Автор: Никонов Семен Семенович

Рубрика: 4. Художественная литература

Опубликовано в

I международная научная конференция «Филология и лингвистика в современном мире» (Москва, июнь 2017)

Дата публикации: 01.06.2017

Статья просмотрена: 29 раз

Библиографическое описание:

Никонов С. С. Мотив раздвоения личности в повести Стивенсона «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» [Текст] // Филология и лингвистика в современном мире: материалы I Междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2017 г.). — М.: Буки-Веди, 2017. — С. 22-23. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/235/12548/ (дата обращения: 11.12.2017).



Статья посвящена анализу мотива раздвоения личности главного героя повести «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда». Автор выявляет не совсем традиционное раздвоение личности (шизофрению) у главного героя, которое помогает иначе трактовать повесть Стивенсона. Мы приходим к выводу, что Стивенсон уделяет больше времени в своей повести философии и проблеме морали. Он рассуждает о том, что каждый человек в принципе двойственен по своей природе.

Ключевые слова: Р. Л. Стивенсон, биография, повесть, Странная история доктора Джекила и мистера Хайда, мотив раздвоение личности, доктор Джекил, двойственность человека, зло и добро

Роберт Льюис Стивенсон (1850–1894) — шотландский писатель и поэт, автор приключенческих романов и повестей, крупнейший представитель английского неоромантизма. Его писательский талант яркий и многогранный. Первая книга Стивенсона, «Пентландское восстание», вышла в 1866 году. Мировую славу писателю принёс роман «Остров сокровищ» (1883) — классический образец приключенческой литературы. Затем последовали историко-приключенческие романы «Принц Отто» (1885), «Похищенный» (1881), «Чёрная стрела» (1888), «Катриона» (1893), «Сент-Ив» (1897). Все эти романы отличаются сочетанием увлекательных авантюрных сюжетов, глубокого проникновения в историю и тонкой психологической проработки персонажей.

Еще при жизни Стивенсон стал легендой. Творцом этой легенды в значительной степени был он сам. На островах Океании, где жил писатель, отправлялись толпы паломников. В его доме подолгу гостили друзья. Интерес к личности Стивенсона, к его жизни на островах, к его приключениям был огромным. Стивенсон создал вокруг себя приключенческий мир, а его жизнь только усиливало впечатление от написанных им книг, его жизнь была как бы приложением к его произведениям.

В своих произведениях Стивенсон сочетает ужасы человеческой души с отвращением к викторианской важности репутации. Викторианское общество в Англии было настолько увлечено нравственностью и добродетелью, что многие вещи, которые считались «забавными» или «приятными», назывались грехом. На протяжении своей жизни Стивенсон исследует эту двойственность человеческой природы, его интересуют морально-этические проблемы. В их решении он опирался как на традицию романтиков, так и в определенной степени на творчество Ф. М. Достоевского.

В 1885 году Стивенсон прочитал во французском переводе роман Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание». Впечатление от романа русского писателя, тема раздвоенного существования главного героя, проблема добра и зла в человеческой натуре, раскрылось в повести «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда» (The Strange Case of Dr. Jekill and Mr. Hyde). Эта повесть имела грандиозный успех среди читателей, именно тот успех, ради которого Стивенсон работал всю свою жизнь.

Одним из персонажей, которого можно привести как пример раздвоения личности из произведений зарубежной литературы является доктор Джекил. Интересно эту повесть читать и размышлять с философским подходом, потому что сам автор прозрачно намекает на то, что каждый человек двойственен по своей природе и только от нас зависит какая натура станет во главе. В произведении Стивенсона мы видим шизофрению не в чистом виде. Главный герой не болен. Больные шизофренией не понимают, что имеют дело с самим собой, а доктор Джекил знает и понимает это, знает то, что мистер Хайд это он сам, что Хайд является его второй личностью.

Объяснения доктора Джекила мы видим в главе под названием «Полный рассказ Генри Джекиля», где герой говорит: «Худшим же из моих недостатков было всего лишь нетерпеливое стремление к удовольствиям, которое для многих служит источником счастья; однако я не мог примирить эти наклонности с моим настойчивым желанием держать голову высоко и представляться окружающим человеком серьезным и почтенным» [1, c.92] — этими словами Стивенсон доказывает, что человек двойственен сам по себе и что Генри Джекил лишь усилил и выпустил наружу свою двойственную природу, приняв лекарство. Сравнивая других людей и доктора Джекила, можно сказать, что он был более порядочным и «чистым» человеком, чем остальные, которые погрязли в своих грехах и темных поступках, но главный герой повести горевал и убивался больше других.

«Немало людей гордо выставляли бы напоказ те уклонения со стези добродетели, в которых я был повинен, но я, поставив перед собой высокие идеалы, испытывал мучительный, почти болезненный стыд и всячески скрывал свои вовсе не столь уж предосудительные удовольствия» [1, c.93] — отсюда видно, что поступки доктора Джекила были нормальнее и менее предосудительны, чем действия остальных людей, которые даже не думают о своих поступках, они просто наслаждаются ими. У главного героя были такие же моральные ценности, как и у большинства, он великолепно осознавал что такое хорошо, а что плохо, но Джекил признавая две стороны его личности, разделяет их на интеллектуальную и нравственную, захотев познать каждую от начала до конца. Он считает, что нравственность не контролирует интеллектуальную сторону и то, что нравственная сторона, ограничиваясь моральными ценностями, более стеснена, сжата и не видит всего, что есть в жизни.

Какая была его вторая личность? Мы узнаем его внешность со слов Энфильда: «Его наружность трудно описать. Что-то в ней есть странное… что-то неприятное… попросту отвратительное. Ни один человек еще не вызывал у меня подобной гадливости, хотя я сам не понимаю, чем она объясняется. Наверное, в нем есть какое-то уродство, такое впечатление создается с первого же взгляда, хотя я не могу определить отчего» [1, c.25]. Выходит, что нравственная личность героя выглядит более красиво, она чиста и здорова, а интеллектуальная сторона, которая стремилась к убийствам и развлечениям, была как мистер Хайд — уродлива, низкого роста и на вид неприятна. Благодаря такому гротеску и контрасту мы видим то, каким разным может быть человек внутри самого себя.

Важно упомянуть и то, что герой сам насильно проявил эту болезнь, с помощью лекарства, он не думал о том, что Хайд начнет вытворять и к чему приведут его действия. Выходит, что Джекил действовал лишь как доктор, согласно научным любопытствам, не подозревая о последствиях.

Важно заметить еще одну вещь. Выпустив Хайда, Джекил сказал: «С первым же дыханием этой новой жизни я понял, что стал более порочным, несравненно более порочным — рабом таившегося во мне зла, и в ту минуту эта мысль подкрепила и опьянила меня, как вино» [1, c.41]. Этот отрывок подталкивает на следующие выводы: интеллектуальная сторона личности подчиняет волю человека, не смущает, не ограничивает его в действиях, этот широкий масштаб и размах свободы подкупает человека, а нравственная наоборот — ограничивает свободу, руководствуясь правилами, нормами и моралью, разделяя хорошее от плохого. Генри Джекил опьянен этой свободой интеллектуальной стороны его личности и из-за этого он сходит с ума, позволяя своей темной стороне всё больше и больше.

Но почему Хайд уродлив и почему у него страшные, поражающие своей жестокостью поступки? Герой объясняет это следующими словами: «Зло в моей натуре, которому я передал способность создавать самостоятельную оболочку, было менее сильно и менее развито, чем только что отвергнутое мною добро. С другой стороны, самый образ моей жизни, на девять десятых состоявшей из труда, благих дел и самообуздания, обрекал зло во мне на бездеятельность и тем самым сохранял его силы. Вот почему, думается мне, Эдвард Хайд был ниже ростом, субтильнее и моложе Генри Джекила» [1, c.46]. Читая эти слова, мы понимаем, что на протяжении всей своей жизни доктор Джекил был мирным и благочестивым, он воспитывал в себе доброту, не оставляя места для злой натуры, лишая его своего внимания. Поэтому он был так уродлив и жесток. Но рассуждая о Хайде, Джекил говорит: «И все же, увидев в зеркале этого безобразного истукана, я почувствовал не отвращение, а внезапную радость. Ведь это тоже был я. Образ в зеркале казался мне естественным и человеческим» [1, c.49]. Здесь он резонирует уже не как доктор, а как шизофреник. Однако Генри Джекил не болен. Переходя из одной личности в другую, он держит оба разума раздельно и даже думает достаточно разумно, чтобы убить свою вторую личность — Хайда. Его трезвость ума доказывает самому себе, что Хайд это не он, что это чистое зло сама по себе, а не наша внутренняя сторона, не потому что оно принадлежит нам. Зло будет убивать, уничтожать и совершать отрицательные, негативные действия, просто потому что это чистое зло по своей натуре, а не мы сами.

На примере Генри Джекила Стивенсон показывает свою философию: он рассуждает о том, что у каждого человека есть и светлая и темная сторона, что каждый человек двойственен, что все люди должны бороться со злом внутри самого себя. Какая из них возьмет вверх — зависит только от нас самих.

Литература:

  1. Стивенсон Р. Л. Странная история доктора Джекила и мистера Хайда / Р. Л. Стивенсон. — М.: АСТ, 2003. — 121с.
Основные термины (генерируются автоматически): история доктора, главного героя, «Странная история доктора, раздвоения личности, мистера Хайда», жизни Стивенсон, мистер Хайд, раздвоение личности, личности главного героя, Роберт Льюис Стивенсон, интеллектуальная сторона, традиционное раздвоение личности, чистое зло, Мотив раздвоения личности, произведениях Стивенсон, интеллектуальная сторона личности, словами Стивенсон, мотив раздвоение личности, личности Стивенсона, пример раздвоения личности.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос