Автор: Желенкова Наталья Олеговна

Рубрика: 2. История образования и педагогики

Опубликовано в

международная научная конференция «Педагогика сегодня: проблемы и решения» (Чита, апрель 2017)

Дата публикации: 26.03.2017

Статья просмотрена: 7 раз

Библиографическое описание:

Желенкова Н. О. Проблемы организации главных и малых народных училищ по школьной реформе Екатерины II [Текст] // Педагогика сегодня: проблемы и решения: материалы Междунар. науч. конф. (г. Чита, апрель 2017 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2017. — С. 16-19.



Последняя российская императрица и первая просвещенная женщина на российском престоле, Екатерина II, как никто другой понимала важность развития именно сферы образования для общества и государства. Это понимание и сподвигло ее на проведение школьной реформы 1782–1786 годов.

Мысль о народном образовании Екатерина Алексеевна заимствовала из Австрии. По рекомендации Иосифа II из Австрии на службу в Россию в 1782 году был приглашен специалист в области образования и ученый методист Федор Иванович Янкович. Собственно он и стал главным разработчиком школьной реформы и возглавил «комиссию об учреждении народных училищ». С открытием в 1786 году главных-народных училищ потеряла смысл «Комиссия об учреждении народных училищ». Тогда она была преобразована в «Главное правительство училищ», родоначальника современного министерства народного просвещения. Это «Главное правительство училищ» было непосредственно подчинено императрице, что говорило об особом внимании Екатерины к реформе образования в частности и к проблеме образования в Российской империи в целом.

Главным документом школьной реформы являлся, опубликованный комиссией об учреждении народных училищ 5 августа 1786 году, «Устав народным училищам в Российской империи». Данный устав в первом разделе первой главы, под названием «О классах главных народных училищ» регламентировал создание во всех городах и крупных селах народных училищ двух типов. В губернских городах — главные народные училища со сроком обучения 5 лет, а в уездных городах и селах — малые народные училища со сроком обучения 2 года. Следует отметить, что в Уставе не упоминалось об открытии народных училищ в деревнях.

Предусматривалось обучение по классно-урочной системе, то есть если раньше учитель занимался с каждым учеником отдельно, то теперь должны быть сформированы классы, в которых проходило бы совместное обучение учащихся примерно одного уровня знаний.

Данные нововведения были распространены на всю территорию Российской империи, в том числе и на Сибирь.

Сибирь тогда делилась на три наместничества: Тобольское, Колыванское и Иркутское. В каждом из них указом 3 ноября 1788 года было предписано открыть по Главному народному училищу. Соответственно, в 1789 году были открыты три главных народных училища — в Тобольске, Иркутске и Барнауле. Так же было открыто девять малых народных училищ — в 1789 году — в Тюмени, Туринске, Таре, Томске и Нарыме, в 1790 — в Енисейске, Красноярске и Кузнецке, в 1793 — в Верхнеудинске. [3, с. 88]

Безусловно, условия функционирования данных учебных заведений в Сибири отличались от условий любой другой части Российской Империи. В первую очередь это касается материально-технического обеспечения данных учебных заведений.

В Сибирские главные и малые народные училища комиссией об Учреждении народных училищ были посланы составленные ею учебники. В связи с отдаленностью региона учебные материалы доходили довольно долго. Таким образом, фонд учебной литературы в Сибирских училищах формировался в основном за счет добровольных пожертвований. Соответственно, он отличался скудностью в сравнении с центральными регионами Российской Империи.

Одним из факторов организации народных училищ в Сибири является то, что специальные здания для них не строились. Была распространена практика приспособления различных зданий под училища.

Для главного училища в Тобольске долгое время не могли найти здания, затем было решено занять дом петербургского купца Льва Мануйлова, который был взят в горолскую казну за долги. В доме было 9 комнат, и находился он на улице Пиляцкой. Здание было отремонтировано. В 1797 году училище переходит в новое каменное здание по Богоявленской улице. Ремонт каменного корпуса вели шесть лет, сделали к нему пристрой, переоборудовали помещения под классные комнаты. [8, с. 130–131]

Красноярская городская дума арендовала трапезную Воскресенского собора. Енисейское малое народное училище помещалось в трапезной церкви Захария и Елизаветы Спасского мужского монастыря. [6, с. 39–43]

Первоначально Иркутское Главное народное училище расположилось в каменном здании градской гражданской школы, которое было построено в 1782 на средства купца Я. Протасова и иркутского городского общества и находилось «против Воскресенской (Тихвинской) церкви на Заморской улице, фасадом на Тихвинскую площадь». В июне — августе 1789 в этом здании по проекту архитектора Тименяшкова были произведены ремонт и переоборудование внутренних помещений под Главное народное училище. [2, с. 32–34]

О том, что существовала проблема обеспечения училищ зданиями, можно заключить, например из того, что учитель Томского малого народного училища в 1793 году жаловался в Тобольский приказ общественного призрения на то, что Томская городская дума не отводит для училища помещения и не принуждает родителей отдавать учеников на обучение в училище. [3, с. 103]

Следует подчеркнуть сложное финансовое положение училищ, которое, полностью возлагалось на местные власти. Поскольку городские управления плохо обеспечивали содержание училищ, эта обязанность повсеместно пала на Приказы Общественного Призрения, которым сверх того приходилось содержать больницы, вести разные земские повинности и т. п. В итоге Красноярское и Кузнецкое малые народные училища были закрыты из-за недостатка финансирования. Остальные 7 малых народных училищ работали в тяжелых условиях, имели трудности в нахождении денежных средств, не хватало дров, бумаги, свечей.

Но все же местные городские общества Томска, Тары, Тюмени, Туринска, Нарыма, Енисейска и Верхнеудинска изыскивали ежегодно по 250–350 рублей, необходимых на содержание малых народных училищ. Таким образом, они смогли просуществовать до преобразования их в начале XIX века в уездные училища. [3, с. 96]

Немало важной проблемой для функционирования народных училищ в Сибири была нехватка квалифицированных учителей. Для главных народных училищ учителя присылались из числа выпускников Петербургской учительской семинарии. Будущие педагоги набирались из числа выпускников духовных семинарий, школ воинских команд и из просто желающих учиться. Так, в Колыванское главное училище были направлены четверо учителей, окончивших духовную семинарию, трое из них также окончили Петербургскую учительскую семинарию, а четвертый — Киевскую академию.

Педагогический коллектив главного училища в Тобольске также состоял из выпускников Петербургской учительской и Тобольской духовной семинарии. [7, с. 78] Первыми учителями стали выпускники Санкт-Петербургской учительской семинарии: Т. Воскресенский, И. Лафинов, В. Прутковский, И. Набережнин. [9, с. 165–166]

Для малых народных училищ педагогов нужно было искать на местах. В связи с этим первыми учителями малых училищ были выпускники духовных семинарий.

Первым учителем Томского малого училища был воспитанник Тобольской духовной семинарии, подготовленный к учительству в Тобольском главном народном училище. Из семинарии были первые учителя в Кузнецком и Нарымском малых училищах. [9, с. 46]

Однако не всегда учителя малых народных училищ были выходцами из духовных семинарий. Например, первым учителем Красноярского малого училища был Никита Звонников, окончивший Петербургскую главную учительскую семинарию по «математическим наукам». Его ценили как умного и творческого человека и жалели о его преждевременной смерти 5 июня 1792 года. Его похоронили на Всехсвятстком кладбище, а на могильном холме положили чугунную плиту с надписью: «Здесь покоится тот, которого и малые дети знают». [6, с. 40]

Материальное положение учителей народных семинарий было крайне тяжелое. Преподаватели главных училищ, приезжающие из Петербурга, получали жалование из столицы Российской Империи, его часто задерживали. Учителя малых училищ получали жалование от городского общества, соответственно их материальное положение было еще хуже. Также следует упомянуть, что многие учителя жили прямо в зданиях школы, поскольку далеко не всем выделяли собственное жилье. Соответственно отсюда исходит проблема отсутствия семьи, так как в таких условиях просто невозможно ее обеспечение.

В некоторых классах иногда по году не велось преподавание из-за того, что не могли найти учителя. [8, с. 131]

Однако, не смотря на то, что учителей не хватало в случае болезни или административных изменений их во многих случаях увольняли. Так, например, произошло с учителем Красноярского малого народного училища Красиным, который работал без жалованья с сентября 1796 года по май 1797 года и был уволен после возвращения из длительной командировки. [6, с. 41]

Основной причиной нехватки учителей, помимо их вынужденной бедности, является, непрестижность, если говорить современным языком, данной профессии. В учителя шли люди из низших сословий, в Сибири это в основном ссыльные. Лишь в первой половине XIX века учительские должности были соотнесены с чинами Табеля о рангах, что открывало возможность получения дворянства. [9, с. 167]

Несмотря на данные недостатки организации народных училищ в Сибири, их деятельность сыграла важную роль в подготовке грамотных кадров для государственных учреждений. Грамотность населения в Сибири в XVIII выросла, доступ к образованию получило торгово-ремесленное население и даже крестьяне.

Литература:

  1. Быконя Г. Ф. История народного образования в центральной Сибири (XVII — середина XIX века) / Г. Ф. Быконя. — Красноярск: Красноярский гос. пед. ун-т им. В. П. Астафьева, 2015. — 262 с.
  2. Иркутская летопись, 1661–1940 гг. / сост. Ю. П. Колмаков. — Иркутск, 2003. — 197 c.
  3. Копылов А. Н. Очерки культурной жизни Сибири XVII — начала XIX в. / А. Н. Копылов. — Новосибирск: Наука. Сибирское отделение, 1974. — 251 с.
  4. Неупокоев И. В. Управление школьным делом в тобольской губернии в конце XVIII — начале XX в. / И. В. Неупокоев // Образование и наука. — № 1. — 2013. — С. 58–73.
  5. Окладников А. П. История Сибири с древнейших времен до наших дней. Том 2. Сибирь в составе феодальной России / А. П. Окладников. — Ленинград: Наука. Ленинградское отделение, 1968. — 458 с.
  6. Очерки истории народного образования Красноярского края (XVII — начало XXI вв.): монография Г. Ф. Быконя, В. И. Федорова, С. Н. Ценюга и др.; отв. ред. В. И. Федорова; / Краснояр. гос. пед. ун-т им. В. П. Астафьева. — Красноярск, 2014. — 580 с.
  7. Прибыльский Ю. П. Генезис народного образования Тюменского края в XVIII — XX вв. / Ю. П. Прибыльский // Образование и наука. — № 2. — 2004. — стр. 78.
  8. Софронов В. Ю. Культурное наследие Западной Сибири / В. Ю. Софронов. — Екатеринбург: УрГУ, 2007. — 160 с.
  9. Чуркина Н. И. Историческая география педагогического образования Западной Сибири (XVIII — XX вв.) / Н. И. Чуркина // Вестник Челябинского государственного педагогического университета. — № 4. — 2009. — С. 163–173.
  10. Чуркина Н. И. Социальные статус учителей в Западной Сибири в XVIII — XX вв. / Н. И. Чуркина // Вестник ЧГПУ. — № 4. — 2009. — С. 163–173.
  11. Юрцовский Н. С. Очерки по истории просвещения в Сибири / Н. С. Юрцовский. — Ново-Николаевск: Сибирское областное государственное издательство, 1923. — 246 с.
Основные термины (генерируются автоматически): народных училищ, малых народных училищ, организации народных училищ, малые народные училища, главных народных, народных училищ», учреждении народных, малых училищ, открытии народных училищ, учреждении народных училищ, селах народных училищ, народных училищ учителя, учреждении народных училищ», народных училищ педагогов, Учреждении народных училищ, функционирования народных училищ, малого народного училища, главных народных училища, главных-народных училищ, учителями малых училищ.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос