Автор: Федченко Олег Дмитриевич

Рубрика: 5. Общее и прикладное языкознание

Опубликовано в

V международная научная конференция «Актуальные вопросы филологических наук» (Казань, октябрь 2017)

Дата публикации: 08.08.2017

Статья просмотрена: 89 раз

Библиографическое описание:

Федченко О. Д. Днепр, «росские» и «славянские» пороги (этимология названий) [Текст] // Актуальные вопросы филологических наук: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2017 г.). — Казань: Бук, 2017. — С. 30-36.



Статья посвящена лингвистическому анализу названий днепровских порогов, упомянутых Багрянородным в своем труде «Об управлении империей». Автор выдвигает версию о балтской этимологии и порогов, и гидронима Днепр. Такой подход позволяет по-новому взглянуть на противостояние сторонников и противников норманской теории происхождения Руси. Все названия порогов и по-росски, и по-славянски оказываются взаимоувязаны и отражают особенности географических объектов.

Ключевые слова: гидронимы, этимология, Днепр, пороги, норманская теория, Багрянородный

Уж более двух веков ведется дискуссия норманистов и антинорманистов. Одним из камней преткновения стала этимология днепровских порогов.

Первые утверждают, что названия порогов можно объяснить древне-скандинавским происхождением, вторые отдают предпочтение древне-русской версии. Кроме того, М. Ю. Брайчевский озвучил вариант с иранской основой.

Позиции сторон выглядят примерно следующим образом:

Название порога [1, c. 58–60]

Норманская версия

[2, c. 291–332]

Версия

БрайчевскогоМ.Ю.

[3, c. 19–30]

По-росски

По-славянски

Значение

(славянское)

Eσσουπη

Eσσουπη

Не спи

древне-шведское Stupi: водопаду (дательный падеж)

осетинское xoyssyn — спать, сон, осетинское «ае» — негативная частица, образующая первую часть многих сложных слов со значением отсутствия чего-либо

Ουλβορσι

Οστροβουνιπραχ

Остров порог

древне-шведское Holmfors: островному порогу (дательный падеж)

осетинское ulaen (в архетипе *ul) — волна; общеиранская (и аллородийская)* vara — окружение, ограничение, ограждение.

Γελανδρι

Шумный порог

древне-шведское Gaellandi: громкий, звенящий

осетинское qselsei/gaelses—голос; qser/; gser—«шум», крик;

осетинское dwar — двери

Αειφορ

Νεασήτ

Гнездовье пеликанов

древне-шведское Aeidfors: водопад на волоке

осетинское ajk — «яйцо».

осетинское fars (*fors) — бок, ребро, порог или farm— крыло

Βαρουφορος

Βουλνηπράχ

Большая заводь

древне-исландское Barufors: порог с волнами

о6щеиранское varu — широкий; осетинское fars *fors — порог

Λεαντι

Βερουτζη

Кипение воды

древне-шведское Le(i)andi: смеющийся

осетинское lejun — бежать

Στρουκουν

Ναπρεζή

Малый порог

древне-исландское Strukum: узкой части русла реки (дательный падеж)

осетинское stur, ustur — большой; суффикс gon/kon ослабляет значение прилагательных

Однако незаслуженно забытыми оказались замечания известного российского историка Н. И. Костомарова о балтской этимологии порогов [4, c. 17]. Посмотрим в этом направлении более пристально.

По традиции, будем придерживаться правила, что названия тех или иных географических объектов должны создавать образ, соответствовать определенному принципу и укладываться в единую «систему координат» [5, c. 62].

I. Первым препятствием, которое встречали путешественники по Днепру, становился порог Ессупи (Eσσουπη), что означает по-росски и по-славянски «μή κοιμάσαι», отмечает в своем трактате Багрянородный.

КОДАЦКИЙ.jpg

Можно предположить, что в основе названия лежит supti, supė (в одном ряду — supóti) — качать (колыбель), колыхать, коробиться, крутить, окружать, нагромождать. Приставка - (в греческом — ἐξ) усиливает основное действие, что дает значение сильно качать, бурлить, клокотать вокруг каменной опоры (люльки, островков).

Стоит также отметить, название порога транслировано однокоренным славянским *sypati со значением заливать, рассекать, разбрасывать [6, c. 436], что дало одинаковое с балтским звучание Ессупи. Отсюда возможна и народная этимология, призывающая не поддаваться убаюкиванию, укачиванию — не спать! — или по-славянски — не засыпать!

При этом обратим внимание, что в определении supti присутствуют значения versti и rock, которые приведут нас к следующим порогам.

«Когда они пройдут первый порог, то приходят к другому порогу, называемому по-росски Ульворси (Ουλβορσι), а по-славянски Островунипрах. Он подобен первому, тяжек и трудно проходим».

ЛОХАНСКИЙ.jpg

Основная часть «ворси» может быть получена из ver̃sti (verčia, латвийский — veršu; varčia — столб, верея, сюда же можно отнести versė́ti) имеет широкий спектр значений от нагромождать, сжимать, рубить до переворачивать, колыхать, бросать вниз, вглубь.

Часть «ул-», вероятнее всего, указывает на скалистость, каменистость (uolaскала, камень, валун, выступ). Получаем характерное описание скалистого, бурлящего порога.

Здесь уместно упомянуть еще одну параллель, имеющую отношение к нашим порогам. Балтское ver̃šis значит, прежде всего, бык [6, c. 498], затем, — буйство, ярость. В «Толковом словаре живого великорусского языка» В. Даля читаем: порог речной, бык поперек реки («бык» есть синоним «каменной глыбы, выступа») [19]. В то же время, понятия «гнать скот, загон» являются одним из значенийvaryti, которое ведет нас к четвертому порогу. В определении этого глагола так же встречаем и ver̃sti с veržtis (стремиться, рваться, пробиваться).

«…четвертый порог, огромный, нарекаемый по-росски Аифор (Αειφορ/Αειφαρ), по-славянски же Неасит».

НЕНАСЫТЕЦ ПЕКЛО.jpg

Как было выше указано, в основе названия лежит varyti (vãro, vãrė), значение которого сжимать, вить, нагромождать, низвергать, возгонять, гнать, ограждать. При этом, приставка ai-/ei- (áibė) указывает на усиление, множественность действия. Отсюда — мощный, бурный, труднопроходимый из-за нагромождений порог, один из всех незамерзающий зимой из-за быстрого течения и считающийся самым опасным у путешественников (о чем говорит и народная этимология — Ненасытецкий).

Вернемся к третьему порогу, у которого вновь сталкиваемся с народной этимологией — Звонецкий.

«…и третий порог, называемый Геландри (Γελανδρι), что по-славянски означает «Шум порога». Происхождение названия можно связать с близким к uola глаголом galą́sti (galánda, galándė, вариант — gelandyti) — оттачивать, заострять, рубить, переворачивать, сильно дуть (шум ветра). Именно последнее значение вкупе с созвучным славянским корнем gal- (gol-, *galati, галанить, галдеть, голос) и придало Геландри особый смысл звенящего, шумного порога.

Пятый порог «называется по-росски Варуфорос (Βαρουφορος), а по-славянски Вулнипрах, ибо он образует большую заводь».

ВОВГНИЦКИЙ.jpg

Слово состоит из двух частей — вару и форос. Первая — есть varu — насильно, принудительно, мощно, вторая — может быть определена понятием varas (производная от вышеупомянутого varyti) со значениями — препятствие, преграда, затор, столбы, беспорядок (сюда же можно отнести и voros — цепь, вереница, цуг). Таким образом, порог представляется большой (мощной) бурлящей беспорядочной запрудой.

Подходим к шестому порогу, называемому по-росски Леанди (Λεαντι), а по-славянски Веручи, что означает «Кипение воды» (отметим, что βρασμαкипение, встряхивание, сотрясание). Индо-европейский корень (s)leidh- [7, c. 961] выводит нас на lįsti (тоже имеющим отношение к известным нам глаголам versti и veržtis),lendù (в общем ряду — landýti, lañdė, landùs). В этом понятии заключены и знакомые нам — колыхать, качать, тесниться, сжимать, рваться, и новые — двигаться вверх-вниз (туда-сюда), вонзаться, оседать, толпиться.

Стоит сделать небольшое замечание относительно передачи сочетания -ντ- как -нд-. Согласно системы Рейхлина, основанной на византийском произношении древнегреческих текстов, τ после ν читается как [д]; β передается звуком [в]; oυ произносится как [у] [8, c. 3].

Остался последний — называемый по-росски Струкун (Στρουκουν), а по-славянски Напрези, что переводится как «Малый порог» (хотя μικρός имеет более расширенное толкование — малый, небольшой, малорослый, непродолжительный, слабый).

ЛИШНИЙ.jpg

Здесь вновь встречаем знакомый нам versti, который присутствует в объяснении глагола kū́nyti, в один ряд с которым можно поставить kū́neti, kū́nas, — полнеть, заполнять пространство, труднопроходимость. Более убедительно значение определяется, если принять версию A. Bammesbergerio [9, c. 166] о связи kū́nas с kauti (kauna) — прорубать, резать, коверкать, колотить, останавливать. Здесь же стоит упомянуть, что аналогичные выводы делает и О. Н. Трубачев, который считает *kuna-II (вбитые, рубленые столбы, ограждения) производной от kauti [10, выпуск 13, c. 104–105].

Интересным замечанием может служить трако-балтская параллель, о которой упоминает в своем исследовании «Езикът на траките» Иван Дуриданов. Автор, разбирая происхождение топонима Batkùnion — крепость на горе, скале в Тракии, сопоставляет его с литовским именем Batkū́nas [11, c. 33]. Таким образом, всё вышеизложенное позволяет определить kū́nas, как каменные глыбы, столбы, которые и создают порог.

Вторая часть, в нашем случае — первая вытекает из индо-европейского корня strē̆u- [7, c. 1026] и указывает на слабость, короткость, кургузость (например, имеем strùkas — короткий, непродолжительный, strùgas — обрубок, сюда же можно отнести и strùjus — старик, почтение и другие). Выходит, хоть и не грозный — «малый» с небольшим нагромождением каменных глыб, но требующий внимания («почтения») порог.

Стоит отметить, что все используемые в рассмотренных названиях порогов корни встречаются и в современной литовской гидронимии. Вот некоторые из них (в различных вариациях): Supyne, Supoji, Uolà, Uole, Varstis, Vers-aka, Gelañd, Vare, Verža, Lande, Landyne, Strū- (-g-, -k-, -n-, -p-), Kūna.

II. Можно сказать больше: в Литве мы неоднократно наталкиваемся на имя Днепр и его вариации — Dniepras, Doniepras, Duneprelis, Neperas, Nipras и другие [12, c. 88–89]. Поэтому есть повод взглянуть на Днепр, как на балтский гидроним.

Прежде всего, отметим, что довольно часто на старинных картах река носит название Neper (здесь попутно обратим внимание и на Днестр — Niester) [например, 13]:

ДНЕПР КАРТА.JPG

С учетом литовских гидронимов и старинных географических названий Днепра можно предположить, что основой слова является -непр-. Первая же часть представлена частицей di, которая указывает на усиление корня (т. е. получаем звучание — де Непер). Тогда происхождение гидронима может быть возведено к глаголу perti, perė с приставкой nu-, значение которого взбивать, колотить, выдрать, высечь, сильно стекаться, тяжело нести, хлестать в русле. Здесь и равнинность, спокойность, и обильность, и своенравность, грозность (те же пороги, к которым perti имеет прямое отношение [7, c. 818–819]).

Отметим, что аналогичную словообразовательную конструкцию можно встретить у гидронима Днестр — di nu-st(e)ru. Впрочем, это тема отдельного исследования.

Мы же еще обратим внимание на элемент per-, присутствующий и в Днепре, и в Перкуне (Perkū́nas). Последний — один из главных божеств балтского пантеона, который изначально был богом природы, метавший гром и молнии, давая воду, обеспечивающую плодородие земли. В своем облике он в какой-то мере соответствовал греческому Борею, от которого греческое название Днепра — Борисфен [14, c. 18].

Как описывал Геродот, «из прочих рек Борисфен наиболее прибылен: он доставляет прекраснейшие и роскошнейшие пастбища для скота, превосходнейшую рыбу в большом изобилии. Вода его на вкус очень приятна, чиста, тогда как рядом с ним текущие реки имеют мутную воду. Вдоль него тянутся превосходные пахотные поля или растет очень высокая трава в тех местах, где не засевается хлеб» [15, книга IV §53].

Таким образом, очевидно, что и Днепр, и Перкунас первоначально олицетворяли для местных балтских племен изобилие, плодородие, грозную силу природы.

Подводя итог нашего исследования, можно сказать, что и Днепр, и названия порогов имеют балтскую этимологию, находят соответствие в литовской гидронимии, отвечают единому взаимосвязанному объяснению с характерными особенностями каждого из порогов.

III. Теперь обратим взор на славянские названия порогов, тем более, что первый — Эссупи уже этимологизировали (*sypati — заливать, рассекать, разбрызгивать). Здесь лишь можно сделать замечание по поводу характеристики «Не спи!». Глагол κοιμάω, кроме спать, имеет значение успокаивать, унимать. Тогда с частицей μή, не имеющей смысла прямого отрицания, объяснение порога у Багрянородного может выглядеть, как «беспокойный, неугомонный, бурный».

Второй порог Οστροβουνιπραχ, очевидно, состоит из двух частей. Элементу «πραχ», безусловно, соответствует «порог» — prah [6, c. 352]. Οστροβουνι происходит из славянского острево [10, выпуск 36, c. 68] с суффиксом -ун-, дающим прилагательное со значением острый. Из славянского лексикона можно вспомнить, например, слово остревник — жердинник, срубленные нетолстые деревья с подсеченными сучьями [16, выпуск 13, с. 155]. В этой связи стоит уточнить и трактовку Багрянородного, который называет сей порог, как «τό νησίον τοῦ φράγμου» [1, c. 58], читаемый — «остров порога». Однако с учетом того, что νησίον имеет значение «островок, большая скала» [17], можно допустить толкование — «скалистый порог».

Четвертый «славянский» порогΝεασήτ имеет в основе, производную от глагола *ositi — колоть(ся), быть колким, иметь острие [10, выпуск 36, c. 37]. Однокоренными существительными являются *osa, *osь. Частица «не» употребляется в качестве сравнения [10, выпуск 24, c. 93]. Таким образом, визуально можно представить порог острый, как, например, бурьян из чертополоха (*osъtъ). Возможно, об этом писал и Константин Багрянородный, а вовсе не про «гнездовья пеликанов», которые не могут селиться в бурном потоке. Его пояснение про Неасит — «…Νεασήτ, διότι φωλευουσιν οἱ πελεκάνοἱ εἰς τάλῐθάριατοῦφράγμου» [1, c. 58], в котором πελεκάνοἱ можно посчитать производным от глагола πελεκάω — обрубать, обтесывать. Тогда фраза может звучать, как «…Неасит, потому что нагромождены обтесанные каменья в преграде (заборе)».

Два славянских компонента встречаем в составе пятого порога Βουλνηπράχ. Как было отмечено выше, «πραχ» соответствует «порог» — prah. Другая частьΒουλνη представлена славянским корнем *vel- (сюда же vol-, а также, например, чешский — vůle — вольный простор) с суффиксом -н- в значении большой, огромный, крупный, великий, вольный.

Шестой порог Βερουτζη восходит к корневой группе ver- с использованием суффикса -уч-. Здесь выделяем, прежде всего, верея — изгородь, столб, жердь, вереница — ряд, в(е)рѣти — кипеть, бурлить, сотрясать, колебаться, вертеть, крутить, валиться [16, выпуск 2, с. 87–88, 110; 18, том 1, c. 74–75]. Сей порог можно представить бурлящим (кипящим) потоком среди множества нагроможденных столбичков.

И напоследок — Ναπρεζή. Образ данного порога можно определить в виде забора из жердей или тонких палок, называемого пряслы. В основе лежит славянский глагол *pręstiпрясть,вращать, крутить, вить, плести (в английском варианте — spin, от которого получила название популярная ныне у школьников игрушка спиннер). Распространенная многозначная приставка на- может выступать в качестве указания сравнительной характеристики (наподобие, сообразно). Здесь есть смысл провести некоторые параллели с порогом Вулнипрах. Если там прообразом преграды может выступать вол (vůl), то Напрези может быть выражен менее крупным — бараном (в старославянском — praz [18, том 2, c. 108]).

В заключение, для наглядности, сведем результаты нашего исследования в таблицу:

Названия порогов

По-росски

Значение

(особенности)

По-славянски

Значение

В трактате Багрянородного

(перевод автора)

Eσσουπη

Бурлящий среди каменных глыб

Eσσουπη

Нагромождения, рассекающие поток

Беспокойный, бурный порог

Ουλβορσι

Скалистые нагромождения

Οστροβουνιπραχ

Острый (скалистый) порог

Скалистый порог

Γελανδρι

Гудящий порог

* Γαλαντη (*Галандый -реконструкция автора)

Шумный порог

Шумный порог

Αειφορ

Мощные нагромождения

Νεασήτ

Острый, как чертополох

Порог острых камней

Βαρουφορος

Большая запруда

Βουλνηπράχ

Великий порог

Большая заводь

Λεαντι

Клокочущий порог

Βερουτζη

Кипящий порог

Кипение воды

Στρουκουν

Небольшой порог

Ναπρεζή

Малый порог

Малый порог

Литература:

  1. Constantine Porphyrogenitus. De administrando imperio / Ed. Gy. Moravcsik. Washington, Dumbarton Oaks, 1967, с. 58–60
  2. Мельникова Е. А., Петрухин В. Я. Комментарии к гл. 9 // Константин Багрянородный. Об управлении империей. М., 1989, с. 291–332.
  3. Брайчевский М. Ю. «Русские» названия порогов у Константина Багрянородного // Земли южной Руси в IX-XIV вв. (история и археология). Киев, 1985, с. 19–30.
  4. Костомаров Н. И. Начало Руси // Современник. СПб, 1860. Т. 79. C. 5–32.
  5. Федченко О. Д. Новый подход к лингвистическому анализу гидронимов Центральной России // Филология и лингвистика. — 2017. — № 2, с. 62–63.
  6. Derksen R. Etymological dictionary of the Baltic inherited lexicon. Brill. Leiden·Boston, 2015
  7. Pokorny J. Indogermanisches Etymologisches Wörterbuch, Bern & München, 1959
  8. Церковнославянский язык. Учебное пособие. Автор-составитель Стульцев А. Г. — Ростов-на-Дону, 2013.
  9. Karaliūnas S., Lie. {kū́nas} // Baltistica, 1982, XVIII (2), с. 165–166
  10. Этимологический словарь славянских языков (Праславянский лексический фонд). Под редакцией О. Н. Трубачева, А. Ф. Журавлева. — М: Наука, 1987–2012.
  11. Дуриданов И. Езикът на траките: [Изследване]. — София: Наука и изкуство, 1976
  12. Vanagas A. Lietuvių hidronimų etimologinis žodynas. («Etymological Dictionary of Lithuanian Hydronyms»). Vilnius, «Mokslas», 1981.
  13. Détails entre le Dnepr et Niester 1724–1729 / Bibliothèque nationale de France http://catalogue.bnf.fr/ark:/12148/cb42369595k
  14. Федченко О. Д. Геродотовы реки Скифии// Ростовский научный журнал. — 2017. — № 6, с. 17–20. http://rostjournal.ru/wp-content/journals/RostovScientificJournal62017.pdf
  15. Геродот. История в девяти книгах. Изд-во «Наука», Ленинград, 1972. Перевод и примечания Г. А. Стратановского, под общей редакцией С. Л. Утченко.
  16. Словарь русского языка XI–XVII вв. / Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН. / Главный редактор Р. Н. Кривко. М.: Наука; СПб: Нестор-История. 1975–2015
  17. Νέα ελληνική-Ρωσικά λεξικό. И. П. Хориков, М. Г. Малев. 1980. http://new_greek_russian.academic.ru/42029/ %CE %BD %CE %B7 %CF %83 %CE %AF %CE %B4 %CE %B9 %CE %BF %CE %BD
  18. Этимологический словарь русского языка. Составил А. Преображенский. — М.: Тип. Г. Лисснера и Д. Собко, 1910–1914.
  19. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Dal-term-30799.htm
  20. Древнегреческо-русский словарь. Составил И. X. Дворецкий. Под редакцией С. И. Соболевского. М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1958.
  21. Яворницький Д. I. Дніпрові пороги: Альбом фотографій з географічно-історичним нарисом: альбом / Д.І. Яворницький. — Харків: Держвидав України, 1928.
  22. Lietuvių kalbos žodynas (t. I–XX, 1941–2002). Vilnius: Lietuvių kalbos institutas, 2005
  23. Lietuvių-rusų kalbų žodynas. М.: Mokslo ir enciklopedijų leidybos institutas, 2005
Основные термины (генерируются автоматически): названия порогов, днепровских порогов, этимология днепровских порогов, названий днепровских порогов, Шестой порог Βερουτζη, Второй порог Οστροβουνιπραχ, «…четвертый порог, народная этимология, нагромождений порог, славянским корнем, порог речной, славянские названия порогов, порог острый, основе названия, названиях порогов корни, литовской гидронимии, Lietuvių kalbos, Названия порогов, гидронима Днепр, Название порога.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос