Процесс формирования судебного прецедента как источника права в Англии и его модернизация в современных реалиях | Статья в сборнике международной научной конференции

Автор:

Рубрика: 20. Международное право

Опубликовано в

VII международная научная конференция «Юридические науки: проблемы и перспективы» (Казань, май 2018)

Дата публикации: 02.05.2018

Статья просмотрена: 8 раз

Библиографическое описание:

Кирей С. С. Процесс формирования судебного прецедента как источника права в Англии и его модернизация в современных реалиях [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы VII Междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2018 г.). — Казань: Молодой ученый, 2018. — С. 55-57. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/298/14222/ (дата обращения: 22.06.2018).



Многие ученые-правоведы считают судебный прецедент самым справедливым в системе применения данного источника права в судопроизводстве. Англия, зародившая прецедент и активно использующая его по сей день, является страной наиболее приближенной к концепции правового государства. В данной статье проводится анализ генезиса судебного прецедента и его современного состояния.

Английская правовая система в XIX веке достигла максимальной дифференциации с другими правовыми семьями после принятия законов о слиянии общего права и права справедливости (1873–1875 годы). В настоящее время английское право как устойчивый термин используется юристами применительно к национальному праву Великобритании и включает в себя все правовые институты, действующие на территории Англии и Уэльса, с некоторыми особенностями — в Шотландии и Северной Ирландии.

Становление английской системы права и, в том числе, прецедента как его основной формы связывают с завоеванием в 1066 году Англии нормандцами во главе с Вильгельмом Завоевателем. Это событие принесло в страну сильную централизованную королевскую власть, сохранив обычаи англосаксов о земельных держаниях, которые в 1086 году были зафиксированы в «Книге страшного суда». Личный королевский суд обретает постоянную резиденцию в Вестминстере и с 1175 года туда назначаются постоянные духовные и светские судьи, в результате чего выделяется Суд общих тяжб, который рассматривал большинство частных гражданских исков. Этот суд мог заседать без участия короля и не должен был следовать за ним при его переездах [1]. Систематизированию прецедентов и облегчению анализа и обобщения судебной практики в стране способствовало создание специальных сборников судебных решений — Свитков тяжб, которые начинают издаваться в Англии ежегодно с 1282 года. В основе закрепления судебной практики в сборниках лежал принцип аналогичного решения, впервые сформулированный в XIII веке ученым-юристом Брактоном в «Записной книжке», насчитывающей около 2000 дел из Свитков тяжб [2]. Таким образом, деятельность Суда общих тяжб сыграла решающую роль в создании общего права Англии.

Полагают, что в XIII веке разъездные королевские судьи, осуществляя правосудие на местах на территории Англии, руководствовались местными обычаями, о которых они узнали через присяжных. Возвращаясь к себе в Вестминстер, они отбирали наиболее разработанные среди общих местных обычаев, возможно, откорректировав их дошедшими с континента нормами римского и канонического права, нормандскими законами. Королевские судьи стремились не противоречить своим решениям и обращались к выработанным ими ранее судебным решениям. Право в Англии развивалось в основном без вмешательства законодателя. Парламент заседал не регулярно и не выражал большого желания вмешиваться в вопросы права. Только в конце XVIII века судебный прецедент приобретает черты устоявшейся формы права английской правовой системы. По мнению Рене Давида, фактически правило прецедента, обязывающее английских судей придерживаться решений, принятых их предшественниками, прочно укоренилось с первой половины XIX века. До этого времени судьи также обращали внимание на обеспечении согласованности судебной практики и при решении дел тщательно сопоставляли фактические обстоятельства, не выдвигая при этом принципа обязательного соблюдения прецедента [3].

Судебное решение, то есть прецедентная норма, состоит из двух частей: ratio decidendi и obiter dictum. Ratio decidendi — это основание решения, положение, или принцип, согласно которому принимается решение. Эту часть судебного решения можно считать сутью дела, аргументацией, обосновывающей позицию судьи, на основе которой он выносит решение в соответствии с фактами дела. По определению Р. Кросса, ratio decidendi является правовой нормой, прямо или опосредованно, рассматриваемой судьей как необходимый шаг в формировании вывода, соответствующего принятым им ранее доводам, или необходимая часть его указаний присяжным [4]. Obiter dictum — это заявление, относящееся к вопросу, не являющемуся предметом решения. Существует два вида obiter dicta: первый — это правоположение, основанное на фактах, которые в деле не устанавливались, а если и устанавливались, то не имели существенного значения; вторым видом obiter dicta является правоположение, которое, хотя и основано на установленных по делу фактах, не составляет суть решения. Самым характерным примером второго вида obiter dicta может служить правовая позиция судьи, не принятая во внимание при вынесении решения [5].

В случае неясности или неопределенности права суды в Великобритании имеют возможность осуществлять его толкование. При этом толкование сводится не только к уяснению и разъяснению содержания его источников, а выступает аналогом «применения права». Прецедент толкования — особый вид прецедента, так как толкование всегда вносит что-то новое в правовую форму. Прецеденты толкования отличаются тем, что они основаны на законе. В английской практике суды часто обращаются к таким прецедентам для уяснения содержания законодательного акта, что может привести к возникновению существенной разницы между реальным содержанием закона и тем, которое вкладывают в него суды. Она может быть ликвидирована только посредством издания парламентом нового закона, отменяющего положения прецедентного права.

Основными методами толкования судами законодательства являются уяснение (interpretation) и разъяснение (construction). Первый метод сводится к ознакомлению с актом Парламента и применению его норм исходя лишь из того, что в них написано и в объеме написанного. Разъяснение предполагает восприятие не только слов, но и позиции законодателя в целом. В Великобритании есть специальный Акт «О правилах толкования» 1978 года (Rules of Interpretation Act), и многие акты Парламента содержат специальные разделы, объясняющие употребленные в акте термины.

В конце XX — начале XXI веков в Великобритании прошли серьезные реформы, оказавшие влияние на развитие доктрины судебного прецедента. На протяжении нескольких веков английскими юристами, в первую очередь судьями, осуществлялись интерпретация и систематизация прецедентов, в результате возникла доктрина, обязательная для правоприменителей. Согласно доктрине прецедента каждый суд обязан следовать судебным решениям вышестоящих судов и своим предшествующим решениям. Палата лордов, являвшаяся до последнего времени высшей судебной инстанцией, только в 1966 году обрела право не следовать своим предшествующим решениям. Лорд-канцлер от своего имени и имени остальных по апелляции в Палате лордов заявил по этому поводу: «…лорды признали, что слишком жесткое соблюдение прецедентов может привести в отдельных случаях к несправедливости и препятствовать должному развитию права. <…> Они предлагают поэтому изменить свою практику и пока, считая прошлые решения палаты обязательными, отойти от предшествующих решений, когда это покажется правильным» [6].

Согласно действующей иерархии прецедентов, решения, принятые вышестоящими судами в Англии и Уэльсе, обязательны для нижестоящих в использовании при аналогичных ситуациях и даже для них самих, за исключением Палаты лордов, которая с 1966 года может не придерживаться своих прежних решений. Палата лордов отказалась от жесткости прецедента для будущих случаев, когда особые соображения потребуют использовать это нововведение. При этом Палата лордов отрицательно относилась к случаям, когда Апелляционный суд отказывался следовать одному из своих решений, указывая, что нижестоящий суд поступил так по невнимательности.

Высшие суды имеют право отклонять решения низших судов (overruling), — решение, отвергнутое вышестоящим судом, утрачивает авторитет прецедента. Вышестоящий суд может отвергнуть решение нижестоящего как прямо, так и косвенно — если решение какого-либо суда окажется противоречащим принципам, установленным последующим или предшествующим постановлением вышестоящего суда, оно может считаться отвергнутым.

В современных условиях, когда Палата лордов перестала быть высшей судебной инстанцией, происходит дальнейшее ослабление роли прецедента в регулировании правопорядка. Если норма закона противоречит норме прецедента, то используется положение закона, несмотря на представления о том, что законы не могут быть использованы, пока их положения не разъяснены судами.

Таким образом, за последние десятилетия соотношение прецедента и закона в системе английского права изменилось в пользу последнего, однако английская правовая действительность столкнулась с новой тенденцией — необходимостью соблюдения решений европейских судов, юрисдикция которых распространяется на все государства Европейского союза [7]. По мнению М. Н. Марченко, суд, сохраняя свой «суверенитет» и поддерживая вместе с парламентом «баланс» между статутным и судейским (прецедентным) правом в британской правовой системе, обладает более широкими полномочиями: не только оценивать, но и толковать законодательные акты; принимать в случае их несоответствия Закону о правах человека 1998 года или Европейской конвенции по правам человека и Протоколам к ней фактически общеобязательные решения («декларации о несовместимости»); решать вопрос о юридической состоятельности или, наоборот, о несостоятельности не только административно-правовых, как это было раньше, но и законодательных актов [8].

На сегодняшний день судебный прецедент подлежит обязательному опубликованию, что придает ему официальность и общедоступность использования в практической деятельности. Наиболее авторитетными являются издания Инкорпорированного совета судебных отчетов Англии и Уэльса. Данным органом выпускается четыре сборника в серии «Судебные отчеты», в которых содержаться решения апелляционных инстанций, решения отделения королевской скамьи Высокого суда, решения отделения по семейным делам Высокого суда, решения канцелярского отделения Высокого суда [9]. Однако современный уровень развития информационных технологий позволил перейти на электронные средства публикации судебных решений, что дало возможность опубликовывать все решения высших судов и обеспечивать неограниченный допуск к ним. Так, с 1996 года в Интернете публиковались все решения Палаты лордов, а в 2014 году Верховный суд Великобритании стал первым в мире высшим судебным органом государства, публикующим свои новости через Twitter. Через данную социальную сеть можно в режиме реального времени следить за новостями и решениями суда. Для начала судебный отдел по связям с общественностью транслирует в онлайн-режиме приведение к присяге нового судьи и одновременно дает пояснения о тонкостях процедуры [10].

Подводя итоги, можно сделать вывод, что с момента возникновения системы судебных прецедентов в Англии произошло ее качественное изменение, развита иерархия судебных инстанций, определяющая обязанность того или иного суда соблюдать постановления вышестоящих судебных органов. Несмотря на тенденцию превалирования статутного права перед прецедентным, в Англии сохраняются исторические традиции, сложившееся веками в применении судебного прецедента как источника права.

Литература:

  1. История государства и права зарубежных стран Т.2.: учебник / Н. А. Крашенинникова [и д. р.]; подред. Н. А. Крашенинникова, О. А. Жидков: — 3 изд., перераб. и доп. — М.: НОРМА, 2004. — С. 383
  2. Черкасова, Е. В. Становление судебного прецедента как формы права в правовой системе Англии / Е. В. Черкасова // www.fpa.su/ — сайт. URL: http://www.fpa.su/biblioteka/izdaniya/istoriya-gosudarstva-i-prava-rossiya-i-zarubezhe/stanovlenie-sudebnogo-pretsedenta-kak-formy-prava-v-pravovoy-sisteme-anglii-e-v-cherkasova/ (дата обращения: 23.04.2018)
  3. Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М. — 1998. С. 104
  4. Богдановская, И. Ю. Закон в английском праве. М., 1987. С. 105
  5. Тонков, Е. В. Английский прецедент и российский прецедент толкования: соотношение феноменов // Вестник Московского университета МВД России. — 2013 г. — № 3. — С. 27–32
  6. Апарова, Т. В. Основные тенденции английского прецедентного права // Ученые записки ВЮЗИ. Вып. 17. Ч. 3. М. — 1968. С. 164–172
  7. Тонков, Е. В. Значение прецедента в английской доктрине толкования закона // Теория и практика общественного развития. — 2013г. — № 10. — С. 416–418
  8. Марченко М. Н. Суверенитет парламента и судебное правотворчество // Правоведение. 2005. № 6. С. 87
  9. Шередеко, Е. В. Судебный прецедент в Великобритании в начале XXI века [Текст] // Государство и право: теория и практика: материалы III Междунар. науч. конф. (г. Чита, июль 2014 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2014. — С. 107–111. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/115/6008/ (дата обращения: 20.04.2018)
  10. Верховный суд Великобритании завел Twitter // Ридус. URL: https://www.old.ridus.ru/news/20967 (дата обращения: 24.04.2018)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос