Оценка заключения эксперта и специалиста как участников уголовного судопроизводства | Статья в сборнике международной научной конференции

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: 19. Государство и право

Опубликовано в

XIV международная научная конференция «Исследования молодых ученых» (Казань, ноябрь 2020)

Дата публикации: 26.10.2020

Статья просмотрена: 6 раз

Библиографическое описание:

Белов, А. В. Оценка заключения эксперта и специалиста как участников уголовного судопроизводства / А. В. Белов. — Текст : непосредственный // Исследования молодых ученых : материалы XIV Междунар. науч. конф. (г. Казань, ноябрь 2020 г.). — Казань : Молодой ученый, 2020. — С. 25-27. — URL: https://moluch.ru/conf/stud/archive/382/16108/ (дата обращения: 27.02.2021).



В статье раскрыты основные аспекты оценки заключения эксперта и специалиста как участников уголовного судопроизводства. Раскрыты некоторые проблемы в сфере оценки заключения эксперта и специалиста, предложены пути их решения.

Ключевые слова: оценка доказательств, заключение эксперта и специалиста, уголовное судопроизводство

Значимость оценки заключения эксперта и специалиста лицом, ведущим производство по уголовному делу, проистекает из общих и, можно сказать, фундаментальных положений уголовно-процессуального закона. Речь идет о требованиях, которые предъявляются к доказательствам. Доказательства должны быть допустимыми, относимыми и достоверными, а также получены без нарушения норм процессуального и материального права. К заключению эксперта и специалиста это относится в полной мере. Так, например, неправомерно использование заключения специалиста в качестве доказательства по уголовному делу, в случае, если данное заключение основано на исследовании материалов, полученных и направленных ему стороной защиты с нарушением установленных регламентированных норм и правил.

В связи с этим именно оценка заключений эксперта и специалиста выступает тем самым «фильтром», позволяющим определить относимость и допустимость полученных заключений, законность и возможность их признания в качестве доказательств, а самое главное, приобщения к материалам уголовного дела.

Важным видится положение постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», в соответствии с которым «заключение и показания специалиста подлежат проверке и оценке по общим правилам (его компетентность и незаинтересованность в исходе дела, обоснованность суждения и др.) и могут быть приняты судом или отвергнуты, как и любое другое доказательство».

Исходя из указанного положения, представляется возможным представить следующую систему оценки заключения эксперта и специалиста. Прежде всего, исследовательский интерес представляет предмет такой оценки. Исходя из приведенного выше положения постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2010 № 28, предмет оценки определяют три составляющие, а именно: 1) незаинтересованность эксперта и специалиста; 2) компетентность эксперта и специалиста; 3) обоснованность суждения эксперта и специалиста.

Представляется, что указанный перечень должен быть дополнен таким пунктом, как «соблюдение процессуального порядка привлечения эксперта и специалиста к проведению исследования и дачи ими соответствующих заключений».

Незаинтересованность эксперта и специалиста заключаются в том, что при проведении соответствующих исследований и дачи заключений, данные участники уголовного судопроизводства должны руководствоваться только объективными факторами, а также соответствующими, собственными оценками, проистекающими из наличествующих у них специальных знаний, умений и навыков. О факте заинтересованности могут свидетельствовать такие детали, как давнее знакомство с представителем той или иной стороны, наличие ранее выявленных факторов коррупционной заинтересованности, явное несоответствие выводов реальному положению дел, родственные связи [3, с. 594].

Отметим, что вывод о заинтересованности эксперта или специалиста в исходе расследовании уголовного дела нельзя делать на основании одного или двух аспектов. Это должна быть совокупность таких аспектов, системные анализ и толкование которых позволяет суду прийти к выводу о том, что лицо, давшее заключение, заинтересовано в исходе уголовного дела.

Следует обратить внимание на то, что на сегодняшний день наблюдается явное несоответствие оценки заключения эксперта и специалиста по указанной составляющей, которое проявляется в превалировании недоверия именно заключению специалиста. Многими исследователями подчеркивается данная проблема. Так, например, В. Ю. Яргутова задается вопросом «почему в заинтересованности обвиняют исключительно специалистов, привлекаемых к участию в уголовном процессе стороной защиты? Почему никто не сомневается в экспертах, назначаемых лицами, ведущими производство по уголовному делу?» [5, с. 282].

И. П. Попова отмечает, что «отношение к заключению специалиста как источнику доказательств, который появился в материалах уголовного дела на основании ходатайства стороны защиты, в большей степени негативное. Почти 90 % опрошенных респондентов указало на то, что посредством получения заключения специалиста и заявления ходатайства о его приобщении к материалам уголовного дела сторона защиты стремится собрать доказательственную информацию, соответствующую ее интересам, и, как правило, с целью получения суждения специалиста определенного содержания, импонирующего стороне защиты» [4, с. 362].

Представляется, что проблема именно в несоответствии оценок заключения эксперта и специалиста. Важнейшим принципом уголовного судопроизводства выступает состязательность сторон, во многом основанном на их равенстве. Данное равенство должно проистекать абсолютно из всех аспектов реализации уголовного судопроизводства и связанных с такой реализацией соответствующих процессуальных отношений, в том числе и в отношении собирания доказательств по уголовному делу и приобщения их к материалам уголовного дела.

Недоверие к заключению специалиста может быть оправдано только в случае, когда ровно такое же (речь идет о степени) недоверие будет предъявлено и к заключению эксперта. До тех пор, пока будет существовать представленное несоответствие оценок заключений эксперта и специалиста, можно говорить о нарушении основных положений уголовно-процессуального закона [2, с. 23].

Компетентность эксперта и специалиста устанавливается посредством, во-первых, установления учреждения, в котором он работает, а во-вторых, посредством личностных профессиональных качеств указанных должностных лиц (стаж работы, наличие подтверждающих знания ученых степеней и званий и т. д.). И опять следует говорить о проблеме реализации указанной составляющей оценки заключения именно в отношении специалиста. Однако в отличии от предыдущего случая, данный видится нам вполне объективным, в виду пробельности процессуального законодательства. Обоснованность суждения эксперта и специалиста представляется наиболее спорной в числе составляющих предмета оценки данных доказательств по уголовному делу.

Спорность в данном случае проистекает из того факта, что лица, производящие оценку по указанному обстоятельству, не обладают необходимыми специальными знаниями, которые нужны им для производства такой оценки. По сути именно в связи с отсутствием таких знаний стороны и обращаются к экспертам и специалистам для разъяснения соответствующих вопросов.

Законодателем сформулирован ряд способов разрешения данной проблемы. В частности, это возможность проведения повторной экспертизы. Согласно части 2 статьи 207 УПК РФ при возникновении сомнений в обоснованности заключения эксперта или при наличии противоречий в выводах экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

Необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования. Суд также вправе назначить повторную экспертизу, если установит факты нарушения процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве судебной экспертизы, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов.

Еще одним механизмом проверки обоснованности заключения эксперта и специалиста может быть вызов лица, проводившего исследование и давшего данное заключение, на допрос.

Также о возможной необоснованности заключения могут свидетельствовать факты не предоставления эксперту и специалисту всех необходимых материалов дела (в том числе, по объективным причинам).

Заключительной составляющей предмета оценки заключения эксперта и специалиста выступает проверка соблюдения норм о процессуальном порядке уголовно-процессуальных правоотношений, складывающихся по поводу привлечения к расследованию эксперта и специалиста, проведения ими исследований, а также дачи заключений.

В данном случае оцениваются все возможные аспекты, в частности, порядок предоставления материалов, компетенция, вопросы, которые были поставлены перед экспертом или специалистом, процессуальные сроки, ознакомление всех участников с решением о проведении исследования, правильность оформления необходимых процессуальных документов и т. д. [1, с. 30].

По результатам оценки заключения эксперта и специалиста, лицо, ведущее производство по уголовному делу, принимает решение о признании заключения доказательством по делу и приобщении его к материалам расследования, либо о непризнании заключения доказательством и отказе в его приобщении к материалам уголовного дела.

При этом оценка заключения эксперта может быть оспорена только вместе с приговором или иным итоговым судебным решением при его обжаловании в установленном законом порядке.

Таким образом, необходимо отметить, что оценка заключений эксперта и специалиста производится исходя из следующих составляющих: 1) незаинтересованность эксперта и специалиста; 2) компетентность эксперта и специалиста; 3) обоснованность суждения эксперта и специалиста; 4) соблюдение процессуального порядка привлечения эксперта и специалиста к проведению исследования и дачи ими соответствующих заключений.

К сожалению, приходится констатировать явное несоответствие оценки заключения эксперта и специалиста. Указанное несоответствие проявляется не в пользу заключения специалиста: как показывает практика, заключения эксперта признаются допустимыми, относимыми и достоверными в подавляющем количестве случаев, в отличие от заключения специалиста, к которому многие практические работники органов следствия, а также суды изначально относятся с недоверием.

Представляется, что данная ситуация должна быть корректирована посредством ряда мер.

Во-первых, в УПК РФ необходимо конкретно регламентировать обязанность органов предварительного расследования и суда приобщать к материалам уголовного дела заключение специалиста, полученное стороной защиты, во всех случаях, когда установлена его относимость к предмету доказывания по уголовному делу, и обстоятельства, об установлении которых заявляет сторона защиты, имеют значение для данного уголовного дела и подтверждаются этим заключением специалиста. Такая регламентация позволит поставить заключение специалиста, полученное защитой, в один ранг с заключением эксперта и другими источниками доказательств, тем самым не допуская его неравноценной оценки.

Во-вторых, необходимо на практике обеспечить явку специалиста на допрос для дачи разъяснений по представленному стороной защиты заключению данного специалиста.

В конечном итоге, представляется, что необходимо обеспечить паритет оценки заключения эксперта и специалиста, помня при этом что ни тот, ни тот процессуальный документ не имеет заранее установленной силы, не обладает преимуществом перед другими доказательствами и, как все иные доказательства, оценивается по общим правилам в совокупности с другими доказательствами.

Литература:

  1. Балгужинов, Р. К. Заключение специалиста как источник доказательств в уголовном судопроизводстве / Р. К. Балгужинов. — Текст: непосредственный // Сфера знаний: вопросы продуктивного взаимодействия теории и практики. сборник научных трудов. — Казань: ООО «СитИвент», 2018. — С. 27–32.
  2. Гришина, Е. П. К вопросу о доктринальных и правовых положениях относительно заключения и показаний специалиста в уголовном судопроизводстве / Е. П. Гришина. — Текст: непосредственный // Российский судья. — 2019. — № 4. — С. 18–23.
  3. Патенкова, Ю. А. Заключение специалиста и его оценка в уголовном процессе / Ю. А. Патенкова. — Текст: непосредственный // Традиции и новации в системе современного российского права. — Москва: РГ-Пресс, 2019. — С. 594–595.
  4. Попова, И. П. Проблемы оценки заключения эксперта и специалиста субъектами доказывания / И. П. Попова. — Текст: непосредственный // Развитие криминалистики и судебной экспертизы в трудах профессора Е. Р. Россинской. — Москва: Общество с ограниченной ответственностью «Проспект», 2019. — С. 360–366.
  5. Яргутова, В. Ю. Заключение специалиста и заключение эксперта: сравнительная оценка в свете уголовно-процессуального законодательства / В. Ю. Яргутова. — Текст: непосредственный // Уголовное судопроизводство: стратегия развития. — Москва: Московский университет Министерства внутренних дел Российской Федерации им. В. Я. Кикотя, 2018. — С. 281–285.

Ключевые слова

уголовное судопроизводство, оценка доказательств, заключение эксперта и специалиста