Японские «счастливые» топонимы | Статья в сборнике международной научной конференции

Автор:

Рубрика: 5. Общее и прикладное языкознание

Опубликовано в

III международная научная конференция «Актуальные проблемы филологии» (Казань, май 2018)

Дата публикации: 20.04.2018

Статья просмотрена: 32 раза

Библиографическое описание:

Садокова А. Р. Японские «счастливые» топонимы [Текст] // Актуальные проблемы филологии: материалы III Междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2018 г.). — Казань: Молодой ученый, 2018. — С. 18-21. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/301/14121/ (дата обращения: 17.10.2018).



Одной из основных особенностей японской топонимии следует считать равноправие фонетического и визуального восприятия топонима, нередко при лидирующей роли именно визуального фактора. Визуальное восприятие топонима в ряде случаев чрезвычайно удобно, к тому же из всего иероглифического многообразия японского языка на поверку наиболее часто употребляемыми при создании географических названий оказывается не такое уж и большое количество иероглифов. Это не значит, что японские топонимы с точки зрения иероглифики примитивны. Скорее наоборот, можно привести массу примеров чрезвычайно сложных географических названий, и даже примеры таких названий, которые сами японцы без дополнительной подсказки не в состоянии правильно прочитать.

Однако есть перечень 25-и иероглифов, наиболее часто встречающихся в японских топонимах, сам по себе весьма показательный. По частоте употребления в топонимах японские иероглифы выстроились следующим образом. Самым распространенным является иероглиф со значением «река», затем идут — «рисовое поле», «гора», «большой», «поле (в смысле — «луг»), «остров», «переправа», «восток», «равнина», «мир (этот иероглиф также имеет значение «истинно японское»), «верх», «юг», «три», «север», «маленький», «запад», «середина», «высокий», «солнце (он же в значении «день)», «дерево», «красота», «внутри», «замок», «сосна», «колодец». При этом соотношение частоты употребления между первым иероглифом этого списка и последним выглядит примерно как 4:1 [3, с. 20–21].

Обращает на себя внимания тот факт, что среди самых распространенных иероглифов названы такие как «река», «гора», «остров», «равнина» и т. д. При этом, однако, они не всегда употребляются как топонимические термины, а входят в состав ЛЮБЫХ топонимов. Показательна и «тройка лидеров». Первенство иероглифов «река», «рисовое поле» и «гора» как нельзя лучше отражает хозяйственные представления японцев как земледельческого народа. Интересно и важно в свете нашей проблематики, что при наличии в этом списке иероглифа «верх», нет иероглифа «низ», а из цифр приоритетной является только цифра три, хотя в Японии встречается много топонимов, имеющих в своем составе разные цифровые обозначения.

На самом деле даже отсутствия в этом списке иероглифа «низ» достаточно, чтобы поговорить о существующем в Японии с давних пор и продолжающем существовать сегодня представлении о «хороших» и «плохих» иероглифах, то есть о благопожелательных и не очень счастливых. Так, иероглиф со значением «низ» в топонимах ассоциируется у японцев с неудачей, падением и даже со смертью.

Представление о «счастливых» и «несчастных» иероглифах в японских топонимах вполне вписывается в традиционные представления о так называемых «счастливых» предметах и символах, которым в Японии, как и в других странах Восточной Азии, издавна придавалось большое значение. По-японски такие предметы именуются энгимоно, что буквально означает «вещь, дарующая судьбу». В современной Японии «счастливые, благопожелательные» предметы не потеряли своего значения, и японцы с удовольствием покупают их в виде талисманов и оберегов во время больших праздников, особенно на Новый год [1].

В свете же нашей проблематики обращает на себя тот факт, что к числу японских энгимоно относятся в японском языке и некоторые слова, также призванные даровать всевозможное благополучие. Конечно, нет ничего удивительного в том, что к таким «хорошим» словам относятся слова «процветание», «согласие», «счастье» и «богатство». Однако интересно проследить, как эти слова «работают» в жизни современных японцев, и какую роль играют в современной языковой культуре.

Наиболее ярко связь «счастливое слово» — имя проявилась, как нам представляется, в современных японских ойкониах — названиях японских городов и деревень.

Совершенно очевидно, что существование огромного числа топонимов, имеющих в своем составе «благопожелательные» слова и иероглифы, восходит к исконно игравшей большую роль в жизни японцев магии слова — котодама. Издавна включение в состав названия своей деревни «хорошего» слова рассматривалось, как обращение к синтоистским богам с просьбой защитить деревню во время стихийных бедствий и неурожая, даровать ей достаток и процветание.

Самым распространенным благопожелательным иероглифом и соответственно словом — является иероглиф «богатство». По самым скромным подсчетам сегодня на карте Японии можно обнаружить не менее семидесяти названий более-менее крупных городов и деревень, в название которых входит иероглиф с этим значением. Каким же богатством хотят обладать жители этих городков и деревень? Сами названия красноречиво говорят об этом. Первую большую группу составляют названия, в состав которых входит слово-показатель особенностей рельефа — гора, холм, река. Так, есть города с названиями «Богатая долина», «Богатый холм», «Богатый склон», «Богатое поле (луг)» и другие. Ко второй большой группе названий можно отнести те, которые напрямую указывают на «предмет» богатства. И здесь четко прослеживается хозяйственная направленность этих ономастических обращений японцев к своим синтоистским божествам — на побережье в большом количестве встречаются названия типа «Богатый берег», «Богатое побережье», «Богатая бухта», «Богатая гавань», «Богатый залив». А в глубине страны, особенно в исконно рисоводческих районах — «Богатое рисовое поле» — это название встречается повсеместно, а также «Богатый урожай риса».

Однако самую большую группу составляют названия, в которых явно нашли свое отражение древние знания японцев о магических свойствах слова. Как и у других народов мира, у японцев, например, в фольклоре существовало представление о необходимости «закрепления» благопожелательного слова путем произнесения его несколько раз. Такие «закрепки» хорошо известны в календарно-обрядовой поэзии многих народов мира. «Закрепки» означали особое обращение к богам, они демонстрировали надежду на получение того, о чем люди просили богов. Значение этого художественного приема в народной культуре всегда было велико.

В японских топонимах народная традиция применять «закрепки» оказалась чрезвычайно живучей, и потому даже сегодня в Японии можно встретить названия с типичной «закрепкой», то есть с двойным повторением благопожелательного слова, например, есть города с названиями «Богатство, богатство» или «Богатство и еще богатство». Много названий и типа «Великое богатство» и «Высочайшее богатство», в которых иероглиф со значением «большой, великий» также выступает в роли «закрепки».

Однако еще в большем количестве встречаются названия с так называемой «усиленной закрепкой». Речь идет о названиях, в которых к слову «богатство» присоединяется еще одно благопожелательное слово, что, как считали, должно было обязательно донести просьбу до богов, а также полностью оградить город или деревню от несчастий, выступая в роли гарантированного оберега. Разнообразие таких названий и комбинаций слов при их составлении и сегодня чрезвычайно велико. Так, на карте современной Японии есть города «Богатство [и] процветание», «Богатство [и] сокровища», «Богатство [и] спокойствие», «Богатство [и] свет», а также «Счастье [и] богатство», «Радость [и] богатство». Обращают на себя внимание также и названия городов типа «Богатство придет», «[Мы пребываем] в центре богатства», «Основа богатства», «Новое богатство», «Новые радость [и] богатство» [3, с. 198–199].

Вообще, в том, что именно «богатство» стало самым распространенным благопожелательным словом, нет ничего удивительного — в этом отразилась идущая из глубины веков народная мечта японцев, как и всех других народов мира, о вечном, нескончаемом богатстве. Как известно, другим «воплощением» этой мечты стали, например, многочисленные сказочные волшебные предметы, дарующие бесконечное богатство — будь то скатерть-самобранка, или ткань, от которой можно отрезать сколько угодно кусков. В японском фольклоре — это волшебная колотушка, которая при любом взмахе дарует золотые монеты, или бутылочка рисовой водкой-сакэ, из которой можно пить бесконечно. Именно вера в богатство, как высшее проявление счастья, и легла в основу японской традиционной, а следом за ней — и современной топонимии.

Вторым по частоте употребления в названиях японских городов и деревень может считаться «счастливый» иероглиф «согласие, мир», что приобретает особое значение в условиях Японии. Совершенно очевидно, что внимание к этому слову было продиктовано самой природой Японии, ее климатическими особенностями. Обладая удивительной по красоте природы страной, японцы никогда не могли и не могут до сих пор быть беспечны перед лицом природных катаклизмов, которые с настойчивой периодичностью обрушиваются на Японские острова. Землетрясения, тайфуны и цунами всегда заставляли японцев лишь положиться на судьбу и стойко принять все испытания. Интересно, что, даже пребывая в постоянном страхе перед стихией, японцы исстари обожествляли природу, воспевали ее — именно на этом построена вся японская культура и эстетика. Более того, японская мифология не знает даже эсхатологического мифа — мифа о конце света! Реальная борьба со стихией не нашла своего отражения в японской культурной традиции — японцы всегда руководствовались только одним правилом — правилом преклонения перед красотой природы и восхищения ее самобытностью.

И все-таки нельзя сказать, что на протяжении истории японцев совсем не волновали проблемы, связанные со стихийными бедствиями. Они всегда молили богов о согласии и мире, о спокойствии, молили оградить их от всяких напастей — в том числе и от ударов стихии. Если посмотреть на японские топонимы, то становится понятно, какого типа спокойствие хотелось издавна иметь японцам — им хотелось жить в согласии и гармонии друг с другом и с окружающим миром. Отсюда появились такие названия как «Согласие в долине», «Согласие на востоке» (это частый топоним на восточном побережье Японии), «Великое согласие», «Согласие в речи», «Радостное согласие» и другие [3, с. 195].

Особый интерес представляют и те названия со словом «согласие», в состав которых входят числа, как правило, цифра «три». Есть основания полагать, что первоначально название такого рода было более длинным и имело значение «согласие трех деревень или дворов», а затем было сокращено до «Согласия трех» или «Согласия пяти».

Третьим по частоте использования среди благопожелательных слов в японских топонимах стоит слово «процветание». В Японии есть немало городков и деревень, которые называются «Великое процветание», однако, в основном это слово и иероглиф можно встретить в названиях вместе со словами «богатство» и «согласие». Вероятно, «процветание» в представлении японцев всегда было лишь следствием первых двух понятий [3, с. 194].

Вместе с тем, неверно было бы думать, что «несчастливые» слова исторически совершенно отсутствовали в японской ономастике. Как ни странно, встречались и названия со словами «смерть», «беда», «болезнь», но судьба у каждого из этих названий была одинакова — от таких названий стремились избавиться. Не исключено, что первоначально они тоже возникали как обереги — дурное название должно было отогнать силы зла. (По аналогии с нелестными прозвищами детей — «замарашка», «дурашка» и другими словами, используемыми для спасения от сглаза. Этот прием известен практически всем народам мира). Однако с течением времени жители таких деревень, хоть и осознавали всю мудрость своих предков и ценили их желание защитить деревню от невзгод, начинали отказываться от «плохих» слов и иероглифов в названии своей малой родины.

История Японии знает немало примеров переименования названий именно потому, что они имели ярко выраженный негативный, «несчастливый» смысл. При этом значение придавалось как иероглифическому написанию слова, так и его фонетическому звучанию. Известно, что японцы минимально используют в названиях и именах цифры «четыре» и «девять». Это происходит потому, что цифра «четыре» произносится в японском языке как «си» и является первым слогом слова «умирать». Цифра же «девять» произносится как «ку» и ассоциируется со словом «страдание». По фонетическому признаку «плохим» словом для всевозможных названий считалось исстари и слово «север» — «хоку», потому что, как считают японцы, оно напоминает по звучанию слово «хайбоку», что значит «поражение». И хотя и сегодня на карте Японии есть города и деревни с иероглифом «север», в муниципальные органы регулярно поступают заявки на переименование [3, с. 193]..

Также известно немало случаев, когда в качестве «дурного знака» выступал непосредственно сам иероглифический знак. Так, например, в японском языке существуют два иероглифа со значением «склон». Один из них имеет в своем составе элементы «земля» и «обратное движение», другой — «холм» и «обратное движение». В свое время интересная иероглифическая история произошла с названием ныне второго по величине и значимости города Японии — города Осака. Когда-то он назывался Нанива, и это название понималось как «Сильные, [сложные, непреодолимые] волны». Однако в средние века город был переименован в «Осака». Такое название возникло естественным образом — в городе и его окрестностях было много склонов и холмов. Так что в качестве второго иероглифа был выбран иероглиф «склон», имеющий в своем составе компоненты «земля» и «обратное движение». При этом первый слог «о» предлагали записать по-разному. Например, иероглифом «маленький» — тогда бы город стал называться «Маленький склон». Или же иероглифом «хвост», у которого также были значения «конец, задняя часть». Тогда возникло бы название типа «Дальние склоны». Однако ни одно из этих названий не отвечало требованиям благопожелательности-энги. Вот тогда, вероятно, в названии города появилось двойное «о», которое записали очень «хорошим» иероглифом со значением «большой, великий». Так город по-японски стал называться «Оосака», что значит «Великий склон» [3, с. 192].

Однако на этом проблемы не закончились. Жители города усмотрели в иероглифическом названии города явный намек на смерть: ведь иероглиф «склон» с элементами «земля» и «обратное движение», по их мнению, означал «погребение». И потребовалась новая трактовка названия города. Так возникло его нынешнее написание: сначала идет иероглиф «большой», а за ним следует иероглиф «склон», состоящий из нейтральных элементов «холм» и «обратное движение».

Надо сказать, что в Японии это далеко не единственный случай переименования в связи с «плохим» набором иероглифов. Интересно, что никакие научные объяснения при этом не могут убедить жителей отказаться от идеи переименования — и это, в свою очередь, лишний раз подтверждает факт особой живучести в Японии народных представлений о «благопожелательности» разных категорий топонимов.

Для примера можно привести название мыса Сикоцу на острове Хоккайдо. Долгое время название мыса записывалось иероглифами «смерть» и «кость» что имело вполне разумное объяснение: зимой там так холодно, что ветер пробирает до костей, прямо «смерть костям». Однако известно, что иероглиф «кость» употребляется в японском языке и для передачи переносного значения и тогда понимается как «останки». Таким образом, пребывание на мысе «Останки [после] смерти» стало считаться чуть ли не опасным. И никого не успокаивало научное объяснение возникновения этого названия, а именно, то, что слово «сикоцу» восходило к слову из языка айнов — древнего народа, населявшего когда-то большую часть Японских островов. На языке айнов слово «сикоцу» означало лишь «Большая впадина (низина)» или «Большое болото». Переименование все равно потребовалось, и для того, чтобы полностью освободиться от «несчастливости» прежнего названия, мысу дали название диаметрально противоположное, то есть «очень хорошее», в котором жизнь побеждала смерть. Мыс стал называться «[Живите] тысячу лет» [2, с. 246; 3, с. 193].

Работа по переименованию названий, в которых видится намек на «дурной» смысл, будь то на фонетическом или на иероглифическом уровне, продолжается в Японии и сегодня. При этом желание жителей поменять название того или иного места по причине его «несчастливости» никем в Японии не воспринимается как «блажь», а рассматривается муниципальными органами со всей серьезностью. Можно сказать, что Япония, несмотря на экономические успехи и прогресс, по-прежнему остается страной устойчивых традиций, многие из которых уходят корнями в глубокую древность, и без знания которых невозможно до конца понять национальный характер и особенности ментальности японцев.

Литература:

  1. Кандзаки Норитакэ. Кайун. Энги ёмихон (Поворот к лучшему. Книга о благопожелательных символах). — Токио, 2000.
  2. Нихон миндзоку дайдзитэн (Большой японский этнографический словарь). В 2-х тт. Т.2 — Токио, 2000.
  3. Нихон-но тимэй (Японские географические названия). — Токио, 2006.
Основные термины (генерируются автоматически): Япония, слово, иероглиф, богатство, город, японский язык, народ мира, деревня, японец, Согласие.

Похожие статьи

Происхождение и значение китайского иероглифа

Так китайские иероглифы имеют не только китайское, но также и корейское, японское, вьетнамское чтения.

китайский язык, китайский народ, языковая картина мира, иностранный язык, иероглифическая письменность, особенность, язык, иероглиф, китайская...

Японская легенда о рыбаке Урасима-Таро: фольклорные...

К «великим сказкам» японцы относят, например, эпизоды из классической японской

Понятно, что данный мотив широко распространен и у других народов мира и известен как Д

Название «Футагояма» построено на игре слов. Оно записывается двумя иероглифами со значением...

Фитоним суги и японский повествовательный фольклор

Вообще слова «криптомерия» и «символ» в японской традиции неразделимы. С давних пор японцы полагали, что криптомерия, будучи священным деревом, способна подавать людям знаки, своего рода магические весточки. Так, в древней Японии то место...

Японские устойчивые выражения в контексте культуры...

япония, японец, японское общество, стыд, японская культура, чувство стыда, иностранный язык, русский человек, японский народ, японский язык.

Фразеологизмы японского и узбекского языков, характеризующие... Во фразеологической картине мира японского языка...

Понятие «стыда» в японской культуре | Статья в журнале...

Иероглиф恥 (hazi), обозначающий «стыд», в японском языке состоит из двух элементов

Но, что отличительно, японский народ также применяют «хадзукасий» в просьбах, мол

Основные термины (генерируются автоматически): япония, японец, японское общество, стыд, японская...

Тэ-ё да-ва котоба - один из источников женской речи...

япония, японец, японское общество, стыд, японская культура, чувство стыда, иностранный язык, русский человек, японский народ, японский язык.

Ономатопея как культурологическая особенность японского языка. японский язык, слово, русский язык, основной текст, единица...

Образы журавля и ворона в японских народных приметах...

Однако только журавль и ворон могли, по представления японцев, даровать богатство и достаток, а также оказывать влияния на судьбу.

Основные термины (генерируются автоматически): рыба, пословица, Япония, японский язык, IX-XII, слово, улица города, эта...

Фольклорная интерпретация образа бога риса Инари в японских...

Сегодня синтоистских святилищ этого бога в Японии насчитывается более тридцати тысяч, и уже только этот факт позволяет говорить об особом отношении японцев к

В это время стала бурно развиваться торговля и торговцы в основном потянулись в большие города из деревень.

История формирования образа «кошки с поднятой лапкой»...

Сегодня это, пожалуй, самый знаменитый японский символ счастья. Более того, в последние годы керамическую кошечку с поднятой лапкой можно встретить чуть ли не в любой стране мира.

Дороговизна кошек определялась также и тем, что они, как полагали японцы, могли...

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle

Похожие статьи

Происхождение и значение китайского иероглифа

Так китайские иероглифы имеют не только китайское, но также и корейское, японское, вьетнамское чтения.

китайский язык, китайский народ, языковая картина мира, иностранный язык, иероглифическая письменность, особенность, язык, иероглиф, китайская...

Японская легенда о рыбаке Урасима-Таро: фольклорные...

К «великим сказкам» японцы относят, например, эпизоды из классической японской

Понятно, что данный мотив широко распространен и у других народов мира и известен как Д

Название «Футагояма» построено на игре слов. Оно записывается двумя иероглифами со значением...

Фитоним суги и японский повествовательный фольклор

Вообще слова «криптомерия» и «символ» в японской традиции неразделимы. С давних пор японцы полагали, что криптомерия, будучи священным деревом, способна подавать людям знаки, своего рода магические весточки. Так, в древней Японии то место...

Японские устойчивые выражения в контексте культуры...

япония, японец, японское общество, стыд, японская культура, чувство стыда, иностранный язык, русский человек, японский народ, японский язык.

Фразеологизмы японского и узбекского языков, характеризующие... Во фразеологической картине мира японского языка...

Понятие «стыда» в японской культуре | Статья в журнале...

Иероглиф恥 (hazi), обозначающий «стыд», в японском языке состоит из двух элементов

Но, что отличительно, японский народ также применяют «хадзукасий» в просьбах, мол

Основные термины (генерируются автоматически): япония, японец, японское общество, стыд, японская...

Тэ-ё да-ва котоба - один из источников женской речи...

япония, японец, японское общество, стыд, японская культура, чувство стыда, иностранный язык, русский человек, японский народ, японский язык.

Ономатопея как культурологическая особенность японского языка. японский язык, слово, русский язык, основной текст, единица...

Образы журавля и ворона в японских народных приметах...

Однако только журавль и ворон могли, по представления японцев, даровать богатство и достаток, а также оказывать влияния на судьбу.

Основные термины (генерируются автоматически): рыба, пословица, Япония, японский язык, IX-XII, слово, улица города, эта...

Фольклорная интерпретация образа бога риса Инари в японских...

Сегодня синтоистских святилищ этого бога в Японии насчитывается более тридцати тысяч, и уже только этот факт позволяет говорить об особом отношении японцев к

В это время стала бурно развиваться торговля и торговцы в основном потянулись в большие города из деревень.

История формирования образа «кошки с поднятой лапкой»...

Сегодня это, пожалуй, самый знаменитый японский символ счастья. Более того, в последние годы керамическую кошечку с поднятой лапкой можно встретить чуть ли не в любой стране мира.

Дороговизна кошек определялась также и тем, что они, как полагали японцы, могли...

Задать вопрос