Марксистская аксиология В. П. Тугаринова как криптосистема советской этики | Статья в сборнике международной научной конференции

Библиографическое описание:

Якимова Е. Г., Мартьянов Е. Ю. Марксистская аксиология В. П. Тугаринова как криптосистема советской этики [Текст] // Новые идеи в философии: материалы Междунар. науч. конф. (г. Пермь, апрель 2015 г.). — Пермь: Зебра, 2015. — С. 51-62. — URL https://moluch.ru/conf/philos/archive/135/7840/ (дата обращения: 18.06.2018).

Данная статья представляет собой комплексный анализ проблемы ценностей в советской этике на основе монографии «О ценностях жизни и культуры» известного отечественного философа В. П. Тугаринова. В ходе анализа впервые выстраивается система ценностей В. П. Тугаринова на основе рассмотрения таких этических категорий, как «ценность», «жизнь», «добро», «красота» и т. д., доказывается, что учение о ценностях данного философа является криптосистемой советской этики.

Ключевые слова: марксистская аксиология, В. П. Тугаринов, ценность, советская этика, криптосистема, жизнь, культура, добро, красота.

 

Василий Петрович Тугаринов (1898–1978) является одним из виднейших советских философов-новаторов XX века, создателем теории ценностей как особой области знания в классическом марксистском учении [См.: 1]. Его труды «О ценностях жизни и культуры» (1960) [2] и «Теория ценности в марксизме» (1968) [3] являются крупными работами в области марксистской аксиологии. В рамках данной статьи будет сделан акцент на анализе монографии «О ценностях жизни и культуры», которая раскрывает основные аспекты марксистской аксиологии как одной из криптосистем советской этики.

«Не берусь предсказывать — разгромят меня или вознесут, но убежден, что обсуждение проблемы ценностей необходимо для развития философии марксизма» — эти слова В. П. Тугаринов произнес на заседании кафедры этики Ленинградского университета в 1960 году [4, с. 28–29]. Молодой коллектив кафедры с живым интересом воспринял инициативу заведующего кафедрой, и его монография «О ценностях жизни и культуры» получила необходимое одобрение и увидела свет. Восприятие этой работы в советской этике было неоднозначным: как потворничество Западу, как упаднический труд, как вредное заблуждение автора. Это было связано с тем, что сама идея существования теории ценностей как особой сферы научного знания была невозможна для классической марксистской философии. Из-за этого В. П. Тугаринов подвергался резкой критике, и лишь горячая поддержка коллектива кафедры не привела к его полному научному фиаско.

Первый всесоюзный симпозиум по теории ценностей в Тбилиси (1965), напротив, открыл большое количество сторонников идей Василия Петровича, в том числе и среди авторитетной грузинской философской школы (Н. Чавчвадзе, Г. Бандзеладзе) [4, c. 29]. Интересна и судьба книги «О ценностях жизни и культуры». По воспоминаниям очевидцев, с увеличением давления ортодоксального научного сообщества на данную работу, Василий Петрович стал избегать своей главной идеи — выделение аксиологической проблематики в отдельную область научного знания. Так, во время оппонирования О. Г. Дробницкому на симпозиуме, В. П. Тугаринов «ушел» от конфронтации, не став выдвигать свой главный тезис о том, что ценность представляет собой особое содержание, находящееся между знанием и практической деятельностью человека. Вышедший в 1968 году труд «Теория ценностей в марксизме» подтвердил догадки — В. П. Тугаринов аккуратно обходил острые углы проблемы, явно не маркируя новое содержание ценности как философской категории.

Нельзя не иметь в виду, что открытое выступление против классической трактовки марксизмом этической категории «ценность» могло привести к завершению научной карьеры. Концепция марксистской аксиологии В. П. Тугаринова воспринималась как обращение к западной системе ценностей, к буржуазной науке. В советской этике вопрос о категории «ценность» до 60-х годов XX века практически не поднимался — «ценность» в марксизме включалась в категорию «знание». Именно поэтому мы считаем, что труд «О ценностях в жизни и культуре» недооценен современной научной мыслью и нуждается в системном анализе и актуализации. Как нельзя лучше книгу, которая вышла в печати более пятидесяти лет назад, характеризуют слова современного отечественного философа С. Н. Артановского: «…Такие книги как монография Тугаринова — это вклад в гуманистическую культуру современности» [5].

Таким образом, марксистская аксиология В. П. Тугаринова представляет собой, на наш взгляд, одну из криптосистем советской этики (под криптосистемой мы понимаем «самобытные оригинальные этические системы советских ученых, имеющие в своей основе скрытые, несоответствующие идеологическому и политическому курсу СССР идеи» [6]). Для исследователей, анализирующего криптосистему марксистской аксиологии В. П. Тугаринова, особенно будут ценно мнение его ученика, С. Н. Артановского, который прямо указывает на важнейшее значение монографии «О ценностях жизни и культуры» для отечественной этической мысли. Как отмечает С. Н. Артановский, эта книга в полной мере отражает направление идей В. П. Тугаринова. Не случайно, ученик соотносит книгу с воспоминаниями о беседах с учителем, где «…он был гораздо свободнее, чем на кафедре или в печати» [5]. По мнению С. Н. Артановского, книга В. П. Тугаринова «…как бы пробила брешь в марксистской идеологии, утверждавшей, что ни каких общечеловеческих, единых для всей истории народов мира ценностей нет, а есть только классово обусловленные ценности» [5]. Данный тезис вызывал особую критику монографии у представителей классической марксистской философии. Уже в оглавлении В. П. Тугаринов определяет то содержание понятия «ценность», о котором будет идти речь в книге, среди глав мы можем встретить также такие категории, как «жизнь», «истина», «добро», «красота». Попытка автора определить некие ценностные универсалии, единые для разных обществ и культур, резко противоречила с тезисом о классовом характере ценностей в марксизме. Это отмечает и С. Н. Артановский: «В книге Василия Петровича было показано, что такие ценности как истина, добро и красота и другие присущи всем народам и культурам, хотя каждый раз, в зависимости от исторической эпохи и особенностей этнонациональной культуры они принимают различный облик» [5].

Тезис об универсальном ценностном содержании является центром криптосистемы марксистской аксиологии В. П. Тугаринова. В самой книге автор реализует данную идею через марксистскую методологию, но классические рассуждения о торжестве классовой борьбы лишь поверхностно скрывают главную идею, проходящую через всю книгу — существует универсальное содержание категории «ценность», общее для человечества, независимо от политического и общественного строя. К примеру, С. Н. Артановский, иллюстрируя содержание книги, отмечает: «Тугаринов продолжил линию, берущую начало в философии неоконтианцев и феноменологов конца XIX века» [5]. Свою идею о первоначале криптосистемы В. П. Тугаринова, С. Н. Артановский подтверждает цитатой М. Шеллера о том, что «…ценности вечны по содержанию, но историчны по форме» [5]. По сути, марксистская аксиология и есть попытка отразить в советской этике идею о универсальном содержании ценностей.

Обратимся к более подробному анализу книги. Отличительной особенностью монографии «О ценностях жизни и культуры» является то, что в сто пятьдесят страниц текста В. П. Тугаринов поместил не только ключевые идеи, инновационные своему времени, но и построил фундамент теории моральных ценностей. Уже начиная с введения, мы можем наблюдать, как автор определяет те базовые понятия, с которыми ему предстоит работать и умело организует их в систему. К примеру, вот определение категории «ценность», данное В. П. Тугариновым уже на первой странице книги: «Ценности суть те явления (или стороны явлений) природы и общества, которые являются благами жизни и культуры людей определенного общества или класса в качестве действительности или идеала» [2, c. 3]. Последовательно выстраивая структуры теоретической базы, Василий Петрович сразу же разделяет понятия «ценность» и «оценка»: «…Ценность есть реальное или желаемое явление (факт или идеал), а оценка — отношение к этому явлению…» [2, c. 3]. Особый интерес представляет то, что данное разграничение особым образом полемизирует с другими системными исследованиями категории «ценность» в советской этике. Например, у О. Г. Дробницкого в работе «Мир оживших предметов» (1967), «ценность» выступает, прежде всего, как значение предмета или представления [См.: 7]. Из выстроенной нами теоретической оппозиции можно сделать вывод о том, что ВП. Тугаринов в основу понятия «ценность» закладывает именно физический объект или представление, а значение выводится им уже в оценивании факта или идеала. Оценка участвует в отнесении к роду ценностей тех или иных событий или предметов: «зачисление в ценности или отказ в этом зависит от характера указанного отношения: от положительной или отрицательной оценки» [2, c. 3].

Свою систему ценностей В. П. Тугаринов начинает выстраивать с понятия «жизнь». Самой общей и первой ценностью жизнь является потому, что «…потеря жизни исключает пользование всеми остальными ценностями» [2, c. 3], т. е. жизнь — это некая первоценность, которая открывает человеку доступ к ценностному содержанию мира. В какой-то мере, В. П. Тугаринов говорит о жизни, как технообразе ценностей, определенной первичной идеи, отражениями которой являются все ценности, осваиваемые человеком в процессе жизни. Жизнь не только включает в себя ценности, но и наделяет человека возможностью оценивания, иными словами, ценностным отношением к любому объекту, событию или явлению действительности. На наш взгляд, следует наглядно изобразить систему ценностей В. П. Тугаринова в форме следующей схемы:

 

социальные

 

духовные

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Данная схема нуждается в определенных пояснениях. Во-первых, уже от названия книги «О ценностях жизни и культуры», мы видим определенное противопоставление между двумя группами ценностей. Выстраивая теоретический фундамент системы ценностей, В. П. Тугаринов уделяет этому внимание: блага жизни в его понимании имеют свойство «самодавлеющих… побуждающих» [2, c. 4] ценностей, определенных материальным началом человека, и, как следствие, необходимостью удовлетворения потребностей. Материальные, социальные и духовные блага тесно взаимосвязаны друг с другом в своем воздействии на человека. К примеру, достаток — есть не только «…материальная, но одновременно и экономическая и духовная свобода…» [2, c. 16]. Удовлетворение потребности в достатке, по мнению В. П. Тугаринова, освобождает человека от гнетущих страхов и забот, оздоровляет и укрепляет весь психический комплекс личности.

Ценности культуры, напротив, носят отпечаток универсальных идей жизни и не зависят от потребностей человека. Неслучайно, Василий Петрович очерчивает их круг, включая в него такие категории, как «свобода», «справедливость», «истина», «добро» «красота», следуя, между прочим, русской философской традиции. Примечательна цитата японского философа Янагида Кэндзюро, которую приводит В. П. Тугаринов: «Первое условие свободы — свобода жить…» [2, c. 67]. Данное высказывание подчеркивает прямую зависимость ценностей культуры от жизни как высшей первичной ценности. Ценности культуры, по сути, есть необходимые условия жизни человека — «… для того, чтобы жить нам необходимы средства к жизни…» [2, c. 45]. Анализируя данные понятия, мы можем считать, что они составляют содержание оценки, то есть определяют отношение к явлениям действительности. В подобном разграничении интересна попытка автора выйти за рамки материалистического диктата и ввести в структуру ценности культуру как универсальный классификатор, не определяемый интересами классов, — ценности, лежащие в основе потребностей, материальных, социальных, духовных, отделяются от понятий — «осколков» первичной ценности, жизни. В. П. Тугаринов отвергает принцип классового разделения и на уровне морали. Примечательна цитата Василия Петровича: «Наряду с неоспоримым фактом различия моральных воззрения у различных общественных классов нельзя отрицать и того, что происходит определенное развитие морального сознания всего человечества» [2, c. 58].

Свобода, справедливость, добро, истина, красота — составляют содержание оценочного суждения человека. Критикуя тезис неопозитивиста Р. Карнапа о том, что «оценочные суждения нельзя образовать», В. П. Тугаринов, отмечает, что «люди во все времена строили отношения, руководствуясь определенными оценками: справедливого или несправдливого, хорошего или плохого…Ценностные категории — великие рычаги защиты существующих общественных нравов и отношений или перестройки этих нравов и отношений» [2, c. 5]. Подобная логика определяет ценности культуры как содержание отношения человека к фактам действительности, ядро его оценочной деятельности. В данной идее можно отметить научное новаторство В. П. Тугаринова, выходящего за рамки исторического материализма, — вместо классовых интересов, содержание оценивания определяется культурой и ее ценностями. Здесь Василий Петрович выводит ценность из классической теории марксизма, определяя общечеловеческий характер данной философской категории. Рассуждая о возможности человека оценивать явления действительности, В. П. Тугаринов вступает в активную полемику с неопозитивизмом, ставя под сомнение, например, отказ от оценивания вообще. Подобная точка зрения может «…убедить людей отказаться от суда над отрицательными явлениями вообще» [2, c. 7]. Данная цитата Василия Петровича особенно актуальна сегодня, когда современное общество практически утратило возможность оценивания и порицания отрицательных явлений жизни. Отсутствие необходимости оценивания на Западе, к примеру, подается как гипертолерантность, оправдывающая разложение нравов, всеобщий цинизм и равнодушие. В какой-то мере происходит раздробление общества, — человек XXI века перестает воспринимать принадлежность к обществу, его историческим и культурным задачам, напротив, противопоставляя личный индивидуализм и нонконформизм традиционным ценностям. Об этом и предупреждал В. П. Тугаринов в своей книге «О ценностях жизни и культуры», которая по нашему мнению намного опередила свое время:«…человеческая личность развивается на основе отчуждения ее от общества…а на основе единства, сочетания личных и общественных интересов» [2, c. 44].

Ценности культуры Тугаринов выделяет особо. Не случайно каждой ценности, выражающей идею жизни, посвящена отдельная глава книги. И одной из важнейших ценностей культуры является «добро». Интересно понимание В. П. Тугариновым данной категории этики. К примеру, автор считает, что «…без уважения к добру и преклонения перед ним, человек опускается до уровня животного» [2, c. 120]. Можно говорить о том, что В. П. Тугаринов определяет добро как особую реальность жизни человека и его интересов. Анализ этической категории «добро» в книге также неоднозначен и отходит от классического понимания марксисткой этикой добра как критерия классовой полезности. По мнению В. П. Тугаринова, для которого добро — есть осознанная моральная деятельность человека, все это является лишь поверхностным взглядом. Подобное совмещение двух понятий мы можем наблюдать в следующих цитатах: «…сфера морали — это сфера моих отношений к людям, обществу, самому себе…сфера морали — это сфера внутреннего отношения человека к своей деятельности и к другим людям, сфера побуждений, определяющих его поступки…» [2, c. 124]. Таким образом, добро — это результат сознательной моральной деятельности человека, приносящий пользу. Ниже приведем прямую цитату определения В. П. Тугариновым добра как ценности культуры — «…добром мы называем такое поведение, которое осуществляется с сознательной целью принести пользу» [2, c. 121]. Неслучайно, добро выводится в книге из классового понимания и становится «общечеловеческой» этической категорией. Добро в системе ценностей предстает как единство общего и особенного, выступая, тем самым, как единство «абсолютного и относительного». Диалектика добра раскрывается В. П. Тугариновым все же через определение классовой полезности, т. е. добром может быть лишь то, что направлено на пользу обществу и классу. Проиллюстрируем данный тезис цитатой: «…признать ценность добра отнюдь не значит обьявить ее абсолютной сущностью, не зависимой от интересов людей и от истории. Ценность добра в том, что оно способствует улучшению общественной жизни» [2, c. 129]. Здесь необходимо отметить, что классовый принцип отрицается В. П. Тугариновым не полностью, скорее, он пытается синтезировать принцип классового интереса и общечеловеческих ценностей. Данное единство объясняется автором через объективные и субъективные стороны добра и зла. Добро как явление общественной жизни объективно, и может быть выражено через поступок. Субъективное выражение добра отражается В. П. Тугариновым через форму мотива поступка, побуждения к нему. Субъективное побуждение и объективный результат не всегда являются синонимами.

Новаторство В. П. Тугаринова и его марксисткой аксиологии заключается в том, что объективное и субъективное не просто «…находятся в неразрывной связи и взаимодействии на основе объективного…» [2, c. 132]. Автор подчеркивает особое значение субъективной стороны, тем самым определяя право не только на принцип классовой полезности поступка, но и внутреннюю форму субъективного мотива и побуждения. Добро выводится В. П. Тугариновым из границ классической этики, являясь универсальной общечеловеческой ценностью культуры.

Одной из важнейших ценностей культуры является и «красота». Ценность красоты, по мнению автора, заключается в том, что «…она доставляет человеку духовную радость, духовное наслаждение…» [2, c. 137]. В чем же заключается ценность красоты? В. П. Тугаринов объясняет это духовным наслаждением, доставляемым красотой, иначе называя это наслаждение — «волнением». Духовное волнение, говорит В. П. Тугаринов, является непременным признаком красоты. Прекрасной можно назвать ту сторону деятельности, «которая доставляет нам радость, удовольствие наслаждение, хотя и не преследует специально этой цели» [2, c. 140]. Прекрасными вещи становятся настолько, насколько мы получаем от них эстетическую радость. Исходя из этого, мы можем трактовать красоту как «…свойство явлений действительности, которые доставляют нам особый вид духовной радости» [2, c. 139]. Как различаются объективные и субъективные стороны прекрасного так различаются ценность красоты и ее природа. В чем же заключаются различия, которые определяет В. П. Тугаринов для данных понятий? Нельзя говорить о красоте в объективном смысле, отрывая ее от человека, но также невозможно сводить красоту к радости, которую она доставляет. Здесь В. П. Тугаринов выдвигает важнейшую идею об универсальной ценности красоты, не зависящей от классового принципа: «…общезначимость, как известно, не может быть основным критерием объективности чего-либо, она служит лишь веским подтверждением этой объективности…» [2, c. 141]. Продолжая идею о ценностях культуры у В. П. Тугаринова, отметим, что свойство красоты, прекрасного трактуется у него как «жизнь в полном объеме ее развития» [2, c. 143]. Диалектика такой ценностной категории как красота приведет нас к вопросу о том, что первично — чувства или идеи? Здесь открывается оригинальность В. П. Тугаринова как неортодоксального марксистского философа. Проследим за его мыслью: «У нас обращают внимание преимущественно на идейную сторону произведений искусства, на его воспитательную функцию в смысле воспитания мировоззрения, политической сознательности и т. п. и при этом иногда упускают из виду то, что это функцию искусство призвано выполнять по-особенному, эстетическое наслаждение, которое имеет важнейшее значение» [2, c. 147–148]. Среди марксистской этики второй половины XX века, только отошедшей от псевдорелигии сталинизма, идею о том, что принцип классовой полезности не является единственным в содержании ценностей, проблема субъективного и объективного в ценностях культуры, — вот главная проблема марксистской аксиологии В. П. Тугаринова, проблема, которую классическая марксистская этика не приняла и принять не могла. Марксистская аксиология развивает идею чувства красоты как основы эстетической идеи. По мнению, В. П. Тугаринова, «последняя не оторвана от эстетического чувства, а является его обработкой… идея пропитана чувством, поэтому она имеет своим источником не другую идею, а свою собственную чувственность (чувство красоты и не отделимо от нее)…» [2, c. 149]. Эстетическая идея выступает как результат соединения гаммы всех чувств, возбуждаемых всем многообразием явлений действительности.

В чем же состоит специфическая природа красоты как эстетической идеи? По мнению, В. П. Тугаринова, специфика заключается именно в ценностном подходе, который возможен и в науке, и в морали, и в политике, и в жизни. Но только ценности культуры включают оценку, отнесение к ценностям иных свойств и сторон действительности. «Ценность красоты состоит не только в чувстве, в той радости, которую они приносит человеку, но и в тех идеях, которые она вызывает в сознании человека.».. [2, c. 152].

Таким образом, на основе анализа монографии «О ценностях жизни и культуры» были проиллюстрированы основные положения марксистской аксиологии В. П. Тугаринова, рассмотрены основные ее категории и актуализировано ее значение как для советской, так и для современной этики. Впервые в истории отечественной этики монография «О ценностях жизни и культуры» подвергается системному анализу, который не только определяет конструктные единицы системы ценностей В. П. Тугаринова, но рассматривает проблему марксистской аксиологии как криптосистему советской этики.

 

Литература:

 

1.                  См.: Якимова Е. Г. Новаторство В. П. Тугаринова в рассмотрении проблемы ценностей в советской этике [Текст] / Е. Г. Якимова, Е. Ю. Мартьянов // Modern philosophic paradigms: interrelation of traditions and innovative approaches: materials of the II international scientificconference on March 3–4, 2015. — Prague: Vědecko vydavatelské centrum «Sociosféra-CZ», 2015. — P. 67–71

2.                  Тугаринов В. П. О ценностях жизни и культуры [Текст] / В. П. Тугаринов — Ленинград: Типография ЛОЛГУ, 1960. — 155 с.

3.                  Тугаринов В. П. Теория ценностей в марксизме [Текст] / В. П. Тугаринов — Ленинград: изд-во Ленинградского университета, 1968. — 252 c.

4.                  Иванов В. Г. Время Тугаринова: эпоха возрождения философского факультета [Текст] / В. Г. Иванов // Тугариновские чтения. Материалы научной сессии. Серия «Мыслители». — Вып. 1. — СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2000. — С. 26–30.

5.                  Артановский С. Н. Учитель жизни. Несколько штрихов к портрету В. П. Тугаринова [Электронный ресурс] / С. Н. Артановский // Сетевое сообщество «Российская культурология»: [сайт]. — URL: http://culturalnet.ru/main/getfile/1756 (дата обращения 03.01.2015)

6.                  Мартьянов Е. Ю. «Неортодоксальная этика»: история и опыт исследований [Текст] / Е. Ю. Мартьянов, Е. Г. Якимова // Инновационное развитие современной науки: сборник статей Международной научно-практической конференции (14 марта 2015 г., г. Уфа). — В 2 ч. — Ч. 2. — Уфа: Аэтерна, 2015. — C. 73–76

7.                  См.: Дробницкий О. Г. Мир оживших предметов. Проблема ценности и марксистская философия / О. Г. Дробницкий. — М.: Политиздат, 1967. — 351 с

Основные термины (генерируются автоматически): марксистская аксиология, ценность жизни, ценность культуры, советская этика, ценность, культура, добро, система ценностей, жизнь, ценность красоты.

Ключевые слова

Ценность, культура, жизнь, добро, марксистская аксиология, В. П. Тугаринов, советская этика, криптосистема, красота.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос