Лексико-семантические особенности стилистических средств и символизм в романе Натаниеля Готорна «Алая буква» | Статья в сборнике международной научной конференции

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 20 марта, печатный экземпляр отправим 24 марта.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: 28. Филология и лингвистика

Опубликовано в

XIII международная научная конференция «Исследования молодых ученых» (Казань, октябрь 2020)

Дата публикации: 14.09.2020

Статья просмотрена: 16 раз

Библиографическое описание:

Кокора, Ю. В. Лексико-семантические особенности стилистических средств и символизм в романе Натаниеля Готорна «Алая буква» / Ю. В. Кокора. — Текст : непосредственный // Исследования молодых ученых : материалы XIII Междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2020 г.). — Казань : Молодой ученый, 2020. — С. 76-78. — URL: https://moluch.ru/conf/stud/archive/380/16023/ (дата обращения: 06.03.2021).



В работе выделены основные аспекты, характеризующие лексико-семантические особенности стилистических средств романа. На основе лингвистического и экстралингвистического анализов рассматриваются главный объект и предмет исследования: символизм литературных тропов и лексические особенности английского языка, свойственного описываемой эпохе. Цель исследования заключается в нахождении языковых универсалий и их взаимосвязи с уникальными авторскими концептами.

Ключевые слова: троп, экстралингвистический анализ, лингвистический анализ, символизм.

The scientific article emphasizes the main aspects that characterize lexical and semantic features of the novel's stylistic means. By means of linguistic and extralinguistic analyses, the main object and subject of research are considered: symbolism of literary tropes and lexical features of the English language, typical of the described epoch. The aim of the research is to find language universals and to determine their cohesion with author's concepts.

Key words : trope, extralinguistic analysis, linguistic analysis, symbolism.

Роман Натаниеля Готорна «Алая буква» — квинтэссенция американского романтизма. Произведение, смело обнажая косную мораль пуританского общества, становится художественным открытием, преобразовывающим этические принципы и устои. Натаниель Готорн избрал романтизм главным направлением для своего творчества, веря, «что последний представлялся ему высшей формой выражения истин бытия». [1, c.14].

Актуальность выбранной темы обусловлена необходимостью систематизировать произведение Натаниеля Готорна с точки зрения лингвистики для более комплексного понимания особенностей языка автора и стилистических тропов. Главным символом романа выступает, безусловно, алая буква «А». По мере продвижения сюжета смысл подразумеваемого слова меняется: в начале — это «Adulteress»:

«Throughout them all, giving up her individuality, she would become the general symbol at which the preacher and moralist might point, and in which they might vivify and embody their images of woman's frailty and sinful passion» [2, c.74].

Но главная героиня романа, Эстер Принн, не просто символ греха, как кажется представителям пуританского общества. С первых глав романа автор наводит нас на мысль, что Эстер Принн, стоящая на помосте с младенцем на руках — своей красотой подобна Деве Марии:

«Had there been a Papist among the crowd of Puritans, he might have seen in this beautiful woman, so picturesque in her attire and mien, and with the infant at her bosom, an object to remind him of the image of Divine Maternity, which so many illustrious painters have vied with one another to represent; something which should remind him, indeed, but only by contrast, of that sacred image of sinless motherhood, whose infant was to redeem the world» [2, c. 34].

Образ женщины, ведущей затворнический образ жизни, позволяет впоследствии трактовать букву «А» как «Alienation». Отчужденность Эстер от внешнего мира постепенно перерастает в другой символ — в «ability». Сила духа главной героини побеждает неприязнь и предубеждение окружающих и становится олицетворением добродетели:

«...many people refused to interpret the scarlet A by its original signification. They said that it meant Able; so strong was Hester Prynne, with a woman's strength» [2, c. 92].

Алая буква появляется в конце романа на груди Артура Димсдейла как символ душевных и нравственных страданий. Клеймо, которое была вынуждена публично носить Эстер Прин, является незримым тяжелым грузом для пастора, трагедия которого заключена внутри собственной личности:

«Because Arthur perceives the world entirely through moral categories, he must see himself in just the same way as the crowd perceived Hester in the first scaffold scene: he is a sinner, nothing more» [2, c. 142].

Немало важную роль в романе играет символика цвета. В произведении в основном фигурируют оттенки красного, белого и черного. Контрастность цветообозначений на семантическом уровне позволяет судить об антитезах в художественной прозе: любви и ненависти, жизни и смерти, великодушии и мести: «the scarlet letter», «a decayed house of grey stone», «a gray expanse of cloud», etc.

Наряду с метафорами автор использует приём сравнения. Посредством союзов «like» и «as» Натаниель Готорн создает более точные художественные и зрительные образы:

«The great vault brightened, like the dome of an immense lamp…» [2, c.172].

«…like a tuft of green moss on a crumbling wall» [2, c. 27].

Символика цвета начинает выполнять свою этическую функцию с первых страниц романа: тюрьме, символу бесчеловечности, «чёрному цветку цивилизации» («a black flower of civilized society») противопоставлен дикий куст алых роз, символ любви добра и милосердия:

«It may serve, let us hope, to symbolize some sweet moral blossom, that may be found along the track, or relieve the darkening close of a tale of human frailty and sorrow» [2, c.32].

Немало важным художественным образом, несущим на себе смысловую нагрузку, является лес. Мрачный и таинственный, он почти всегда характеризуется в романе прилагательным «dark». Именно в лесу начинается путь духовного освобождения Эстер. Но не для всех персонажей лес олицетворяет одно и то же. Так, миссис Хиббинс, местная колдунья, часто называет его домом Черного человека («the Black Man»). Для Димсдейла лес становится местом, где он может свободно вздохнуть, а все недуги отступают. Для маленькой Пёрл, не обремененной косной пуританской моралью, свобода кажется естественным чувством, что роднит её с природной стихией и находит отражение в восприятии девочкой мрачного леса:

«The truth seems to be, however, that the mother-forest, and these wild things which it nourished, all recognized a kindred wildness in the human child» [2, с.175].

Немалую важность представляет образ ручья. Быстрый и порывистый, он во многом похож на Пёрл, но, в отличии от девочки, не наделён её жизнерадостностью:

«Pearl resembled the brook, inasmuch as the current of her life gushed from a well-spring as mysterious, and had flowed through scenes shadowed as heavily with gloom. But, unlike the little stream, she danced and sparkled, and prattled airily along her course» [2, c.177].

Но для Эстер ручей является воплощением безрадостной жизни и быстротечности времени:

«If thou hadst a sorrow of thine own, the brook might tell thee of it «.».. even as it is telling me of mine!» [2, с. 159].

Рассмотрев основные лексико-семантические особенности романа, можно сделать вывод, что произведение характеризуется многослойностью, наличием большого количества концептов, поликодовостью. Подробный анализ символов романа позволяет увидеть глубину мысли всемирно известного писателя и задуматься над актуальностью поднятых в произведении тем.

Литература:

  1. Виссон, Русские проблемы в английской речи. Издатель: ООО «Р.Валент». Город печати: Москва. Год печати: 2005, 94 с.
  2. Казакова Т. А. Практические основы перевода — СПб., 2002. 287 с.
  3. Монгилева Н. В. Семантическое пространство поэтического дискурса: дис. на соискание учен.степени канд. филол. наук: спец. 10.02.19. — Челябинск, 2004. — 168 c. (Электронный ресурс)
  4. Моррис Ч. Основания теории знаков // Семиотика / под ред. Ю. С. Степанова. М.: Радуга, 1983. 37–89 c.
  5. Налимов В. В поисках иных смыслов / В. Налимов. — М.: Прогресс, 1993. — 280 с.
  6. Смирнов И. П. Смысл как таковой. СПб.: Акад. проект, 2001. 352с.
  7. Якобсон P. Поэзия грамматики и грамматика поэзии (анализ пушкинского шедевра «Я вас любил. Любовь еще, быть может.».. // Семиотика. — М.: Радуга, 1983. C 41–45.
  8. Goikhman O. Y., Nadeina T. M. The basics of speech communication. Textbook. N.Y.: Mariner Books,1997, Pp. 210–214.
  9. Hawthorne N. The Scarlet Letter — Planet PDF. 394 p./www.planetpublish.com/wpcontent/uploads/2020/11/The_Scarlet_Letter_ Pp 14–379.
  10. Solovyova N. N. The development of thinking and mental development of a preschooler / Textbook on the culture of speech and speech communication. / M.: Грант, 1996. 340 c.

Ключевые слова

символизм, троп, лингвистический анализ, экстралингвистический анализ