Классическая высшая школа для подготовки профессиональных специалистов в современных реалиях | Статья в сборнике международной научной конференции

Отправьте статью сегодня! Журнал выйдет 13 марта, печатный экземпляр отправим 17 марта.

Опубликовать статью в журнале

Библиографическое описание:

Коваленко, Р. А. Классическая высшая школа для подготовки профессиональных специалистов в современных реалиях / Р. А. Коваленко, А. А. Сорокин, Е. А. Яковлева. — Текст : непосредственный // Педагогическое мастерство : материалы XII Междунар. науч. конф. (г. Казань, ноябрь 2020 г.). — Казань : Молодой ученый, 2020. — С. 49-52. — URL: https://moluch.ru/conf/ped/archive/381/16145/ (дата обращения: 05.03.2021).



В статье рассматриваются проблемы реализации методов классической высшей школы с учетом современных веяний и использования современного инструментария. Поднимается вопрос о современных подходах к обучению, в первую очередь дистанционному. Оцениваются вовлеченность обучающихся в образовательный процесс. Затрагиваются некоторые недостатки современного цифрового подхода.

Ключевые слова: классическая высшая школ, дистанционное образование, электронное образование.

Классическая высшая школа для подготовки профессиональных специалистов, сформированная на постсоветском пространстве без использования дистанционных форм обучения является определенным каноном и по сути ядром образовательного процесса и по сей день. Конечно, данная структура и методологические основы обучения за последние десятилетия претерпели ряд изменений. Переход на болонский процесс для гармонизации образовательной системы так же внес ряд новых веяний в сложившиеся за долгие годы образовательные устои и нормы.

На данный момент образовательная система в целом, претерпевает изменения под воздействием активного внедрения электронных или цифровых форм обучения, а эпидемиологическая ситуация выдвигает на передний план дистанционные формы обучения. Любые изменения форм, стандартов, сроков, инструментов, используемых в обучении, приводят к незамедлительной реакции студенческой среды на поступившие коррективы. Изменения наступают фактически моментально, но их проявления могут появляться на протяжении длительного временного промежутка и при различных условиях.

Одной из проблем, которые сопутствует дистанционным формам облучения, является необходимость одновременного погружения в электронную образовательную среду и абстрагирование от внешнего окружающего мира в бытовых условиях. Данная психологическая установка имеет ключевое значение как для некоторых групп обучающихся, так и для профессорско-преподавательского состава.

Формальные требования самоорганизации, которые моделируют тип поведения студента в стенах вуза, а именно в лекционной аудитории перед преподавателем (в прямом контакте) заставляют следовать ряду сложившихся критериев. Такое поведение, является фактором, реализующимся на территории вуза по умолчанию, за счет структурированно сетки занятий, дислокации аудитории и учебного корпуса, необходимости преодолеть необходимый маршрут и ассоциировать себя в роли студента в стенах высшего учебного заведения. Студент, как сущность, имеет набор негласных правил — моральных, этических и формальных (принятых вузом). Внутренние правила накладывают на обучающегося дополнительные сдерживающие и ограничительные меры, а при условии коллективного посещения проявляются и общественные нормы поведения. В стенах вуза помимо территориального разграничения, присутствует и иерархия статусов, подкреплённая различными административными должностями, научными степенями и званиями. Студент в данной иерархии занимает низшую ступень, что в свою очередь определяет устоявшийся порядок действий и нормы дозволенности в общении и поведении.

Организационный порядок принятый и культивируемый на территории вуза — в его экосистеме — формирует навыки официального поведения у студентов для их дальнейшей службы в государственных органах и бизнес структурах.

Рассмотрев инфраструктурные составляющие, модель поведения сущности студента, можно остановиться на влиянии дистанционных форм образования на процесс обучения. Базовым и первичным фактором для дистанционный формы обучения с применением цифровых платформ, является отрыв студента от инфраструктуры и ее внезапная подмена электронной средой — фактически просто веб сайтом.

Обучающийся, оказывает один на один с экраном монитора и соответственно интерфейсом на базе которого ему предоставляется доступ в LMS или личный кабинет. Кроме данного инструмента он, по сути, оторван от реальных организационных и ограничивающих факторов ВУЗА. Конечно, можно высказать утверждение, что обучающиеся являются субъектами, окончившими полный школьный цикл образования и по старым канонам, имеют аттестат зрелости, но в реальных условиях степень самостоятельности и само дисциплинированности студентов сильно ранжируется на случайной выборке. [1]

Любая LMS, по своей сути является контейнерным инструментом для размещения образовательного контента, его группировке по дисциплинам и соответственно доставке информации до определенных групп студентов с функциями последующего контроля в виде тестирования. Формат же представления информации в самом курсе регламентируется набором возможных инструментов, заложенных разработчиком. В основном это стандартные виды электронно-презентационного материала или форм реализуемые через веб интерфейс.

Формирование самих блоков информационного контента, осуществляется преподавателем на основе своих представлений, свободного времени и компетенций. Здесь важно понимать, что простая презентация может выглядеть как набор слайдов с текстовой информацией и заголовком или как набор инфографики на заданную тему. Важно отметить ключевую разницу в данных вида представления презентационных материалов. Основная проблема — это время подготовки подобных материалов. К примеру, для создания текстового слайда преподавателю достаточно скопировать заголовок на слайд и несколько абзацев из конспекта лекций. Такая презентация, фактически заставит студентов слушать комментарии преподавателя или просто читать текст, а в худшем случае обучающиеся прочтут пару сток на слайде и закроют ее.

В варианте, когда слайд является инфографикой, на ее создание преподаватель может потратить до нескольких часов при условии наличии компетенций по работе с графическими редакторами и соответственно идей для ее создания. [2] Да, в полемике споров различных сторон, использующих цифровые платформы для обучения и генерирующие информационный контент, можно услышать следующие точки зрения:

− текстовое представление является достаточным для понимания обучающимися;

− презентационные материалы основанные на стандартных методах форматирования, позволяют достичь необходимого уровня понимания;

− информационные материалы, основанные на смарт фигурах Microsoft Office, являются базовым и достаточным инструментом для генерации образовательного контента;

− для формирования образования в виде дистанционных форм, требуется создания медиа контента на основе инфографики.

Временные рамки, установленные ежедневным и регулярным посещением, дают студенту необходимую динамику и стимулируют соблюдение режима жизни и графика образовательных занятий, его обращение к информационным ресурсам и преподавателям. В дистанционной форме данные барьеры размываются и сужаются до даты проведения вебинара, при условии отсутствии возможности его последующего воспроизведения.

Динамические характеристики образовательного процесса с точки зрения его стимулирования каноническим видом обучения, являются неоспоримо высокими. Уровень внимания к студенту со стороны профессорско-преподавательского состава имеет наивысшие показатели в сравнении с дистанционными занятиями.

Проявление педагогического подхода и воспитательной функции в дистанционной форме практически нивелируется, а роль преподавателя сводится к роли обезличенного спикера случайного вебинара на аутсорсе. Подобная картина является базовым и вероятным сценарием при проведении занятий через телекоммуникационные каналы связи.

Конечно, ставить данный вывод как абсолютную точку зрения для всего контингента обучающихся в корне неверно, и многие студенты имеют неплохие показатели на удаленном формате проведения и реализуют свой потенциал более свободно и прогрессивно. Но данное замечание справедливо для ограниченного круга лиц, и не может гарантировать гибкого подхода к общей массе обучающихся, так как списочный состав групп фактически обезличивается учетными записями в системе личных кабинетов и LMS. Взаимодействие между сторонами происходит через чат, мессенджер, аудиовизуальные средства или маркеры о прохождении теста по дисциплине, принятии выложенной работы, иных графических индикаторов на веб странице.

Степень эмоционального контакта с аудиторией в данном инструменте сводится к минимальным значениям, а дизайн графической компоненты веб ресурса занимает одно из лидирующих мест. Пресловутая формулировка о юзабилити для UI на основе UX, это сложная парадигма в понимании широкого круга пользователей, а критерии оценки LMS конкретного вуза по параметрам удобства и качества UI во многих учебных заведениях отодвигается на поседение место. В настоящее время на территории Российской Федерации активно используется платформа Moodle, ее повсеместно внедрение имеет ряд негативных проявлений, как для профессорско-преподавательского состава, так и для студенческой аудитории. Основными проблемами использования LMS Moodle являются: [3] [4]

− сложная система зависимостей внутренней логики и ее неполноценное отражение в UI, что может запутывать пользователя;

− различный дизайн однотипных модулей в разных ВУЗАХ;

− отсутствие стандартизированной русскоязычной справки для ППС;

− различный и неточный перевод однотипных элементов пользовательского интерфейса в разных образовательных организациях.

Литература:

1. Зорькина, О. С. К вопросу о юношеском возрасте: представления о студентах «Нового поколения» и психологической готовности к обучению в вузе // Развитие человека в современном мире. — 2020. — № 1. — С. 60–70.

2. Шубина, А. А. Инфографика как современная образовательная технология. Этапы ее разработки // Молодой ученый. — 2020. — № 23 (313). — С. 665–667.

3. Розанова, Я. В. Административные, коммуникативные, учебные инструменты образовательной электронной платформы LMS Moodle // Молодой ученый. — 2015. — № 10 (90). — С. 1275–1278.

4. Эшназарова, М. Ю. Moodle — свободная система управления обучением // Образование и воспитание. — 2015. — № 3 (3). — С. 41–44.

Ключевые слова

дистанционное образование, электронное образование, классическая высшая школ