Право на уважение частной и семейной жизни: международное и внутригосударственное регулирование | Статья в сборнике международной научной конференции

Автор:

Рубрика: 20. Международное право

Опубликовано в

VII международная научная конференция «Юридические науки: проблемы и перспективы» (Казань, май 2018)

Дата публикации: 04.05.2018

Статья просмотрена: 48 раз

Библиографическое описание:

Тихомирова А. В. Право на уважение частной и семейной жизни: международное и внутригосударственное регулирование [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы VII Междунар. науч. конф. (г. Казань, май 2018 г.). — Казань: Молодой ученый, 2018. — С. 57-61. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/298/14213/ (дата обращения: 22.06.2018).



Ключевые слова: Европейский Суд по правам человека, семейная жизнь, частная жизнь, Европейская конвенция о защите прав человека

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года (Далее — Европейская конвенция, Конвенция) [1] является важнейшим наднациональным актом, защищающим права человека. Статья 8 Европейской конвенции закрепляет право на уважение частной и семейной жизни. Право на уважение частной и семейной жизни является многоаспектным. Его рассмотрение затрагивает множество вопросов: права семей в целом, права родителей, права детей, право граждан на частную жизнь, поэтому изучение указанного права является очень важным не только с правовой, но и с социальной точки зрения. Многие аспекты неурегулированные международными нормами раскрываются именно в практике Европейского Суда по правам человека.

Право на уважение частной и семейной жизни имеет сложное юридическое содержание, в том числе в силу широты действия статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая на международном уровне закрепляет рассматриваемое право. Рассматриваемое право не только тесно связано с положениями статьи 12 Конвенции, статьи 5 Протокола № 7 к Конвенции, а также пересекается со статьей 3 Конвенции. Практика Европейского Суда по правам человека (Далее — Европейский Суд, ЕСПЧ) распространяется на защиту 4 основных сферы (частная жизнь, семейная жизнь, жилище, корреспонденция) и связана более чем на 15 предметных областей (исследователями выделено 16). [2]

Обращение в Европейский Суд по правам человека рассматривается в качестве дополнительной гарантии обеспечения прав и свобод человека и гражданина на международном уровне, а также механизма их защиты в тех случаях, когда лицо не удовлетворено решением внутригосударственного суда по делу и предполагает наличие нарушений правовых норм. Полагаем, что ратификация Европейской конвенции государствами, которые не являются ее участниками, может положительно повлиять на положение граждан в сфере защиты прав и свобод человека и внесет позитивные тенденции в реализации указанных прав, а также в различных сферах жизни личности, общества и государства.

Некоторые исследователи справедливо замечают, что в рамках Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. (Далее — Международный пакт) [3], и протокола № 1 к нему за гражданами государств-участников закреплено право подать жалобы в Комитет ООН по правам человекам. Однако, ряд отличий для таких механизмов реализации как Комитет по правам человека (Далее — Комитет) для Международного пакта и Европейский Суд по правам человека для Европейской Конвенции соответственно, позволяют понять, что ратификация Конвенции позволяет значительно повлиять на защиту прав и свобод человека, в том числе важнейшего права на уважение частной и семейной жизни.

Например, в Комитете единовременно осуществляют деятельность всего восемнадцать членов (статья 28 Пакта). Европейский Суд по правам человека включает количество судей, соответствующее числу участвующих в Конвенции государств (статья 20 Конвенции). На данный момент (февраль 2018 года) в Европейской конвенции участвуют 47 государств-членов Совета Европы и Европейский Союз. Кроме того, срок полномочий судей Европейского Суда значительно продолжительнее (9 лет согласно пункту 1 статьи 23 Конвенции в отличие от 4 в соответствии с пунктом 1 статьи 32 Пакта в Комитете). Следовательно, каждый судья планомерно значительно влияет на практику и способствует единообразию выносимых ЕСПЧ постановлений, постепенно становясь опытнее в вопросах защиты прав и свобод, защищаемых Конвенцией. Наличие представителя каждого из государств-участников способствует справедливости принимаемых решений. [4]

Наиболее значительным параметром, подтверждающим позитивный характер влияния ратификации Конвенции, является в соответствии с пунктом 1 статьи 46 Конвенции обязательность окончательных постановлений Европейского Суда для государств-участников по делам, в которых они выступали сторонами. В то же время, Постановления Комитета по правам человека остаются актами рекомендательного характера.

В Российской Федерации посредством наличия у граждан возможности обратиться в Европейский Суд по правам человека повышается ответственность судов при рассмотрении и разрешении дел, в которых нарушены положения не только внутригосударственных нормативных актов, но и положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней. Значительный вес имеют не только решения и постановления, принятые в отношении России, но и по делам против других государств — участников Конвенции ввиду того, что принятое Европейским судом решения или постановления по аналогичным жалобам будут в отношении любого государства — участника Конвенции. Кроме того, суды Российской Федерации должны принимать во внимание постановления Европейского суда по правам человека и обеспечить выполнение обязательств государства, которые взяла на себя Россия, ратифицировав Конвенцию 1950 года. Таким образом, прецедентная практика ЕСПЧ значительно влияет на внутригосударственную сферу государств-участников Конвенции, посредством необходимости изучения обязательных к исполнению окончательных постановлений Европейского Суда судьями национальных судов.

Таким образом, функционирование ЕСПЧ приводит к улучшению квалификации судей и качества внутригосударственной судебной практики и расширение возможностей граждан по реализации и защите их прав и свобод. Следовательно, практика Европейского Суда положительно влияет на ситуацию в обществе участников Конвенции в силу того, что прецедентная практика устанавливает определенные международные стандарты, на которые ориентируются судьи государственных судов, а государства-участники Конвенции, очевидно, стараются уменьшить количество поданных жалоб в связи с решениями их национальных судов.

Защита права на уважение частной и семейной жизни осуществляется и посредством закрепления внутригосударственными правовыми актами, а также создания национальных институтов его реализации. В соответствии с частью 1 статьи 23 Конституции РФ [5] каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени.

Понятия «уважение частной и семейной жизни» Конвенции о защите прав человека и основных свобод и «неприкосновенность частной жизни» в привычной конституционно-правовой формулировке, как мы видим, не идентичны семантически. Однако, можно утверждать, что данные категории близки и, как минимум, пересекаются. Действительно, термины «неприкосновенность» и «уважение», очевидно, отличаются по содержанию. Понятие «неприкосновенность» означает наибольшую защищенность обладателя права, сохранность от всякого посягательства со стороны кого-либо. [8] «Уважение» же представляет собой почтительное отношение, основанное на признании чьих-либо достоинств. Некоторые исследователи обоснованно заявляют, что указанному понятию не хватает четкости. Однако, Европейский Суд в своих постановлениях понимает «уважение» в том числе как возложение на государство обязанности по невмешательству, а также позитивного обязательства обеспечить такое уважение личной жизни гражданина и ее защиту от вмешательства со стороны третьих лиц. [6] Сам термин «частная жизнь», фактически, представляет собой синоним термина советского периода «личная жизнь», который применялся в силу того, что само слово «частный» носило в то время негативный оттенок. [9]

На данный момент понятие «частная жизнь» исследователями понимается по-разному. Например, Кротов А. В. понимает частную жизнь как деятельность человека или группы лиц, составляющих семью, которая зависит от созданной ими системы ценностей, ограниченная нормами морали и права, экономическими факторами, направленная на создание психической и физической индивидуализации. [7] Совершенно иной частную жизнь представляет А. Н. Красиков, а именно как возможность обладания и реализации человеком не только гарантированных Конституцией и законами прав и свобод, но и других свобод, прямо не указанных в правовых нормах. [10]

В категорию «частная жизнь» с конституционно-правовой точки зрения обычно включают личную жизнь, жизнь в семье, трудовую деятельность, круг личного общения с другими людьми. Специфика права на уважение частной и семейной жизни состоит в соединении в нем частных и публичных правовых начал, в том числе подверженного влиянию международных норм, решений наднациональных и национальных судов. [7] Конституционный Суд РФ определяет частную жизнь как область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства. [11] Определение понятия «частная жизнь» по смыслу статьи 8 Конвенции невозможно абсолютно точно сформулировать в силу его емкости и многогранности. [12] Как уже было обозначено выше, в целях представления прецедентной практики ЕСПЧ по статье 8 Конвенции в определенном рациональном порядке было выделено более 15 предметных областей, несколько из которых соотносятся с понятием частная жизнь, другие с категорией семейная жизнь. Указанное понятие включает физическую и моральную неприкосновенность личности. Европейский Суд выразил четкое мнение о том, что понятие личной жизни нельзя чрезмерно ограничивать «интимным кругом», где каждый ведет личную жизнь по своему разумению, и не следует полностью отделять внешний мир от этого круга. Более того, в Постановлении от 16 декабря 1992 «Нимитц (Niemietz) против Германии» (жалоба N 13710/88) [13] Европейский Суд с уверенностью заявил, что «не считает возможным или необходимым дать исчерпывающее определение понятию «личная жизнь».

Следовательно, обозначая основные направления защиты, можно сказать, что термин «частная жизнь» включает в себя следующие элементы: физическую, психологическую или моральную неприкосновенность; физическую и социальную идентичность личности; индивидуальность, личное развитие, право на установление и развитие отношений с людьми и с внешним миром; право на имя и фамилию; семейное положение; определение правового режим между ребенком и его родителями (опекунами); половая и этническая принадлежность, сексуальная ориентация; личные сведения об убеждениях, здоровье, а также репутация, в том числе деловая. [6]

Кроме того, как известно, статья 8 Европейской Конвенции защищает и право на семейную жизнь, которое также не подлежит однозначному и исчерпывающему определению. Особенностью данной категории является не только многогранность защищаемых в ее рамках прав, но и необходимость исследования судом фактических семейных связей в случаях отсутствия юридического признания семейной жизни. Посредством подачи жалоб в Европейский Суд в рамках статьи 8 Европейской конвенции защищаются разнообразные семейные права и свободы, в том числе детей: право на семью; право ребенка на имя, мнение, а также права детей жить и воспитываться в семье, видеться с родителями; право стать родителем, право усыновлять и быть усыновленным и другие. [6]

Решения Европейского Суда, вынесенные в связи с нарушением ст. 8 Конвенции «Право на уважение частной и семейной жизни», обеспечивают возможность защиты самых различных семейных прав, границы которых постоянно расширяются. Более того, практически все проблемы, которые возникают в практике российских судов по защите семейных прав, имеют развитие и в решениях Европейского Суда. Например, в процессе рассмотрения дела ЕСПЧ — Пенчевы (мать и сын) против Болгарии от 10 февраля 2015 г. заявительница — мать заявителя, несовершеннолетнего ребенка отстаивала право ребенка на выезд из Болгарии в Германию на период ее обучения без согласия отца, брак с которым был расторгнут в 2012 году. В рамках рассмотрения указанного дела, Суд пришел к выводу, что было нарушено право на уважение частной и семейной жизни, а для заявителей (матери и ребенка) в связи с защитой этого права основополагающим фактором явилась возможность продолжать жить вместе.

В целом анализ отдельных судебных решений Европейского Суда по правам человека (далее — ЕСПЧ) за 2010–2017 гг. позволяет утверждать, что правовые позиции ЕСПЧ имеют важное значение для понимания содержания права на частную и семейную и реализации данного права на национальном уровне. В указанных судебных актах рассматриваются многие аспекты, не разъясненные в Конвенции 1950 года и внутригосударственных правовых актах, что повышает значимость решений Суда как ориентиров для дальнейшего развития правоприменительной практики. Таким образом, принятые ЕСПЧ постановления по жалобам в данной сфере будут в последующем приняты во внимание, не только при рассмотрении судами гражданских дел, но и при устранении пробелов и совершенствовании законодательства.

Европейская конвенция стала инструментом реализации прав, которые в ней закреплены, вследствие деятельности Европейского Суда по правам человека. Количество жалоб из Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека возросло с двух жалоб (в 2002 г.) до около четырнадцати тысяч жалоб (в 2014 г.) в год. Указанные статистические данные также предопределяют важность деятельности Европейского Суда и актуальность анализа правовых позиций, выраженных в постановлениях указанного органа правосудия в рамках рассмотрения права на уважение частной и семейной жизни.

Исходя из вышесказанного, становится ясно, что вследствие многоаспектности закрепленного Конвенцией о защите прав человека и основных свобод права на уважение частной и семейной жизни, необходимо тщательное изучение решений ЕСПЧ, затрагивающих вмешательство в частную и семейную жизнь. В правовых позициях по данному вопросу международный судебный орган толкует положения статьи 8 Конвенции в ключе защиты не только семьи в целом, но и многих других прав (например, прав ребенка), включая право жить и воспитываться в семье (хотя и прямо не называя данное право), и разъясняет некоторые аспекты реализации права на уважение частной и семейной жизни. Опыт разрешения дел Европейским Судом значим и для региональных органов. Только путем досконального анализа практики ЕСПЧ представляется возможным проследить тенденцию к все увеличивающемуся значению защиты права на уважение частной и семейной жизни и разных сторонах содержания исследуемого права.

Литература:

  1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 04 ноября 1950 г.: по сост. на 13 мая 2004 г. // Бюллетень международных договоров. — 2001. — № 3.
  2. Харрис, О. Бойл и С. Уорбрик. Право Европейской конвенции по правам человека / Харрис, О'Бойл, Уорбрик.- науч.изд., 2-е изд., дополн. — М.: Развитие правовых систем, 2017. — 1432 с.
  3. Международный пакт «О гражданских и политических правах» от 16 декабря 1966 // Бюллетень Верховного Суда РФ. — № 12. — 1994.
  4. Саяпин С. В. Следует ли Казахстану ратифицировать Европейскую конвенцию о защите прав человека? [Электронный ресурс] // С. В. Саяпин / URL: http://cis-laws.ru/document/207763
  5. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г.: по сост. на 21 июля 2014 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. — 03.03.2014. — № 9. — Ст. 851.
  6. Комментарий к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и практике ее применения / Под общ. ред. д. ю. н., проф. В. А. Туманова и д. ю. н., проф. Л. М. Энтина, М. НОРМА, 2002. — 265 с.
  7. Кротов А. В. Проблемы конституционализации права на частную жизнь в России в условиях глобализации // А. В. Кротов / Актуальные проблемы российского права. — 2017. — № 2. — С. 126–131.
  8. Ожегов С. И. Словарь русского языка. 6-е изд., стереотип. М.: Советская энциклопедия, 1964. С. 398.
  9. Статья: Право на неприкосновенность частной жизни. (Гришаев С. П.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2012)
  10. Красиков А. Н. Уголовно-правовая охрана политических, гражданских и иных конституционных прав и свобод человека и гражданина в России. Саратов, 2000. С. 37.
  11. Определение Конституционного Суда РФ от 09.06.2005 N 248-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Захаркина В. А. и Захаркиной И. Н. на нарушение их конституционных прав п. «б« ч. 3 ст. 125 и ч. 3 статьи 127 УИК РФ». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_54736/ (дата обращения: 29 марта 2018 г.).
  12. Постановление Европейского Суда по правам человека от 28 января 2003 года по делу «Пэк (Peck) против Соединенного Королевства» [Электронный ресурс] // Постановление ЕСПЧ от 28.01.2003 «Дело «Пэк (Peck) против Соединенного Королевства» — Доступ из справочно–правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 25.02.2017).
  13. Постановление Европейского Суда по правам человека от 16 декабря 1992 года по делу «Нимитц (Niemietz) против Германии» [Электронный ресурс] // Постановление ЕСПЧ от 16.12.1992 «Дело «Нимитц (Niemietz) против Германии» — Доступ из справочно–правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 25.02.2017).

Ключевые слова

семейная жизнь, Европейский суд по правам человека, частная жизнь, Европейская конвенция о защите прав человека

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос