О некоторых спорных моментах квалификации продолжаемого взяточничества | Статья в сборнике международной научной конференции

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 1 мая, печатный экземпляр отправим 5 мая.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Научный руководитель:

Рубрика: 19. Государство и право

Опубликовано в

XIX международная научная конференция «Исследования молодых ученых» (Казань, апрель 2021)

Дата публикации: 03.04.2021

Статья просмотрена: 4 раза

Библиографическое описание:

Курочкина, П. А. О некоторых спорных моментах квалификации продолжаемого взяточничества / П. А. Курочкина. — Текст : непосредственный // Исследования молодых ученых : материалы XIX Междунар. науч. конф. (г. Казань, апрель 2021 г.). — Казань : Молодой ученый, 2021. — С. 33-37. — URL: https://moluch.ru/conf/stud/archive/392/16476/ (дата обращения: 20.04.2021).



В статье исследуются проблемы отграничения единого продолжаемого преступления в виде получения взятки от совокупности преступлений, предусмотренных ст. 290 УК РФ, определения момента окончания преступлений, связанных с получением и дачей взятки, анализируются различные мнения ученых по данному вопросу, сформулированы перспективы разрешения этих проблем.

Ключевые слова: квалификация получения взятки, единое продолжаемое преступление, совокупность преступлений, продолжаемое получение взятки, момент окончания преступления.

Важной предпосылкой назначения справедливого уголовного наказания за совершенное деяние является правильная квалификация преступления, то есть точное соответствие принципам уголовного права и уголовному закону. В правоприменительной практике трудности вызывает квалификация преступлений, связанных с получением и дачей взятки. Это обусловлено рядом причин: высокая степень латентности, многообразие и завуалированность проявлений преступлений данного вида, несовершенство законодательства, противоречивость законодательных норм и разъяснений, определенных в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 декабря 2019 г. N 59.

В уголовно–правовой доктрине широко обсуждается проблема отграничения единого продолжаемого преступления от множественности преступлений при взяточничестве. В отечественном законодательстве не регламентировано понятие единого продолжаемого преступления. Оно есть только в теории уголовного права и характеризуется следующими признаками:

1) совершение нескольких деяний;

2) тождественность этих деяний;

3) единый умысел, направленный на достижение единой цели.

Началом такого преступления считается совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, а оконченным — момент совершения последнего преступного акта [12,с.292].

В УК РФ не закреплено и понятие множественности преступлений, но выделяются его формы: совокупность преступлений (ст. 17 УК РФ) и рецидив (ст.18 УК РФ). Квалификационными признаками совокупности преступлений выступают:

1) наличие минимум двух преступных деяний;

2) отсутствие в одной преступлении признаков другого;

3) наличие правовых последствий каждого из деяний;

4) отсутствие судимости за эти деяния.

Отсутствие в УК РФ четких правил отграничения продолжаемого преступления от совокупности преступлений часто приводит к квалификационным ошибкам в правоприменительной практике.

Законодательный пробел восполняют разъяснения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 года № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях».

Анализ п.11 данного постановления показал, что Пленум Верховного Суда придерживается дифференцированного подхода к уголовно-правовой оценке многоэпизодного взяточничества, и при квалификации надлежит учитывать:

1) количество участников коррупционного подкупа;

2) наличие единого умысла;

3) характер действий (бездействий) должностного лица [2, c.5].

Однако, многие представители уголовно-правовой науки ставят под сомнение тот факт, что передачу взятки в несколько приемов следует считать продолжаемым преступлением, аргументируя тем, что оно распространяется далеко не на все случаи. У правоведов не вызывает сомнений случай, если между взяткодателем и взяткополучателем существует предварительная договоренность о передаче взятки в несколько приемов, такое преступное деяние следует квалифицировать как единое продолжаемое преступление, при этом не имеет значения, был ли обговорен заранее размер взятки. В связи с этим Б. В. Волженкин отмечает, если размер взятки не определен заранее, однако имущественные выгоды передаются в несколько приемов, за выполнение одного конкретного действия — это единое продолжаемое преступление [4, c.104].

Дискуссионным является другой случай: взяткодатель после получения взятки в оговоренном размере требует увеличить размер суммы, а взяткодатель соглашается и передает чиновнику дополнительное вознаграждение. Многие специалисты в области уголовного права считают, что в данной ситуации прослеживаются признаки совокупности преступлений. Так, П. С. Яни отмечает: «Когда должностное лицо получило за определенное, допустим, действие взятку в сумме, соответствующей первоначальной договоренности со взяткодателем, то состав преступления и объективно, и субъективно завершен. И если уже вслед за этим коррупционер, решив пока не выполнять обещанного, приходит к выводу, что потребовал и взял недостаточно, и обращается к тому же взяткодателю с предложением о передаче еще одной суммы денег за то же действие, второе вознаграждение чиновника происходит в результате не общего с первым, а нового преступного замысла. Стало быть, имеет место совокупность преступлений» [14, c.63].

Такое же мнение высказывает Т. А. Никоненко: «При таких обстоятельствах оба действия в виде принятия взятки не охватываются единой целью и умыслом. Однако складывать суммы обеих взяток нельзя, поскольку совершено два самостоятельных преступления» [10, с.14].

Более верным представляется мнение доктора юридических наук, профессора Н. А. Кулагина, который придерживается иного мнения: «Желание взяткодателя получить дополнительное коррупционное вознаграждение нельзя расценивать как новый умысел на получение взятки. Вне зависимости от того, когда возникло такое желание, должностное лицо получает дополнительное незаконное вознаграждение за те же самые действия(бездействия), причем от того же взяткодателя. Значит, незаконное вознаграждение в изначально оговоренном размере и полученный сверх этого коррупционный «бонус» — это одна взятка, разбитая на части. В этом случае коррупционер не повторяет получение взятки, а продолжает её получение [8, с.174].

Подобную точку зрения высказывает М. А. Любавина, которая считает, что продолжаемое преступление получения взятки имеет место при требовании должностным лицом получения дополнительного вознаграждения за определенный акт служебного поведения [9, с.59].

Автор разделяет точку зрения Н. А. Кулагина, М. А. Любавиной и считает необходимым внести коррективы в действующую редакцию постановления Пленума Верховного Суда РФ № 24 от 9 июля 2013 г. В частности, дополнить абз.1 п.11 следующей формулировкой: «Как единое продолжаемое преступление следует, в частности, квалифицировать систематическое получение взяток от одного и того же взяткодателя за общее покровительство или попустительство по службе, атакжетребование взяткодателя о дополнительном вознаграждении , если указанные действия были объединены единым умыслом». Представляется, что данное уточнение уменьшит вероятность судебных ошибок.

Если в данной ситуации действия взяткополучателя расцениваются правоведами неоднозначно, то уголовно-правовая оценка действий взяткодателя не вызывает сомнений. Для взяткодателя, как правило, требование о повышении первоначальной суммы взятки является неожиданным. Выполняя его, взяткодатель передает дополнительное незаконное вознаграждение в тех же целях и тому же должностному лицу, то есть продолжает реализацию своего первоначального умысла.

Нельзя не согласиться с достаточно точными разъяснениями постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 года № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» относительно сущности систематического получения взяток от одного и того же взяткодателя за общее покровительство или попустительство по службе: «Как единое продолжаемое преступление следует, в частности, квалифицировать систематическое получение взяток от одного и того же взяткодателя за общее покровительство или попустительство по службе, если указанные действия были объединены единым умыслом».

В п.5 постановления Пленума Верховного Суда РФ определено: «Общее покровительство по службе может проявляться, в частности, в необоснованном назначении подчиненного, в том числе в нарушение установленного порядка, на более высокую должность, во включении его в списки лиц, представляемых к поощрительным выплатам.

К попустительству по службе относится, например, согласие должностного лица контролирующего органа не применять входящие в его полномочия меры ответственности в случае выявления совершенного взяткодателем нарушения.

Относящиеся к общему покровительству или попустительству по службе действия (бездействие) могут быть совершены должностным лицом в пользу как подчиненных, так и иных лиц, на которых распространяются его надзорные, контрольные или иные функции представителя власти, а также его организационно-распорядительные функции» [2, c.3].

Теоретиками правовой науки справедливо отмечается, что при общем покровительстве и попустительстве по службе «покупаются» не отдельные действия должностного лица, а их комплекс, выраженный в благоприятном отношении вышестоящего чиновника к подчиненному или другому подконтрольному(поднадзорному) лицу. Б. В. Волженкин указывает: «Смысл выделения указанной разновидности должностного злоупотребления состоит не только и не столько в том, чтобы иначе назвать «приобретаемые услуги» или даже подчеркнуть их множественность и смешанный характер(одновременно действие и бездействие), сколько в том, чтобы обозначить криминальный характер ситуации, когда оплачивается само отношение, подразумевающее, несомненно, конкретное поведение коррумпируемого лица, при неосведомленности (на момент достижения договоренности о вознаграждении) о тех действиях, которые ему предстоит совершить либо от совершения которых предстоит воздержаться» [4, c.175]. Из сказанного следует — чтобы поддержать благосклонное отношение начальника, взяткодатель должен производить «платежи» на регулярной основе, так как оба не знают, в какой момент и какие полномочия потребуется задействовать или не задействовать вообще. Акцентируя внимание на этом обстоятельстве А. Ф. Залов указывает, что «в совокупности названные факторы влекут восприятие индивидом передачи незаконного вознаграждения за общее покровительство (попустительство) как единой взятки, но осуществляемой в несколько приемов» [7, c.41–45].

Спорным остается вопрос: что же считать моментом окончания продолжаемой взятки, если передача ценностей не состоялась в полном объеме в силу различных обстоятельств, например, должностное лицо было задержано после получения части взятки?

Пункт 10 постановления Пленума Верховного Суда № 24 от 9 июля 2013 года определяет: «Получение и дача взятки, а равно незаконного вознаграждения при коммерческом подкупе считаются оконченными с момента принятия должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, хотя бы части передаваемых ему ценностей (например, с момента передачи их лично должностному лицу, зачисления с согласия должностного лица на указанный им счет, «электронный кошелек»). При этом не имеет значения, получили ли указанные лица реальную возможность пользоваться или распоряжаться переданными им ценностями по своему усмотрению» [2, c.5].

Данные положения вызывают несогласие у многих представителей науки уголовного права. Они полагают, что следует считать оконченными преступления с момента, когда у получателя незаконного вознаграждения (взятки) появляется реальная возможность распоряжаться либо же пользоваться переданными ценностями по своему усмотрению, аргументируя тем, что получение взятки — это корыстное преступление, соответственно, пока не появиться возможность реализовать корыстную цель, преступление не следует считать оконченным [6, c.64; 11, c.99].

По мнению Пудовочкина Ю., «этот подход должен быть положен и в основу определения момента окончания продолжаемого преступления, когда взятка передается должностному лицу в несколько этапов. Представляется, что преступление в данном случае следует считать оконченным с момента принятия должностным лицом всего оговоренного объема вознаграждения и появления возможности им распорядиться. В противном случае содеянное должно оцениваться с учетом норм о неоконченном преступлении» [11, c.99].

Нельзя согласиться с утверждением Пудовочкина Ю. и других авторов, поскольку основным объектом здесь являются интересы (авторитет) государства и его государственных органов. В данном случае позиция Пленума Верховного Суда Российской Федерации совершенно справедлива. Кроме того, возможность распоряжаться вознаграждением может быть отсрочена по времени или не реализована вообще.

В теории и на практике разногласия вызывает вопрос установления момента окончания получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве совершенных в значительном, крупном, особо крупном размере при получении части ценностей, не составляющей значительного, крупного, особо крупного размера, если предполагалось получить их в соответствующем размере. Одни правоведы считают, то содеянное следует квалифицировать как оконченное преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере, с момента принятия хотя бы части, если предполагалось получить ценности в соответствующем размере. Так, по мнению А. О. Грошева, содеянное квалифицируется как оконченное преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере, с момента принятия хотя бы части, если предполагалось получить ценности в соответствующем размере [5, с.54]. Из сказанного следует, что достаточно начать действовать с намерением совершить преступление в значительном, крупном или особо крупном размере, а для признания его оконченным не требуется наступления преступного результата и доведения до конца тех действий, которые способны вызвать данные последствия, т. е. составы взяточничества признаются усеченными.

Другая точка зрения заключается в том, что содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений. Например, согласно определению Верховного Суда Российской Федерации по делу Приступова, содеянное требует квалификации по совокупности преступлений: как покушение на преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере, и оконченное преступление в размере фактически переданных ценностей. [3, с. 11–12]. Данная позиция основана на том, что размер взятки является признаком объективным, для признания оконченными соответствующих преступлений требуется, чтобы должностное лицо приняло взятку в значительном, крупном или особо крупном размере, а составы преступления формальные. Поэтому нельзя вменять оконченное преступление, а лишь покушение на преступление. Но, в то же время, фактически полученные должностным лицом ценности следует считать оконченным преступлением.

Третья позиция состоит в том, что имеет место покушение на преступление, совершенное в значительном, крупном, особо крупном размере. Дополнительной квалификации не требуется. Так, по мнению В. Н. Щепелькова, размер взятки — это признак объективный, следовательно, как совершенное в значительном, крупном и особо крупном размере преступление не может признаваться оконченным до тех пор, пока должностное лицо не получит ценности в соответствующем размере. В то же время недопустима совокупность покушения на преступление и оконченного преступления, поскольку будет иметь место двойное вменение одних и тех же действий, которое в силу ст. 6 УК РФ (принцип справедливости) является незаконным [13, c.73].

Пленум Верховного Суда Российской Федерации остановил свой выбор на первом подходе, посчитав тем самым, что определение момента окончания взяточничества не зависит от размера переданных ценностей.

Представляется наиболее справедливой третья точка зрения, а позиция Пленума Верховного Суда РФ видится не соответствующей статье 290 УК РФ, согласно которой уголовная ответственность наступает при получении должностным лицом взятки в значительном, крупном, особо крупном размере [1]. Кроме того, данное Пленумом Верховного Суда Российской Федерации разъяснение ухудшает в значительной степени положение виновных лиц, поскольку вместо покушения на преступление будет вменяться оконченное преступление, становится невозможным добровольный отказ от получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве в значительном, крупном или особо крупном размере, если получена часть незаконного вознаграждениях [13, с.73].

Таким образом, проведенный анализ свидетельствует о наличие проблемных аспектов при квалификации продолжаемого взяточничества. Дальнейшие перспективы разрешения спорных моментов видятся в следующем. Во-первых, необходима регламентация в УК РФ основных признаков продолжаемого преступления, правил его квалификации. Во-вторых, законодательно закрепить понятие множественности преступлений и отграничения его от единого продолжаемого преступления. В-третьих, при квалификации продолжаемого взяточничества следует учитывать фактический размер полученных должностным лицом материальных ценностей, в том числе и при получении им только части взятки. В-четвертых, привести в соответствие нормы закона и разъяснения Пленума Верховного Суда относительно момента окончания взяточничества в значительном, крупном и особо крупном размере.

Литература:

  1. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от ред. от 14.02.2021)
  2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 года № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» (с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 3 декабря 2013 г. № 33 и от 24 декабря 2019 г. № 59).
  3. Постановления Президиума, решения и определения судебных коллегий Верховного Суда Российской Федерации [Определение по делу Приступова] // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации.-1999.-№ 5.- С.11–12.
  4. Волженкин Б. В. Служебные преступления: комментарий законодательства и судебной практики. СПб.- 2005.-558с.
  5. Грошев А. О проекте постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве, коммерческом подкупе и иных коррупционных преступлениях» // Уголовное право.- 2013.- № 5.- С.54.
  6. Егорова Н. «Острые углы» проекта постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации о коррупционных преступлениях // Уголовное право.-2013.- № 5.- С.64.
  7. Залов А. С. К вопросу о продолжаемой взятке//Законность.-2015.-№ 4.- С.41–45.
  8. Кулагин А. Н. Особенности квалификации продолжаемого взяточничества // Общество и право.-2016.-№ 1(56).- С.173–176.
  9. Любавина М. А. Комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» от 9 июля 2013 года № 24 с изменениями, внесенными Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 3 декабря 2013 года № 33/Любавина М. А.-СПб: Санкт-Петербургский юридический институт (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ.- 2014.- С.106.
  10. Никоненко Т. А. Получение взятки: совокупность преступлений и продолжаемое преступление // Адвокатская практика. — М.: Юрист.- 2013.- № 4. — С. 13–16.
  11. Пудовочкин Ю. Получение взятки как корыстное преступление // Уголовное право.-2013.- № 5.- С.99.
  12. Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, А. И. Рарога, А. И. Чучаева.-2-е изд.,перераб. и доп. — М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ», ИНФРА-М. — 2008.-558с.
  13. Щепельков В. Ф. Позиции пленума верховного суда российской федерации относительно момента окончания получения, дачи взятки, посредничества во взяточничестве, коммерческого подкупа // КриминалистЪ.- 2014.- № 1 (14).- С.73.
  14. Яни П. С. Неоднократное получение незаконного вознаграждения: совокупность преступлений, продолжаемое взяточничество// Уголовно-политические, уголовно-правовые, криминологические проблемы борьбы с современной преступностью и коррупцией: сб. науч. тр./под ред. Н. А. Лопашенко. — Саратов: Сателлит.- 2009. — С. 59–63.

Ключевые слова

совокупность преступлений, момент окончания преступления, квалификация получения взятки, единое продолжаемое преступление, продолжаемое получение взятки