Автор: Гордеева Маргарита Сергеевна

Рубрика: 4. Дошкольная педагогика

Опубликовано в

II международная научная конференция «Педагогика сегодня: проблемы и решения» (Самара, сентябрь 2017)

Дата публикации: 03.09.2017

Статья просмотрена: 12 раз

Библиографическое описание:

Гордеева М. С. Чего боится моя кукла? Проективная методика диагностики детских страхов [Текст] // Педагогика сегодня: проблемы и решения: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Самара, сентябрь 2017 г.). — Самара: ООО "Издательство АСГАРД", 2017. — С. 21-23.



Нам всем знакомо чувство страха. Это чувство, к которому нельзя привыкнуть. Но если страшно взрослому, то ребенку страшно вдвойне. Ученые, педагоги, родители отмечают разнообразие детских страхов. Ребенок боится чудища в шкафу, темной лестницы в подвал, Бабу-Ягу, монстров из мультфильмов и сказок, всего того, что у взрослого вызовет улыбку. А может быть и так, что он просто отмахнется от ребенка, сказав, что это все выдумки. Да, большинство наших страхов имеют возрастные особенности, но, если в нужное время этот страх не преодолен, он может стать гораздо глубже, и иметь куда более серьезные последствия.

Проблема детских страхов актуальна уже много лет. Ее изучают врачи, психологи и педагоги. Эту тему раскрывают такие ученые, как А. И. Захаров, В. А. Аверин, М. В. Осорина, Дж. Боулби, нередко она затрагивается на различных форумах и конференциях, а особенно часто ее можно увидеть в интернете или услышать в вопросах родителей.

Страх, тревога, беспокойство — это все естественное эмоциональное проявление психической жизни ребенка, но излишняя податливость страхам может развить неуверенность в себе, нервозность, а со временем и мешать нормальной деятельности ребенка, адаптации в коллективе, саморазвитию [2, 3, 4]. Одной из причин, вызывающих детские страхи может быть тревожная обстановка, в которой ребенок вынужден находится [3, 4]. И малыш не всегда способен справиться с ними самостоятельно, особенно в неблагополучных семьях.

Что же такое неблагополучная семья? Не затрагивая множество тонкостей и случаев, можно сказать, что это семья, где нет контакта между родителями, или родителями и детьми. Чаще всего это конфликтная семья. В ней можно наблюдать равнодушие родителей к ребенку, педагогическую неграмотность, нежелание понимать ребенка и удовлетворять, в первую очередь, его психологические потребности [3]. То, каким вырастет ребенок, во многом зависит от позиции родителей, которая может выражаться, например, через агрессию, деспотизм или гипоопеку [1].

Детям из благополучных семей, в основном, свойственны возрастные страхи, которые они переживают вполне успешно, не застревая в них, потому что эмоционально здоровая обстановка в семье и контакт с родителями помогают справиться с ними [3]. Со страхами же, внушенными или полученными за счет негативного опыта, родители в такой семье, вероятнее всего, будут работать, преодолевая их вместе с ребенком. Вряд ли страх ребенка здесь будет доведен до состояния запущенности.

А вот в неблагополучных семьях, надежды на «работу» родителей мало, в силу ряда обстоятельств, но чаще всего занятостью личными проблемами. К таким семьям можно отнести и разведенную семью. Возьмем такой пример, девочка Маша 3,8 лет, то есть почти уже 4, боится оставаться одна, а еще боится скелетов. Вполне соответствующие возрасту страхи. Мама только руками разводит, удивляясь появлению скелетов, и строит предположения: «Свекровь, наверное, напугала». Через месяц выясняется, что родители разводятся, вместе не живут. И происходит такой разговор:

Папа проводил нас с Машей и ее мамой до кафе и ушел, мама пошла к кассе, а Маша говорит: — А папа улетел.

Я: — Почему улетел? Наверное, ушел?

М: — Он большая птица. Страшная, боюсь птиц, она хвать меня и улетит.

Вернулась мама. На вопрос куда делся папа, в надежде повторения сказанного для матери, Маша заулыбалась, и, сказав, что папа ушел домой, спряталась под стул. Желание делиться с мамой, у нее явно отсутствовало, а мама все больше стала интересоваться не ребенком, а тем, как теперь обустраивать свою личную жизнь после развода, имея дочь.

Думаю, что здесь можно увидеть, как неблагоприятная обстановка в семье сказывается на девочке. Остается страх животных, и, более того, страшное животное ассоциируется с отцом, который «хвать и улетит». Может и скелет появился не просто так?

Тут также можно упомянуть о том, что «эмоционально теплые отношения с обоими родителями возможны только при отсутствии конфликта между взрослыми, поскольку в этом возрасте дети, особенно девочки, очень чувствительны к отношениям в семье. Авторитет родителя того же пола уменьшается из-за эмоционально неприемлемого для ребенка поведения и неспособности стабилизировать обстановку в семье» (А.Захаров) [3].

При работе с детьми, необходимо не только учитывать возрастные и личные особенности страхов каждого ребенка, но и попытаться помочь ему справиться с ними. Это необходимо для поддержания морального и психического здоровья малыша. Для работы с детскими страхами используются различные, достаточно популярные и проверенные коррекционные методики, которые применяют как психологи, так и педагоги. Они представляют такие виды коррекционного воздействия, как рисунок [3], игра [5], беседа [4], тест [3], страхотерапия [6] и другие. Но прежде, чем заняться коррекционной работой, необходимо узнать, чего именно боится ребенок. Существуют разные методики выявления страхов. Например, модифицированная беседа А.И Захарова [3]; проективная методика «Мои страхи» А. И. Захарова [6]; «Страхи в домиках». Методика М. А. Панфиловой [5].

Но, к сожалению, эти методики не всегда результативны. Ребенок вынужден взаимодействовать со взрослым, а, возможно, даже и с малознакомым взрослым. Такая ситуация может смутить не только ребенка, поэтому об откровенности и открытости беседы говорить сложно. Все это, подтолкнуло меня к идее придумать такой способ диагностики детских страхов, где ребенку не придется «откровенничать». Так появилась экспериментальная, авторская методика, которую я назвала очень просто — «Кукла».

В группе детей (8 человек от 3 до 7 лет), находящихся в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних, было проведено занятие, где дети сделали безликих куколок из ниток и фетра, при помощи воспитателя. Затем, детям была рассказана история, довольно печальная, об одинокой куколке, у которой совсем нет друзей. Разумеется, каждый ребенок тут же захотел стать другом «своей» кукле. И тогда детям было предложено такое «задание»: как настоящий друг, брать куколку с собой играть, спать с ней, и, если получится, узнать у куколки боится ли она чего-нибудь.

В течении недели дети не расставались со своими куколками, спали с ними, а по истечении назначенного времени, могли поделиться, что же «рассказала» им за это время Кукла, чего же она боится? Идея этого приема возникла еще и по той причине, что сблизиться с детьми до доверительных разговоров не было возможности (занятие проводилось раз в неделю). А замысел с идеей Куклы заключался в том, что ребенок, которому трудно рассказать о своих страхах, возможно, расскажет о страхах Куклы, как-бы проецируя свой страх через нее. Результат оказался положительным. Дети действительно рассказывали о том, чем поделилась с ними Кукла, практически сразу забываясь и переходя с «она боится» на «я боюсь», что позволяло предположить, что страх все-же принадлежит ребенку, а не придуман для куклы.

Хотелось бы привести несколько ответов тех детей, которые рассказывали о своих «Куклах». Все они отвечали на заданный им вопрос «О чем рассказала тебе твоя Куколка? Боится она чего-нибудь?».

Аврора: — Кукла боится кукол.

Аврора, 3 года 6 мес., разговаривает очень плохо, заговорила только несколько месяцев назад, благодаря работе психолога. Неожиданный страх, учитывая возраст ребенка. Можно предположить, что это не страх незнакомых взрослых, свойственный детям от 1–3 лет, и не страх одиночества, а по сути, страх других людей/детей.

Оля: — Моя кукла боится темноты. Там темно и она думает в темноте есть монстры. Но когда светло, то нет (не боится). Можно достать фонарь и посмотреть туда (в темноту).

Оля, 6 лет. Страх темноты — это, в сущности, страх смерти, свойственный этому возрасту. Но она знает и может использовать способы для преодоления своего страха.

Леша: — Она боится, когда ее ударяют, но она любит, когда ее уважают. Еще она не любит, когда ее бьют.

Леша, 6 лет. Очень активный, эмоциональный мальчик, с явными лидерскими чертами, но уже не первый раз «возвращен» семьями, пытавшимися его усыновить. Мама периодически навещает, права отстаивать на сына не пытается. Леша очень привязан к матери и сестре, постоянно рисует их. Судить с одного предложения о чем-либо тяжело, но, возможно, это страх перед физическими наказаниями авторитарных родителей.

Говорить об эффективности такого метода пока сложно, но сама идея оправдала все ожидания. Интересно, что из ответов детей можно не только делать выводы о возрастных особенностях страхов, эмоциональном состоянии ребенка, но и строить предположения о характере взаимоотношений внутри семьи. Я думаю, данная проективная методика диагностики детских страхов «Кукла» могла бы получить дальнейшее развитие. Она способна помочь в работе с детьми не только психологам и педагогам, но и родителям. По замыслу, дети изначально «привязываются» к кукле: делают ее сами, жалеют, когда услышат историю, проводят с ней неделю. Это сохраняет основную особенность методик — эмоциональный контакт. А имея игровую форму, методика «Кукла», «освобождает» ребенка от откровений со взрослым, позволяя свободнее рассказывать о своих страхах через куколку (ведь говорить про чей-то страх легче, чем о своем). Да и появление новой самодельной игрушки оставляет только положительные эмоции.

Литература:

  1. Алексеева Е. Е. Что делать, если ребенок… Психологическая помощь семье с детьми от 1 до 7 лет: учебно-методическое пособие. — СПб.: Речь, 2012, 224с.
  2. Боулби Джон. Создание и разрушение эмоциональных связей / Пер. с англ. В. В. Старовойтова, 2-е изд. — М.: Академический Проект, 2004, 232 с.
  3. Захаров А. И. Дневные и ночные страхи у детей. — СПб.: Речь, 2005, 320с.
  4. Захаров А. И. Происхождение детских неврозов и психотерапия. М.: ЭКСМО-Пресс, 2000, 448 с.
  5. Панфилова М. А. Игротерапия общения: Тесты и коррекционные игры. ГНОМ и Д, 2011 г., 160 с.
  6. Пижугийда В. Страхотерапия и ее применение в коррекции страхов детей дошкольного возраста//Maam.ru [электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.maam.ru/detskijsad/strahoterapija-i-e-primenenie-v-korekci-strahov-detei-doshkolnogo-vozrasta.html, — свободный, дата обращения — 23.03.16.
Основные термины (генерируются автоматически): детских страхов, диагностики детских страхов, методика диагностики детских, разнообразие детских страхов, детских страхов актуальна, проективная методика, страх ребенка, неблагополучных семьях, методики выявления страхов, личные особенности страхов, возрастных особенностях страхов, коррекции страхов детей, страх незнакомых взрослых, Проективная методика диагностики, нормальной деятельности ребенка, психической жизни ребенка, Неожиданный страх, страх животных, проективная методика «Мои, свойственны возрастные страхи.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос