Межъязыковая интерференция и влияние процесса глобализации на русский язык | Статья в сборнике международной научной конференции

Автор:

Рубрика: 5. Общее и прикладное языкознание

Опубликовано в

III международная научная конференция «Актуальные проблемы филологии» (Казань, май 2018)

Дата публикации: 04.05.2018

Статья просмотрена: 8 раз

Библиографическое описание:

Абдрахман А. К. Межъязыковая интерференция и влияние процесса глобализации на русский язык [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы III Междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2018 г.). — Казань: Молодой ученый, 2018. — С. 9-11. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/301/14225/ (дата обращения: 24.06.2018).



В статье рассматривается влияние процесса глобализации на русский язык, а также межъязыковая интерференция.

Ключевые слова: глобализация, язык, культура, мышление, социум, англицизмы, иностранные языки, многоязычие, внутриязыковая интерференция, лингвистика.

В двадцать первом веке мир вступает в качественно новый этап своего развития, о чем свидетельствуют трансформации социально — политических систем и глубокие изменения, происходящие в геополитических структурах. Наиболее зримым проявлением и показателем этих перемен является процесс глобализации. Принято считать, что в середине 60-х гг. ХХ века М. Маклюэном введено понятие «глобальной деревни» (global village), а в социологический контекст оно вошло уже в 1981 г. благодаря Дж. Макмену, указавшему на начавшуюся глобализацию социальных отношений [1].

Глобализация — это «сложный многомерный процесс, характеризующийся в политической, экономической, культурной и информационной универсалии, когда территориальность стирается как организующий принцип культурной и социальной жизни» [2, с.13]. Глобальные проблемы могут быть успешно решены только совместными усилиями государств.

Нередко понятие «глобализация» заменяется другими, схожими определениями, такими как «вестернизация, универсализация, модернизация». Однако несмотря на тот факт, что все эти термины близки по значению и имеют много общего, они не раскрывают в полной мере уникальность изучаемого нами процесса. Обращаясь к статье Ивановой О. А. и Сабировой Д. Р. «Современный этап глобализации: языковой аспект», можно отметить, что «глобализация не ограничивается лишь введением культурных норм, характерных для западных стран, ростом международных отношений и преодолением ограничений в передвижении из одной страны в другую. Глобализация есть интенсификация всемирных общественных связей, в результате которой события локального значения влияют на мировые и наоборот» [3].

Процесс глобализации мира мы можем наблюдать уже сейчас. Прежде всего, это связано с тем, что мы живем в век бурного развития современных информационных технологий, в котором научно — технический прогресс не заставляет себя долго ждать. Главными факторами, обуславливающими успешное развитие глобализации, являются, прежде всего, электронные средства связи и коммуникации, информационные и технологические изменения, гибкие автоматизированные производства, создающие возможности для быстрого распространения информации. Глобализация — важнейшая категория новой проблемной области. Однако ее лингвистическая значимость осознана учеными относительно недавно: Н. Коупленд [Coupland 2003] отмечает, что лингвистика заинтересовалась глобализацией лишь в первые годы ХХI века — позже других гуманитарных дисциплин. Первой системной попыткой осмыслить формирующийся глобальный мир был специальный выпуск журнала «Journal of Sociolinguistics» в 2003 г., посвященный теме «Sociolinguistics and Globalisation» (социолингвистика и глобализация) [1].

Стоит отметить, что описываемый нами процесс глобализации не только оказывает решающее влияние на такие сферы человеческой деятельности как экономика, политика, образование, культура, но также воздействует на общество и мышление людей, и как следствие, на язык.

Между языком, культурой и обществом, безусловно, существует теснейшая связь. Ни один из этих элементов не может существовать по одиночке, не зависимо друг от друга.

Согласно С. Г. Тер — Минасовой, «язык — зеркало культуры, в нем отражается не только реальный мир, окружающий человека, не только реальные условия его жизни, но и общественное самосознание народа, его менталитет, национальный характер, образ жизни, традиции, обычаи, мораль, система ценностей, мироощущение, ви́дение мира. Как один из видов человеческой деятельности язык оказывается составной частью культуры, определяемой как совокупность результатов человеческой деятельности в разных сферах жизни человека: производственной, общественной, духовной. Однако в качестве формы существования мышления и, главное, как средство общения язык стоит в одном ряду с культурой» [4, с. 13].По Воркачеву, «язык во все времена оставался наиболее яркой идентифицирующей характеристикой этноса, еще Пифагор «для познания нравов какого ни есть народа» советовал прежде всего изучить его язык [5, с.1].

Благодорая глобализации возникает необходимость в международном сотрудничестве и межкультурной коммуникации. Эти процессы являются одними из факторов взаимопополнения лексического состава языков. Например, за последние 20–25 лет в русский язык вошло огромное количество заимствованных слов из английского. Они широко распространены в таких сферах как бизнес (фриланс, франчайзинг), мода (топ — модель, имидж), технологии (Интернет, веб сайт, ноутбук, диск) и т. д. Также на сегодняшний день, помимо англицизмов, существует немалое количество слов из других инностранных языков, в том числе и из восточных. Вот некоторые из них: фэншуй, айкидо, лотерея (итал. lotteria), гастарбайтер (нем. Gastarbeiter), балет (фр. Ballet), штрихкод (нем. Strichkode). Заимствования слов из других языков, в том числе англицизмов естественный и закономерный процесс, характерный для любого развитого языка.

Справедливо будет отметить, что взаимодействие с представителями различных культур, приводит к языковому контакту и, как правило, к полиязычию. Как известно, многоязычие является одним из главных факторов возникновения межъязыковой интерференции. Интерференция, в обычном смысле, это бессознательная замена в речи на неродном языке «чужой конструкции», модели, единицы на «свою», не совпадающую и не правильную в другом языке. Например, для сравнения возьмем фразу на английском языке в речи русскоговорящего, которая является типичной и очень распространенной ошибкой многих: What has happened with him? (вместо… to him).

Говоря об этимологии термина, стоит отметить, что «интерференция» имеет латинские корни и слово ‘inter’ переводится как «между», а ‘ferens’ — несущий, переносящий. Изначально данный термин использовался в точных науках в значении взаимодействия, взаимовлияния, результат которых может быть, как положительным, так и отрицательным. В настоящее же время, это явление изучается и в других науках: лингвистике, психологии, психолингвистике, социолингвистике, методике преподавания иностранного языке.

У. Вайнрайх называет интерференцией «вторжение норм языковой системы в пределы другой» [6, с. 27]. В понимании Щербы Л. В. сущность процесса интерференции состоит в том, что человек, усваивающий неродной язык, бессознательно переносит систему действующих правил, программу речевого поведения из родного языка на изучаемый. Это — отрицательный, стихийный перенос. Но этот процесс также может быть и осознанным, целенаправленным, т. е. положительным. Положительный перенос лежит в основе методических приемов при обучении иностранному языку.

Как уже упоминалось ранее, главной причиной и условием для проявления интерференции являются многоязычие и языковой контакт. Рассматривая причины возникновения интерференции, нельзя не упомянуть о психолингвистическом подходе в этом вопросе. С позиции психолингвистики, основной причиной, вызывающей интерференцию, является отрицательный перенос, который имеет место, когда навыки и умения говорящего на двух и более языках не одинаковы по своей устойчивости. Более устойчивый, доминантный навык актуализируется даже тогда, когда данное действие должно быть выполнено на основе другой языковой системы. Интерференция может быть проявлена на всех уровнях языка: фонетическом, лексическом, грамматическом, стилистическом, культурологическом.

Глобализация языка — это процесс, в ходе которого все формы языковой системы преобразуются в единую глобальную языковую систему. Язык, идущий в своём развитии по пути глобализации, безусловно, имеет ряд преимуществ перед другими языками. Он полифункционален и обслуживает разные сферы деятельности людей, ему открыты национальные и государственные границы, он мобилен и стремительно развивается за счёт включения в себя всё большего количества носителей языка и их субъективных языков. Глобализация сопровождается распространением использования языка, снижением барьеров на пути усвоения и даже присвоения, увеличения взаимодействия и взаимозависимости с другими языками. Всё это обусловливает жизнеспособность языка. Однако, глобализация, как и все другие процессы, наряду с несомненными преимуществами обладает рядом существенных недостатков.

Во-первых, глобализация языка приближает человечество к антропологическому языковому кризису. Это происходит за счёт неконтролируемого расширения объема глобализованных языков. Глобализованные языковые системы практически без ограничений включают в себя новые языковые единицы, что обусловлено стремлением к максимальному покрытию сфер деятельности человека. В настоящее время учёные затрудняются назвать точное количество слов, например, в английском или в русском языках. Отчасти это связано с тем, что ни один человек не в состоянии усвоить такое огромное количество слов, которые составляют систему любого развитого языка. В рамках этого аспекта вся языковая система делится для любого носителя языка на слова, понимаемые и воспринимаемые им, и на слова, им не воспринимаемые, — агнонимы (слова родного языка, не известные носителю языка). Представленная ситуация усугубляется огромным потоком информации, захлёстывающим современного человека. Современный человек не способен обрабатывать такой объём информации, который в настоящее время оказывается для него доступным. И в этом случае несомненные плюсы доступности разнообразной информации оборачиваются существенными минусами, поскольку человек имеет ограниченные психические ресурсы, которые в определённых ситуациях истощаются. Психологи называют недостаточность работы сознания человека глобальной проблемой современности, которая может привести к «антропологической катастрофе».

В условиях расширения информационного поля, пополняемого человечеством в угрожающих масштабах, мышление человека должно работать всё более продуктивно, однако в настоящее время это невозможно, поскольку информационное развитие человечества происходит быстрее, чем психобиологическое развитие человека

Во-вторых, использование единым интегрированным обществом стандартизированных языковых стереотипов и шаблонов грозит программированием людей на обезличивание, чревато «опасностями культурной и языковой унификации».

Если наше общество будет разговаривать на едином, универсальном языке, то каждый народ потеряет свою этническую уникальность и социум просто станет чем — то безликим, однообразным. Произойдет упрощение структуры языка во всех его аспектах.

Однако конечный результат глобализации человечество вряд ли когда-то увидит, поскольку глобализация языка и языков — процесс бесконечный: объективный язык вынужден постоянно впитывать множество субъективных языков, одновременно распадаясь на эти языки.

Литература:

  1. URL https://www.philology.ru/linguistics1/kirilina-yatsenko-laletina-12.htm (дата обращения: 02.04.2018)
  2. Миронов А. В. Социально-гуманитарное образование сегодня: проблемы и перспективы // Социально-гуманитарные знания. — № 3. — 2001. — С. 13
  3. URL https://www.scienceforum.ru/ (дата обращения: 16.04.2018)
  4. Тер-Минасова C. Г. Язык и межкультурная коммуникация стр. 13 / Тер-Минасова, учебное пособие М.: Слово/Slovo, 2000 — с.624
  5. Воркачев С. Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: становление антропоцентрической парадигмы в языкознании
  6. Вайнрайх, У. «Языковые контакты», 1979. — 263 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос