Когнитивная лингвистика | Статья в сборнике международной научной конференции

Автор:

Рубрика: 5. Общее и прикладное языкознание

Опубликовано в

VI международная научная конференция «Современная филология» (Казань, март 2018)

Дата публикации: 05.03.2018

Статья просмотрена: 13 раз

Библиографическое описание:

Мирзоева Г. Т. Когнитивная лингвистика [Текст] // Современная филология: материалы VI Междунар. науч. конф. (г. Казань, март 2018 г.). — Казань: Молодой ученый, 2018. — С. 27-29. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/259/13954/ (дата обращения: 19.06.2018).



Когнитивная лингвистика создает свой терминологический аппарат, систему понятий, приобретающих особую важность именно для разворачивания непротиворечивого дискурса когнитивизма в языкознании. Важнейшими понятиями когнитивной лингвистики становятся такие понятия, как «концепт», «концептуализация», «языковая картина мира», «стандарт», «модель поведения», «культура», «фрейм», «гештальт» и др. В литературе вопроса в последние два десятилетия эти понятия широко обсуждаются, поэтому нет необходимости в их подробном анализе. Однако некоторые понятия когнитивной лингвистики требуют уточнения, поскольку анализ существующих взглядов свидетельствует об их неоднозначности.

Важнейшим понятием когнитивной лингвистики является понятие «концепт». Всесторонний анализ этого понятия в трудах лингвистов, литературоведов и филологов прошлого и современности, проведенный В. А. Масловой (73, 10–33), говорит о том, что и сегодня различные исследователи обнаруживают различное понимание концепта. Одновременно все солидарны в том, что «концепт» — это важнейшее понятие когнитивной лингвистики. На наш взгляд, концепт — это мост, соединяющий обычное лингвистическое мышление с когнитивным. Обычное лингвистическое мышление непосредственно связано со значением слов и фразеологизмов, составляющих семантическую систему языка. Когнитивное мышление или когнитивное лингвистическое мышление непосредственно связывает лексическое значение слов с языковой картиной мира и в конечном счете определяет коллективную психику, которую принято называть национальным менталитетом.

В традиционном языкознании и формальной логике термин концепт отождествлялся с элементарным понятием. Термины концепт и понятие употреблялись как синонимы. Единственная оговорка состоит в том, что когда концепт и понятие употребляются как синонимы, термин понятие употребляется именно в терминологическом значении, а не общеупотребительном.

В обычной бытовой речи слово понятие часто смешивается со словом представление. Представление, будучи психологической категорией, состоит из образа предмета и явления, нашего знания о них, опирающихся на непосредственное восприятие в прошлом. Когда в бытовой речи говорят о том, что у кого-то нет понятия о чем-либо, как правило, имеют в виду именно представление как результат непосредственного наблюдения.

Понятие же как термин формальный логики состоит из существенных признаков предметов, объединяемых на основе этих существенных признаков в единый класс предметов. Основу лексического значения слова составляет именно элементарное понятие о предмете. Именно в силу этого слово может называть бесчисленное количество идентичных предметов.

Исследователи указывают, что в средневековой европейской философии термин концепт был абсолютно синонимичен термину понятие. Точнее, в данном случае мы соотносим два термина, относящихся к различным культурным срезам истории. Термин понятие является русским понятием и, конечно, не мог встречаться в средневековой европейской философии. Что же касается термина концепт, то он начинает употребляться в языке русской философии, однако в совершенно новом значении, не синонимичном средневековому. Считается, что впервые в этом новом значении термин концепт встречается в языке русского философа С. А. Аскольдова.

С. А. Аскольдов стал употреблять термин концепт в значении не элементарного понятия, а понятия, обогащенного представлениями культуры. Простое понятие как совокупность существенных признаков предметов единого класса составляет основу лексического значения слова (44). Например, значение слова птица следующим образом определяется в Словаре С. И. Ожегова: «ПТИЦА 1. Покрытое перьями и пухом позвоночное животное с крыльями, двумя конечностями и клювом» (86, 629).

Что представляет собой эта цитата из Словаря С. И. Ожегова? Это значение слова птица. Что же в таком случае представляет собой это значение? Анализ словарной статьи показывает, что в ней представлены наиболее существенные признаки той категории живых существ, которые в русском языке обозначаются словом птица, в английском языке словом bird, в азербайджанском языке словом quş и т. д.

Исходя из данной словарной статьи, мы видим, что существенными признаками птиц являются следующие: перья, пух, позвонок, крылья, две конечности, клюв. Совокупность же существенных признаков, объединяющих схожие или идентичные предметы в единый класс, составляет элементарное понятие о данном классе предметов. Следовательно, именно элементарное понятие о классе предметов составляет основу лексического значения слова. Как видим, эти признаки носят универсальный характер и никак не связаны с нашими представлениями. Столь же универсальный характер носит и само элементарное понятие, которое также не связано с пространственно-временными и культурными представлениями и является категорией логики, а вовсе не лингвистики.

Сегодняшнее понимание концепта существенным образом отличается как от средневекового, так и от значения логического термина понятие. Отличие же концепта от понятия состоит в том, что концепт как раз включает пространственно-временные характеристики. Именно таким образом концепт оказывается ведущим, основным признаком национального менталитета. Ясно, что понятие «птица» и концепт «птица» отличаются только тем, что понятие лишено национально-культурных и пространственно-временных характеристик, в то время как концепт ими обладает. Концепт «птица» в сознании русского народа связан с представлениями о тех птицах, которые исторически были известны этому народу. Именно эти представления о птицах русского мира, об их внешнем виде, повадках, голосах и т. д. составляют концепт «птица».

Концепты составляют концептосферу, которая в свою очередь определяет специфику мировидения и миропонимания русского народа. Сказанное имеет отношение к национальному менталитету всех народов. Если не учитывать различий в национально-языковой картине мира, то все рассуждения о своеобразии национальных характеров остаются пустыми разговорами. Язык в его концептуальном преломлении предоставляет в наше распоряжение конкретный материал, раскрывающий содержание национального характера.

Таким образом, можно проследить различия в мировоззрении отдельных народов, исследуя конкретные области языкового выражения. Исследователи утверждают, что концепт до конца не раскрывается в языке, остается что-то интимное, характеризующее глубокие уровни национальной психологии. В частности, такое мнение высказывал Ю. С. Степанов (см.: В. А. Маслова, 73). Возможно, дело обстоит именно таким образом. Однако, на наш взгляд, лингвистический анализ должен иметь дело не с глубокими интимными переживаниями, а с конкретным языковым и речевым материалом. Так, если исследователя интересует отношение национального характера к еде, то он систематизирует и анализирует отражение этого отношения, выраженное в лексической системе языка, фразеологической системе, пословицах и поговорках, притчах, загадках, прибаутках, частушках, фольклоре в целом. Более того, концепт «еда» анализируется по материалам художественной литературы. Собранный, систематизированный и проанализированный материал дает возможность делать выводы относительно содержания концепта в русской концептосфере и языковой картине мира.

Следует отметить, что неогумбольдтианцы пытаются определить различия даже на понятийном уровне, т. е., по их мнению, национальные менталитеты различаются даже на уровне универсальных понятий, а не только на концептуальном уровне. С этим можно поспорить, но определенная логика может прослеживаться и в такого рода утверждениях. Например, если понятие как логическая категория включает в себя существенные признаки предметов единого класса, то разные национальные менталитеты (воззрения, взгляды на мир) вполне способны видеть разные существенные признаки в вещах. Или во всяком случае набор этих существенных признаков может быть различным. Й. Л. Вайсгербер отмечает: «Среди сил, которые осуществляют и поддерживают всякое сообщество, язык везде является наиважнейшей силой. Языковое сообщество — это предпосылка всякого другого сообщества, и не только потому, что только он и делает возможным общение, но и прежде всего потому, что он является проводником общего миропонимания как основы общения» (12, 131).

Если становишься на такую точку зрения, то всё в языке приобретает особый смысл. Все факты языка начинают объясняться исключительно сквозь призму этнического миропонимания. Приобретают совсем не шуточный, а реальный характер слова Михаила Задорного о том, что в английском языке человек — это тело, в то время как в русском языке — душа. Если русские люди говорят о том, что где-то никого не было, они говорят «не было ни души, кругом ни души». Англичане говорят nobody. «Для нас человек — душа, для них — тело».

Точно так же в английском языке человек — это man, но и мужчина — man. В русском языке мужчина — это мужчина, женщина — женщина.

Когнитивное осмысление могут получать грамматические факты. Например, в тюркских языках отсутствует различие по роду. Отсюда можно сделать вывод о том, что в тюркском мире изначально не было дискриминации по родовому признаку.

Когнитивная лингвистика предлагает совершенно новое осмысление языковых форм. Новую интерпретацию языковых фактов. Такое отношение к языку ни в коем случае нельзя смешивать с элементарным семантическим анализом. Семантический анализ лексических и фразеологических средств языка присутствовал всегда. Что касается пословиц, то отношение этого фольклорного по происхождению материала к истории культуры народа никогда не отрицалось и не могло отрицаться. Когнитивная лингвистика пытается дать концептуальный анализ языковым фактам. В этом и состоит ее отличие от традиционного семантического анализа.

Литература:

  1. Аскольдов С. А. Концепт и слово // Русская речь. Сборник под редакцией Л. В. Щербы. Л.: ACADEMIA, 1928, с. 28–44.
  2. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. М.: Советская энциклопедия, 1966, 608 с.
  3. Маслова В. А. Когнитивная лингвистика. Минск: ТетраСистемс, 2005, 256 c.
  4. Ожегов С. И. Лексикология. Лексикография. Культура речи. М.: Высшая школа, 1974, 352 с.
  5. Степанов Ю. С. Методы и принципы современной лингвистики. М.: Наука, 1975, 312 с.
Основные термины (генерируются автоматически): когнитивная лингвистика, концепт, термин, единый класс, том, существенный признак предметов, русский язык, национальный менталитет, лексическое значение слова, язык.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос