Специфика адаптации сленга в произведении Э. М. Ремарка «Три товарища» | Статья в сборнике международной научной конференции

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 17 августа, печатный экземпляр отправим 21 августа.

Опубликовать статью в журнале

Автор:

Рубрика: 28. Филология и лингвистика

Опубликовано в

II международная научная конференция «Исследования молодых ученых» (Казань, июль 2019)

Дата публикации: 30.06.2019

Статья просмотрена: 3 раза

Библиографическое описание:

Колесникова К. Т. Специфика адаптации сленга в произведении Э. М. Ремарка «Три товарища» [Текст] // Исследования молодых ученых: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Казань, июль 2019 г.). — Казань: Молодой ученый, 2019. — С. 57-58. — URL https://moluch.ru/conf/stud/archive/340/15217/ (дата обращения: 24.08.2019).



Конечный результат чрезвычайно важен при переводе, так как именно от результата зависит реакция людей на предложенный перевод того или иного текста и понимание его окружающими. Исследователь Л. К. Латышев отмечает, что реакция человека на текст определяется не только свойствами самого текста (отраженными в нем свойствами текста, его семантикой и структурой), но и наличием определенных предпоссылок, которыми человек должен обладать, чтобы адекватно воспринять и интерпретировать текст. Сюда относится знание языка, на котором составлен текст, наличие привычек к определенным языковым стандартам и стереотипам и определенных предварительных знаний, без которых нельзя толком понять, о чем идет речь [2].

Сленговые выражения чаще всего используются авторами в своих произведениях для создания определённой атмосферы и образа персонажа. Сленг в своих произведениях использовали такие авторы, как Ирвин Шоу, Кен Кизи, Мириам Пресслер и Эрих Марии Ремарк. Наличие большого количества подобных выражений делает речь их персонажей более живой, искренней и схожей с речью реальных людей. Переводчик при адаптации сленговых выражений, встречающихся в упомянутых выше произведениях, в основном использует такой переводческий прием, как конкретизация, который позволяет переводчику передать те особенности, которые характерны именно для сленга [1].

Приведем примеры перевода на русский язык сленговых выражений из произведения немецкого писателя Эриха Марии Ремарка «Три товарища»:

«Dann werd' ich mir verdrücken». — «Тогда я смываюсь» (перевод Г. Зибровой). В немецком языке у глагола «verdrücken» есть значение «смять, раздавить». В значении «уходить» этот глагол используется только в сленговых выражениях. Хотя его можно было бы заменить словами нейтральной коннотации, например: weggehen, entfernen [3, С. 37]. В данном примере переводчик использует модуляцию.

«Darauf muss ich unbedingt noch einen zwitschern». — «За это я должна тяпнуть еще одну рюмочку» (перевод О. Ермолиной). Основные значения глагола zwitschern — чирикать, петь, сверкать, мерцать. Но в данном контескте перевод «За это я обязательно должна спеть (или сверкнуть)» будет совершенно неуместным. Переводчик вновь прибегает к использованию модуляции. Поэтому мы переводим этот глагол, как «тяпнуть» или «пропустить рюмочку» [3, С. 56].

«Lass den Kram sausen». — «Пошли ты всю эту муть к чёрту!» (перевод О. Ермолиной). Kram — это хлам, а sausen lassen — упустить что-либо. Отсюда следует, что дословно это выражение переводится «Упусти ты весь этот хлам!». Но, зная, в каком эмоциональном состоянии находится герой произведения, стоит перевести это, прибегнув к приёму модуляции, как «Пошли ты все это к чёрту!» [3, С. 59].

«Was mochte ich da vorhin nur alles zusammengeredet haben!» — «Что я ей только не наболтал! Какую чушь я ей только не наплёл!» (перевод О. Ермолиной). Глагол «zusammenreden» испльзуется в разговорной речи в значении «болтать». В данном случае заменить его при переводе на более нейтральный глагол «говорить» будет неправильно и перевести всё предложение как «Чего я только ей не наговорил», так как при этом предложение потеряет свою выразительность и оригинальную задумку автора [3, С. 74].

«Er machte Stielaugen». — «Он вытаращил глаза» (перевод Г. Зибровой). «Stielaugen» переводится как «глаза навыкат», то есть дословным переводом данного выражения будет «он сделал глаза навыкат». В книге речь идет о том, что главный герой Ленц был удивлен поведением своего друга. В данном случае правильнее будет использовать модуляцию, и перевести это предложение «Он вытаращил глаза» [3, С. 107].

«Nicht kapiert?» — «Не усёк?» (перевод Г. Зибровой). Глагол «kapieren» обозначает «понимать, смекать». В любой другой ситуации данное выражение могло бы быть переведено как «не понял?». Однако автор произведения использовал именно глагол «kapieren», а не глагол «verstehen». Здесь автор хотел подчеркнуть раскованность героя и сделать его речь проще и понятнее, поэтому в данном случае подходит перевод «Не усек?», что ещё раз демонстрирует применение модуляции [3, С. 202].

«Da sitzen wir drin». — «Здесь мы влипли» (перевод Г. Зибровой). В словаре можно найти такой перевод глагола «darinsitzen» как «сидеть внутри». Дословный перевод этого предложения: «Так мы сидим внутри». Но в данном литературном произведении подразумевается «мы попали в беду» (это становится понятно из контекста), поэтому оно с использованием модуляции переводится как «Мы влипли», исходя из того, что глагол «darinsitzen» — сленговое слово [3, С. 209].

«Mensch, ziehe bloss Leine». — «Ну-ка, парень, вали отсюда» (перевод О. Ермолиной). Дословно перевести это сленговое высказывание можно как «Парень, тащи свои вожжи». Однако переводчику необходимо учитывать и дополнительные значения слов. В данном случае это «сматывать удочки, смыться». Это перевод гораздо лучше подходит по смыслу, так как в книге один из главных героев, Роберт, ссорится с охранником отеля, который грубо советует ему уходить оттуда [3, С. 213]. В данном случае переводчик использует антонимический перевод.

«Angeschissen hat Gustav mich». — «Надул меня Густав» (перевод Г. Зибровой). Это предложение является еще одним примером сленга, так как у глагола «anscheissen» все его значения не являются нейтрально окрашенными словами: 1) загадить; 2) наорать, обругать; 3) надуть, провести. И, судя по контексту, при переводе используется третье значение глагола — «Густав надул/провел меня» [3, С. 221].

«Er war verdammt herunter». — «Он совсем скис» (перевод Г. Зибровой). «Он был чертовски внизу» — это дословный перевод данного сленгового выражения. Однако контекст помогает понять, что именно имел в виду автор. Здесь это «он был расстроен». В таком случае, мы подбираем сходное по смыслу сленговое выражение — «Он совсем скис» [3, С.240]. В данном примере переводчик вновь обращается к модуляции.

В общей сложности в романе было найдено 26 сленговых выражения, 22 из которых переводятся с использованием модуляции. Из этого следует, что при переводе сленговых выражений из произведения «Три товарища» переводчики Г. Зиброва и О. Ермолина чаще всего прибегали к использованию такой переводческой трансформации, как модуляция. Они сначала дословно переводили предложение и, уже исходя из контекста, придавали ему разговорный характер.

Таким образом, немецкий молодёжный сленг в современном мире становится не только атрибутом определённой субкультуры, но и ярким выразительным средством в литературе, что и вызывает необходимость соблюсти узус при переводе сленговых выражений с немецкого языка на русский.

Литература:

  1. Каюмова Д. Ф., Кошенкова А. А. Перевод жаргона (сленга) в произведениях немецкоязычных авторов // БГЖ. — 2014. — № 2 (7).
  2. Латышев Л. К. Технология перевода: учеб. пособие для вузов. 2-е изд. М., 2005. — 320 с.
  3. Remarque E.-M. Drei Kameraden. Moskau: Verlag Für Fremdsprachige Literatur, 1960. — 456 S.