорывных инновационных технологий также может привести к резкому скачку данного показателя. Приведенные примеры иллюстрируют суть еще одной проблемы, обусловленной тем, что ВВП не разделяет экстенсивного и интенсивного подходов, иначе говоря, не отображает эффективность экономики (вложенных средств), чем зачастую пользуются политические деятели. Отличным примером является программа «освоения целины» в СССР, которая нанесла серьезный экологический урон территории современного Казахстана [8]. Даже при рассмотрении менее радикальных примеров становится ясно, что использовать ВВП в отрыве от других экономических показателей — крайне некорректно. Так, постройка нового стадиона на 50 000 мест в городе с 30 000 жителей приведет к росту ВВП в отчётном году, однако реальный экономический эффект от данного мероприятия вряд ли будет иметь сколько-нибудь заметное значение. В то время как вложение тех же денег в инновационную промышленность позволит создать не только рабочие места, но и инфраструктуру, что в долгосрочной перспективе увеличит ВВП в некое кратное количество раз (см. рис. 1). Иными словами, ВВП или его прирост достаточно слабый показатель эффективности, и тем самым не предполагает его использование в отрыве от других макроэкономических показателей.

Рис. 1. Пример влияния инвестиций на ВВП в долгосрочном и краткосрочном периодах

Еще одна существенная проблема ВВП — отсутствие представления о распределении доходов внутри экономики. Эта проблема достаточно остро стоит на протяжении, как минимум, нескольких десятилетий, так как особенностью капиталистического развития является рост неравенства и расслоение общества. Так, например, в США, как в одной из самых крупных экономик мира, существует заметно неравномерное распределение богатства среди населения (см. рис. 2).

Рис. 2. Распределения благосостояния между Top 10 и Bottom 90 в США за 1913–2012г.г. [9]

Наглядно видно, что на протяжение последних 30 лет богатство самого состоятельного процента американской экономики стабильно растёт, как и богатство самых состоятельных 10 %, так, на 2012 год их доля в общем числе составляла 73,7 %, то есть десятой доле населения принадлежит ¾ всего благосостояния государства. Противоположным образом дела обстоят у беднейшей половины населения. Так из исследования, проведённого Управлением Конгресса США по бюджету, отчётливо видно, что их благосостояние практически не изменяется с 1989 года, а с 2008 и вовсе несколько снижается (см. рис. 3).

Рис. 3. Распределение благосостояния США в абсолютных значениях [5]

Следовательно, наблюдаемый в США рост ВВП на протяжении более 30 лет (см. рис. 4), за исключением кризиса 2008 года, практически никак не влияет на благосостояние половины населения страны и имеет слабое влияние на благосостояние 90 % всего населения государства. Так, более чем 3-х кратный рост ВВП в период с 1989 по 2013 гг. привел лишь к 1,5 кратному росту благосостояния у 90 % населения Соединённых Штатов Америки. Выходит, что люди, которых заверяют в стабильном экономическом росте, не ощущают его на себе, или даже замечают обратную зависимость.

Рис. 4. Динамика ВВП США (в текущих ценах), трлн. долл. [11]

Из всего вышесказанного несложно сделать вывод, что ВВП является не лучшим измерителем внутреннего экономического состояния экономики. Как известно, сильное расслоение доходов населения влечёт за собой социальные проблемы, такие как: невозможность получения качественного образования бедными слоями общества, что сокращает количество высококвалифицированных кадров, социальное напряжение, протестные движения и прочее. Соглашаясь с тем, что ВВП отражает количество благ, произведённых на территории страны, социально ориентированное государство должно заботиться о качестве жизни своих граждан и больше волноваться за потребление и распределение создаваемых благ.

Что же мы имеем в итоге? ВВП — далеко не самый простой в измерении показатель. В его расчет не включаются некоторые услуги, а также блага, создаваемые домохозяйствами для внутреннего потребления. За рамками настоящей статьи остался вопрос учета теневого сектора экономики, влияние которого на ВВП является существенным для развивающихся стран. К недостаткам отнесем неспособность ВВП отражать качественное состояние экономики, выделив интенсивные и экстенсивные факторы ее развития, понять является ли рост экономики устойчивым. ВВП неспособен учесть затраты, связанные со здоровьем человека и влиянием негативных факторов на окружающую среду, возникающих в результате производства или потребления продукции страны. По сути, валовый внутренний продукт отражает ровно то, для чего и создавался Саймоном Кузнецом в 1934 году — денежную стоимость всех благ, произведенных на территории конкретной страны за определённый период. Проблема в том, что люди и особенно политики переоценивают значимость показателя, считая его главной целью развития и отражением экономического состояния государства.

Пожалуй, можно говорить о наметившемся общественном консенсусе в отношении поиска более совершенных измерителей экономического и социального развития. Уже сейчас существует большое число альтернатив ВВП, начиная с показателей дифференциации доходов и богатств среди населения, и заканчивая такими объемными и сложными показателями, как Индекс человеческого развития, Индекс качества жизни и даже субъективный Международный индекс счастья. Главное, что следует предпринять современным государствам — это понять, какую цель они преследуют: увеличение объемов экономики или улучшение жизни своих граждан. Если ответом является второе утверждение, то следует пересмотреть систему целевых и оценочных показателей для более точного отражения удовлетворённости людей своей жизнью в каждой конкретной стране/регионе/городе, т. е. сделать экономику человекоориентированной, а не нацеленной на создание всё большего количества благ, пренебрегая всем остальным.

В качестве заключения весьма уместна фраза из статьи Дэвида Пиллинга «Has GDP outgrown its use?» в Financial Times: «GDP may be anachronistic and misleading. It may fail entirely to capture the complex trade-offs between present and future, work and leisure, «good» growth and «bad» growth. Its great virtue, however, remains that it is a single, concrete number. For the time being, we may be stuck with it». [8]

Литература:

  1. Макконнелл К. Р., Брю С. Л., Флинн Ш. М. Экономикс: принципы, проблемы и политика: учебник / К. Р. Макконнелл, С. Л. Брю, Ш. М. Флин; пер. с англ. — 19-е изд. — М.: ИНФРА-М, 2018. — XXVIII, 1028 с.
  2. Мокий М. С. Экономика фирмы: учебник и практикум для прикладного бакалавриата / М. С. Мокий, О. В. Азоева, В. С. Ивановский; под ред. М. С. Мокия. — 3-е изд., пер. и доп. — М.: Издательство Юрайт, 2018. — 284 с.
  3. Система национальных счетов 2008 (СНС-2008). — ЕК, МВФ, ОЭСР, ООН, ВБ. — Нью-Йорк, 2012. — 764с.
  4. Стиглиц Д., Сен А., Фитусси Ж.-П. Неверно оценивая нашу жизнь: Почему ВВП не имеет смысла? Доклад Комиссии по измерению эффективности экономики и социального прогресса — М.: Изд-во Института Гайдара, 2016. — 216 с.
  5. Congressional Budget Office, август 2016. URL: https://www.cbo.gov/ sites/default/files/114th-congress-2015–2016/reports/51846-familywealth.pdf (дата обращения 20.12.2018).
  6. Dobbs R., Manyika J., Remes J., and Woetzel J. Is GDP the best measure of growth?// McKinsey Global Institute. — January, 2015/ URL: https:// www.mckinsey.com/featured-insights/employment-and-growth/is-gdp-the-best-measure-of-growth (дата обращения 24.11.2018).
  7. Lequiller, François, and Blades, Derek (2004), Comptabilité nationale: manuel pour étudiants, Economica, Paris. Includes CD-Rom/ OECD Observer No 246/247, December 2004-January 2005. URL: http://oecdobserver.org/news/ archivestory.php/aid/1518/Is_GDP_a_satisfactory_measure_of_growth_.html (дата обращения 15.12.2018).
  8. Pilling D. Has GDP outgrown its use?// Financial Times, July 4, 2014. URL: https://www.ft.com/content/dd2ec158–023d-11e4-ab5b-00144feab7de (дата обращения 24.11.2018).
  9. Saez E., Zucman G. Wealth Inequality in the United States since 1913: Evidence from Capitalized Income Tax Data, 2015. URL: http://gabriel-zucman.eu/files/SaezZucman2015.pdf.
  10. Sen A. Development as Freedom. Oxford: Oxford University Press, 1999.
  11. World Bank national accounts data, and OECD National Accounts data files. URL: https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.CD?end=2017&loca tions=US&start=1989 (дата обращения 20.12.2018).
Задать вопрос