Применение правоохранительными органами при расследовании преступлений аппаратно-программного комплекса UFED | Статья в сборнике международной научной конференции

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 6 февраля, печатный экземпляр отправим 10 февраля.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: 19. Государство и право

Опубликовано в

XIV международная научная конференция «Исследования молодых ученых» (Казань, ноябрь 2020)

Дата публикации: 12.10.2020

Статья просмотрена: 63 раза

Библиографическое описание:

Иванов, Д. С. Применение правоохранительными органами при расследовании преступлений аппаратно-программного комплекса UFED / Д. С. Иванов. — Текст : непосредственный // Исследования молодых ученых : материалы XIV Междунар. науч. конф. (г. Казань, ноябрь 2020 г.). — Казань : Молодой ученый, 2020. — С. 34-37. — URL: https://moluch.ru/conf/stud/archive/382/16082/ (дата обращения: 23.01.2021).



В настоящее время происходит стремительное внедрение цифровых технологий во все сферы жизни общества. Данный процесс наблюдается и в области обеспечения безопасности и правопорядка. Статья раскрывает особенности применения аппаратно-программного комплекса UFED при расследовании преступлений.

Ключевые слова: расследование преступлений, цифровые технологии, UFED.

Currently, there is a rapid introduction of digital technologies in all spheres of society. This process is also observed in the field of security and law enforcement. The article reveals the features of using the UFED hardware and software complex in the investigation of crimes.

Keywords: crime investigation, digital technologies, UFED.

«Информационное общество — общество, в котором информация и уровень ее применения и доступности кардинальным образом влияют на экономические и социокультурные условия жизни граждан» [4].

В соответствии с п. 8 Указа Президента РФ от 09.05.2017 № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017–2030 годы» «в России информационное общество характеризуется широким распространением и доступностью мобильных устройств (в среднем на одного россиянина приходится два абонентских номера мобильной связи), а также беспроводных технологий, сетей связи» [4].

Наше общество проходит процесс превращения в цифровое, внедрение цифровых технологий из года в год осуществляется все интенсивней. Данная тенденция благоприятно сказывается на развитии социума, но в то же время это находит отражение и в преступной деятельности. Информационные технологии все чаще используются в преступных целях, совершаются «бесконтактные» преступления, в связи с этим количество традиционных следов преступления значительно уменьшается, появляются цифровые следы, имеющие свои особенности. Специфичность данных следов выражается в том, что они быстро изменяются, невидимы для человеческого глаза, работать с таковыми возможно только при помощи компьютерных средств либо специального экспертного оборудования с проведением необходимых процедур.

При совершении преступления компьютер, мобильный телефон могут занимать одну из трех ролей: предмет преступного посягательства, орудие и средство совершения преступления либо хранилище информации о преступлении. Скобелин С. Ю. указывает, что «ценность такой информации очевидна для выявления, раскрытия и расследования преступлений, идентификации неопознанных трупов и др. Ведь с помощью данной информации следователь может получить криминалистически важную доказательственную или ориентирующую информацию: определить местонахождение субъекта преступления, его соучастников, свидетелей, потерпевших в определенное время, ознакомиться с журналом звонков, содержанием СМС-переписок, чатов, изучить журнал браузеров — страниц Интернета, на которые заходило лицо, и т. д». [12].

Активное распространение мобильных телефонов, планшетных компьютеров, смартфонов, имеющих особенность сохранять криминалистически значимую информацию, потребовало от правоохранительных органов принять меры, направленные на обеспечение служб криминалистики устройствами для ее извлечения [11].

Пастухов П. С. обращает внимание на то, что «современные технико-криминалистические средства позволяют быстро и безопасно восстанавливать, анализировать и извлекать удаленные и недоступные данные. Способность восстанавливать утраченные данные становится возможной благодаря применению экспертами передовых технологий восстановления, использованию технических знаний обработки цифровой информации» [10].

Для исследования мобильных телефонов при расследовании преступлений используются такие технико-криминалистические средства, как Мобильный Криминалист, XRY, но наиболее распространенным является комплекс UFED, который находится на вооружении правоохранительных органов многих стран. Данный комплекс позволяет выполнить операции, направленные на поиск и извлечение информации, значимой для расследования преступления. При помощи него из мобильного телефона возможно осуществить извлечение таких данных, как телефонная книга, сообщения, звуковые, фото-, видео-файлы, журналы исходящих, входящих и пропущенных вызовов, ESN, IMEI, ICCID, IMSI, имеется возможность клонирования идентификатора SIM-карты, анализа содержимого телефона без сетевых операций и необходимости «взламывать» SIM-карту, заблокированную PIN-кодом.

Как показывает следственная практика, аппаратно-программный комплекс UFED зарекомендовал себя с положительной стороны и активно используется при расследовании преступлений. Это подтверждается обзором по результатам обобщения практики криминалистического сопровождения расследования уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 285–286, 290–291.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), из которого следует, что «в следственных органах Следственного комитета существенно увеличилось количество фактов применения аппаратно-программного комплекса UFED, в результате чего добываются дополнительные доказательства о причастности лиц к инкриминируемым деяниям» [9].

Так, по уголовному делу по фактам совершения С. развратных действий в отношении несовершеннолетних в г. Южно-Сахалинске в ходе осмотра изъятого у подозреваемого телефона с применением комплекса «UFED» восстановлены удаленные контакты потерпевших, которых С. склонял к совершению развратных действий. В результате удалось выявить шесть дополнительных эпизодов совершенных им преступлений [7].

По уголовному делу, возбужденному по ч. 4 ст. 159 УК РФ по факту хищения путем обмана должностными лицами Управления на транспорте МВД России по Сибирскому федеральному округу денежных средств в размере 1325348,86 рублей, следователи-криминалисты участвовали в проведении обысков по месту жительства обвиняемых. В ходе обысков были изъяты мобильные телефоны, которые в последующем осмотрены с применением аппаратно-программного комплекса UFED. В ходе осмотра телефонов восстановлена удаленная переписка, свидетельствующая о совершенном хищении. По результатам расследования уголовное дело направлено в суд [8].

Извлечение интересующей информации из мобильного устройства с использованием комплекса UFED осуществляется в ходе осмотра предмета или при производстве судебной компьютерно-технической экспертизы. Осмотр производится в соответствии со ст. ст. 176–177 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ). О применении UFED в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 166 УПК РФ необходимо указывать в протоколе осмотра. Отчет, полученный в ходе производства осмотра, прилагается к протоколу следственного действия.

При применении аппаратно-программного комплекса UFED из мобильных устройств извлекаются сведения о контактах, сообщениях, переговорах интересующего следствие лица, а также личные фотографии и др. В соответствии со ст. 23 Конституции Российской Федерации «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения» [1]. В данном случае возникает вопрос: «Может ли являться допустимым доказательством информация, извлеченная из мобильного устройства, без соответствующего судебного решения?».

Согласно Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 2 октября 2003 г. № 345-О сведения о входящих и исходящих соединениях телефонных аппаратов конкретных пользователей связи являются информацией, которая составляет охраняемую Конституцией РФ тайну телефонных переговоров, а для получения данной информации требуется решение суда. В соответствии с Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2018 г. № 189-О проведение осмотра и экспертизы в целях получения информации, имеющей значение для уголовного дела и находящейся в памяти абонентских устройств, которые были изъяты в установленном законом порядке при производстве следственных действий, не требует вынесения решения суда. В связи с изложенным следует вывод, что для осмотра изъятых в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства мобильных устройств не требуется получение судебного решения.

В заключение следует отметить, что ввиду превращения современного общества в цифровое происходит стремительное внедрение цифровых технологий, которые используются и при совершении преступлений. В связи с этим правоохранительным органам необходимо совершенствовать способы сбора и анализа доказательств, повышать уровень профессиональной подготовки сотрудников, перенимать опыт правоохранительных органов зарубежных стран. Осмотр предметов с применением современных цифровых технологий расширяет границы решаемых таким следственным действием задач. Применение аппаратно-программного комплекса UFED позволяет произвести не только внешний осмотр устройства, но и извлечь информацию, которая содержится в его памяти, в том числе ранее удаленную. Данная информация может иметь как ориентирующий, так и доказательственный характер.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2020. — № 31, ст. 4398.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 31.07.2020) // Собрание законодательства РФ. — № 25. — 17.06.1996, ст. 2954.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 31.07.2020) // Парламентская газета. — № 241–242. — 22.12.2001.
  4. Указ Президента РФ от 09.05.2017 № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017–2030 годы» // Собрание законодательства РФ. — 2017. — № 20, ст. 2901.
  5. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 октября 2003 г. № 345-О Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Советского районного суда города Липецка о проверке конституционности части четвертой статьи 32 Федерального закона от 16 февраля 1995 года «О связи». URL: https://rg.ru/2003/12/10/svjaz-doc.html/ (дата обращения: 08.09.2020).
  6. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2018 г. № 189-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Прозоровского Дмитрия Александровича на нарушение его конституционных прав статьями 176, 177 и 195 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». URL: https://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-25012018-n-189-o/ (дата обращения: 08.09.2020).
  7. Вестник Главного управления криминалистики. 2017. № 5. С. 15.
  8. Вестник Главного управления криминалистики. 2018. № 6. С. 26.
  9. Вестник Главного управления криминалистики. 2019. № 11. С. 8.
  10. Пастухов П. С. О необходимости развития компьютерной криминалистики / под ред. О. А. Кузнецовой, В. Г. Голубцова, Г. Я. Борисевич, Л. В. Боровых, Ю. В. Васильевой, С. Г. Михайлова, С. Б. Полякова, А. С. Телегина, Т. В. Шершень // Пермский юридический альманах. Ежегодный научный журнал. — 2018. — № 1. С. 479–488.
  11. Сборник статей о деятельности криминалистических подразделений следственных органов Следственного комитета Российской Федерации / Следственный комитет Российской Федерации. М.: 2018. 240 с.
  12. Скобелин С. Ю. Использование цифровых технологий при доказывании преступной деятельности // Российский следователь. — 2019. — № 3. С. 26–28.