Библиографическое описание:

Кокурина М. В. Мотив «вечного возвращения» в лирике Ф. Сологуба [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы Междунар. науч. конф. (г. Москва, май 2012 г.). — М.: Ваш полиграфический партнер, 2012. — С. 13-15.

Трудно переоценить влияние западноевропейской философии культуры на духовную жизнь российской интеллигенции в начале ХХ века. Фёдор Сологуб в данном случае не является исключением.

«Властителем дум» русского Серебряного века называл Ницше В.Иванов.

Н.Бердяев отмечал, что в Ницше воспринята была прежде всего «религиозная тема», а сам философ явился «мистиком и пророком» [1,c. 246]. Интересным для Ф.Сологуба представлялось учение Ницше о Вселенной.

Согласно философу, Вселенная – вечное становление, в котором нет ни пребывающей, ни становящейся субстанции, ни конечной цели. Она есть хаос и лишь последовательность сложных комбинаций сил, развёртывающихся в бесконечную цепь, при этом ничего не значащих, ни к чему не приводящих [4, c. 35]. Через громадные промежутки времени в мироздании наступают всё те же комбинации сил, и картина жизни повторяется бесчисленное число раз. Речь идёт об идее бессмертия, восходящей к проблеме «вечного возвращения».

Идея «вечного возвращения» относится к индоевропейской мифологеме «круга – времени». Она встречается в астральной мифологии вавилонян и выражена в греческих понятиях: сжигание, выгорание и восстановление, возвращение в прежнее состояние. Будучи профессором классической филологии в Базеле и исследователем текстов древнейших греческих мыслителей, Ницше блестяще владел этим материалом.

Мысль о «вечном возвращении» формулируется Ницше устами его Заратустры: «И этот медленный паук, ползущий при лунном свете, и этот самый лунный свет, и я, и ты, что шепчемся в воротах , шепчемся о вечных вещах, - разве все мы не существовали?» [5,c. 417].

«…Всё идёт, всё возвращается; вечно вращается колесо бытия. Всё умирает, всё вновь расцветает, вечно бежит год бытия. Всё погибает, всё вновь устроится; вечно строится тот же дом бытия. В каждый миг начинается бытие…Центр всюду. Кривая – путь вечности», - говорят Заратустре его звери [5,c. 468-469]. И вслед за Ницше, в предисловии к книге «Пламенный круг» звучат и сокровенный мысли Ф. Сологуба: «Рождённый не в первый раз и уже не в первый завершая круг внешних преображений, я спокойно и просто открываю свою душу».

Автор часто обращается к описанию нетленной души в круге перевоплощений, переживающей свои прежние пребывания в других телах: человека, животного и т.д. Мотив переселения душ часто звучит в лирике Сологуба. Так писал поэт о душе в раннем творчестве.

И мимоходом воплощается

В иных мирах,

И новой жизнью забавляется

В иных телах [7,c. 224].

По первой строчке: «Прикован тяжким тяготеньем…»,1901

И об этом же – в позднем:

Душа, отторгнувшись от тела,

Как будешь ты в веках жива?

Как ты припомнишь вне предела

Все наши формы и слова?

По первой строчке,1923

Мотив переселения души звучит в большинстве стихотворений сборника «Пламенный круг», признанном многими исследователями лучшим. Символичным является само название сборника. Символ круга у Сологуба – и завершенность, и бесконечность, самодостаточность и неспособность к развитию, ибо все повторяется на новом витке. Символ, как и должно, многозначен, но и необычайно противоречив в своих трактовках у Сологуба. Таким образом, поэт принимает саму идею «вечного возвращения», однако в его творчестве по-своему преломляется ницшеанская идея возврата, вечного круга, вращения истории человечества:

Что было, будет вновь,

Что было, будет не однажды….[7,c. 371]

По первой строчке, 1907

С одной стороны, мотив «вечного возвращения», на котором Сологуб строит свой художественный мир, воспринимается в традиционном понимании, когда речь идет о переселении души в другую телесную оболочку. Мы встречаем лирического героя то в облике «нюренбергского палача», то обитателя фантастической земли Ойле, родившегося под звездой Маир, то скомороха, шута или клоуна, то сказочной ведьмы или собаки:

Дивитесь вы моей одежде,

Смеетесь: что за пестрота!

Я нисхожу к вам, как и прежде,

В святом обличии шута [7,c. 330].

«Шут», 1905

____________________________________________________

Я – Фиделька, собачка нежная

На высоких и тонких ногах.

Жизнь моя течет безмятежная

У моей госпожи на руках [7,c. 403].

По первой строчке,1911

С другой стороны, мотив «вечного возвращения» подвергается поэтом определенной модификации: у него это не просто описание нетленной души, но души, вспоминающей свои прежние пребывания в иных телах. В связи с этим большой круг стихотворений Сологуба посвящен так называемой теме «памяти души».

В круге перевоплощений у Сологуба зачастую душа животного вспоминает своё пребывание в теле человека, и наоборот:

Когда я был собакой

Седого короля

Ко мне ласкался всякий,

Мой верный нрав хваля…

Ну вот, живу я паки,

Но тошен белый свет:

Во мне душа собаки

Чутья же вовсе нет [7,c. 318].

«Собака седого короля»,1905

По вероучению Будды, до того, как душа обретает тело человека, она очищается, пребывая в собаке.

Нередко у Сологуба встречается мотив переселения души человека в растение, дерево:

Трепещет робкая осина,

Хотя и лёгок ветерок.

Какая страшная причина

Тревожит каждый здесь листок?

Предание простого люда

Так объясняет страх ветвей:

На ней повесился Иуда,

Христопродавец и злодей…

По первой строчке,1886

Поэт пишет о некой «чувственной памяти», о способности человеческой души перевоплощаться не только в других телесных оболочках, но и переносить, сохранять определенные чувства.

Естественно, что с темой «вечного возвращения» у поэта соседствует и другая, его излюбленная тема - смерти. Смерть, как утверждал К.Чуковский, «единственный положительный герой» поэзии Сологуба [8, c. 47-48]. Причиной тому сверхвысокие требования, которые предъявляет поэт к жизни. Они и порождают неудовлетворённость окружающей действительностью. «Сологуб создаёт миф о смерти - избавительнице и утешительнице…», - утверждал М. Дикман [2,c. 28]. Но этот миф трактуется у него по-разному. Он тесно связан с вниманием художника к буддизму.

Так, Сологуб во многих стихотворениях выдвигает образ смерти-избавительницы в качестве антитезы «вечному возвращению». Автор зачастую просто отрицает саму мысль о возрождении, ибо это означает для него возвращение к кошмару бытия:

Я воскресенья не хочу,

И мне совсем не надо рая,-

Не опечалюсь, умирая,

И никуда я не взлечу [7,c. 215].

По первой строчке,1900

_____________________________________________________

Мне страшный сон приснился,

Как будто я опять

На Землю появился

И начал возрастать [7,c. 82].

По первой строчке,1895

Воскрешение означает для поэта высшее из всех мыслимых наказаний:

И, кончив путь далёкий,

Я начал умирать,-

И слышу суд далёкий:

«Восстань, живи опять!» [7,c. 82]

По первой строчке: « Мне страшный сон приснился…»,1895

Полемика с теорией «вечного возвращения» очевидна. По Сологубу, тот, кто дарует воскрешение, творит зло, ибо, дав человеку вторую жизнь, это существо преследует одну-единственную цель – продлить страдание. Добро и Зло, Жизнь и Смерть проистекают из одного источника, а опорным пунктом в подобных философских взглядах является собственный тезис Сологуба: «Познаем, что Бог и Дьявол одно и то же» [6,c. 156].

Противостояние идее «вечного возвращения» выражается у Сологуба по-разному. Но «непристойную» форму оно приобретает в стихах, посвящённых образу Искупителя и провозвестника Царствия Небесного:

В день Воскресения Христова

Иду на кладбище, - и там

Раскрыты склепы, чтобы снова

Сияло солнце мертвецам.

………………………………………………..

Томительно молчит могила.

Раскрыт напрасно смрадный склеп,-

И мёртвый лик Эммануила

Опять ужасен и нелеп [7,c. 324].

По первой строчке,1905

Таким образом, противопоставляя мотив «вечного возвращения» теме смерти, Ф. Сологуб вновь отдаёт предпочтение последнему. С одной стороны, смерть предстает в поэзии Сологуба как антитеза «вечному возвращению», а с другой, является началом вечности, ибо она «лаз с двухсторонним движением» [3,c. 41], а значит, возможно возвращение из мира иного в данный нам. Именно сквозь призму вечности рассматривается бытие человека и вселенной в поэзии Сологуба.


Литература:

  1. Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли Х1Х и начала ХХ века.// О России и русской философской культуре : философы русского послеоктябрьского зарубежья. – М., 1990

  2. Дикман Н.И. Поэтическое творчество Ф. Сологуба. // Стихотворения. – М.,1979

  3. Мескин В.А. Грани русской прозы. Ф.Сологуб. Л.Андреев. И.Бунин. – Южносахалинск,2000

  4. Ницше Ф. Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей. / Под ред. Г.Рачинского и Я.Бермана. - М., 1995

  5. Ницше Ф. Так говорил Заратустра. // Фридрих Ницше. По ту сторону добра и зла: Сочинения. - М., 2000

  6. Сологуб Ф.К. Человек человеку диавол. // Творимая легенда. Т.2. - М.,1991

  7. Федор Сологуб. Лирика. – Минск,1999

  8. Чуковский К.И. От Чехова до наших дней. - СПб., 1908

Основные термины (генерируются автоматически): «вечного возвращения», мотив «вечного возвращения», поэзии Сологуба, Мотив «вечного возвращения», переселения души, нетленной души, круге перевоплощений, Похожая статья, прежние пребывания, мотив переселения души, проблеме «вечного возвращения», Идея «вечного возвращения», «вечного возвращения» очевидна, «Пламенный круг», идее «вечного возвращения», идею «вечного возвращения», Ницше блестяще владел, «вечного возвращения» теме, темой «вечного возвращения», «вечному возвращению».

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос