«Правовой вакуум» в отношении срока вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об окончании исполнительного производства | Статья в сборнике международной научной конференции

Автор:

Рубрика: 22. Исполнительное право

Опубликовано в

V международная научная конференция «Право: современные тенденции» (Краснодар, февраль 2018)

Дата публикации: 09.01.2018

Статья просмотрена: 203 раза

Библиографическое описание:

Матус В. С. «Правовой вакуум» в отношении срока вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об окончании исполнительного производства [Текст] // Право: современные тенденции: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2018 г.). — Краснодар: Новация, 2018. — С. 70-73. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/283/13610/ (дата обращения: 20.06.2018).



В статье рассматриваются вопросы законодательного пробела, связанного с отсутствием срока вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об окончании исполнительного производства, а также пути решения данной проблемы. Кроме того, анализируется судебная практика по данному вопросу.

Ключевые слова: исполнительное производство, судебный пристав-исполнитель, постановление об окончании исполнительного производства.

Принятый и вступивший в силу 1 февраля 2008 года Федеральный закон «Об исполнительном производстве» [1] (Далее по тексту — ФЗИП) сыграл важную роль в развитии российского исполнительного производства и связанных с ним правоотношений. По мнению одного из первых «рецензентов» нового закона А. А. Александрова данный закон направлен на повышение эффективности исполнения актов судов и иных уполномоченных органов при максимальном обеспечении прав и свобод граждан и организаций [2, с. 92].

С этим мнением можно согласиться. Но, несмотря на высокие цели закона и систематические внесения изменений в него, на сегодняшний день в исполнительном праве всю еще существуют правовые пробелы.

В частности, как в ФЗИП, так и в российском законодательстве до сих пор не отрегулирован вопрос сроков вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об окончании исполнительного производства. Обращаясь к профильной статье 47 ФЗИП можем лишь увидеть случаи, которые служат основанием для окончания исполнительного производства в пункте 1 и указание на то, что копии постановления судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства не позднее дня, следующего за днем его вынесения направляются лицам, имеющим непосредственное отношение к исполнительному производству в пункте 6.

Однако, положений в отношении сроков принятия, рассмотрения материалов и на основании этого вынесения соответствующего постановления ни в одном акте российского законодательства мы не найдем.

Как верно отмечает Н. О. Межинская, эффективность любой юридической деятельности повышают правомерные сроки, позволяя обеспечить своевременность совершения юридически значимых действий и принятия соответствующих правовых актов [3, с. 74].

Представляется, что данный законодательный пробел может создать потенциальную среду для злоупотребления со стороны судебного пристава-исполнителя обязанностью вынести постановление об окончании исполнительного производства, поскольку, в виду отсутствия временных рамок в законодательстве судебный пристав-исполнитель может, например, затягивать исполнительное производство, при этом, арестованное имущество должника в этот период может быть растрачено, отчуждено, сокрыто, незаконно передано или присвоено, как самим судебным приставом-исполнителем, так и другими лицами, что образует состав преступления, предусмотренного статьей 312 УК РФ при дополнительной квалификации по части 3 статьи 160 УК РФ или статьи 285 УК РФ.

По данным статистики Судебного департамента при ВС РФ, за 1 полугодие 2017 года осуждено по части 1 статьи 312 УК РФ — 272 человека, по части 2 указанной статьи 3 человека, т. е. имеет место 275 доказанных преступлений [4]. Полагаем, что законодательное устранение образовавшегося правового пробела в 47 статье ФЗИП позволит снизить показатель совершенных преступлений по статье 312 УК РФ, в том числе судебными приставами-исполнителями.

Помимо этого, затягивание вынесения постановления об окончании исполнительного производства судебным приставом-исполнителем не позволяет выехать за пределы территории России должнику, с учетом положений статьи 67 ФЗИП и, если, таковое ограничение было наложено, и, взыскивание денежных сумм с заработной платы должника или иных периодических платежей может продолжаться и после случаев, предусмотренных статьей 47 ФЗИП исходя из подпункта 4 пункта 4 статьи 98 ФЗИП. Розыск должника, его имущества со всеми неблагоприятными для него последствиями, вытекающими из статьи 65 ФЗИП также может сохранить силу. И это только явные негативные последствия для должника, которые могут быть вызваны намеренным или не намеренным бездействием судебного пристава-исполнителя.

Разумеется, во всех, вышеописанных случаях должник может обратиться к старшему приставу, в прокуратуру или в суд, где обжалует действие (бездействие) судебного пристава-исполнителя. Но все эти процедуры, несомненно, достаточно ощутимо затянут все сроки, а также отнимут время, материальные средства, нервы и здоровье должника, создадут дополнительную нагрузку на суд, прокуратуру и судебных приставов.

В практике сложилось понимание, что судебный пристав-исполнитель должен вынести рассматриваемое нами постановление в разумный срок.

Разумный срок не имеет точного временного отрезка в исполнительном производстве, но, справедливо, с нашей точки зрения, будет связывать его в исполнительном производстве с установленными в пункте первом статьи 13 ФЗ «О судебных приставах» [5] обязанностями судебного пристава использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций. Кроме того, этот срок должен соответствовать одному из принципов, закреплённому в статье 4 ФЗИП — своевременности совершения исполнительных действий. В одном из судебных решений суд описывает данный принцип как своевременное совершение действий в сроки, предусмотренные законом, а если законом сроки не определены, то в сроки, установленные компетентным органом или лицом (судом, судебным приставом-исполнителем) в соответствии с законом [6, с. 78].

По мнению М. Г. Абакумовой, при определении того, осуществлялась ли защита прав и законных интересов граждан в отношении исполнения судебного постановления следует учитывать такие критерии разумности срока, как сложность исполнительного производства, поведение заявителя и властей, а также размер и природу присужденного [7, с. 95].

Весьма любопытным представляется нам подход при определении возможных сроков вынесения постановления об окончании исполнительного производства по принципу аналогии. Так, в частности, С. Семенова утверждает, что указанный срок может составлять три рабочих дня с момента возникновения оснований, необходимых для окончания исполнительного производства, указанных в ч. 1 ст. 47 Закона N 229-ФЗ, по аналогии с частью 8 статьи 30 данного Закона [8]. Уместно добавить, что применение аналогии права или закона в данной ситуации может: облегчить работу судам и участвующим в процессе сторонам и эффективно устранять правовой пробел «на местах». Но, в противовес этому, Портянова П. Д. считает, что аналогия права и закона — лишь механизм преодоления законодательной дискретности, а не способ борьбы с нею и применение аналогии права и закона в силу своей природы неизбежно порождает нарушения единообразия судебной практики [9, с. 70]. Отмечает и в своей работе Зиновьев К. С., что применение аналогии в исполнительном производстве невозможно ввиду главенства императивного метода правового регулирования: допускается только то, что прямо указано в законе. Однако в силу несовершенства писанного права на практике зачастую такая аналогия допускается [10, с. 19]. Исходя из этих позиций, резюмируем, что устранить правовой пробел по сроку вынесения постановления об окончании исполнительного производства аналогией права или закона уместно, и в определённых случаях полностью оправданно, однако это не решает главную проблему законодательной дискретности статьи 47 ФЗИП.

Отсутствие четкого регламентированного срока вынесения постановления об окончании исполнительного производства судебным приставом-исполнителем порождает и другую проблему. В соответствии со статьей 122 ФЗИП подача жалобы на бездействие судебного пристава-исполнителя связывается с установлением факта его бездействия. Но каким образом должник сможет установить данный факт, если нет определенного срока действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления об окончании исполнительного производства? Иными словами, как определить бездействие, не имея отправной точки — срока, на основании которого будет устанавливаться факт действия или бездействия. В таком случае судам предстоит полностью оценить сложившеюся ситуацию на свое усмотрение, руководствуясь всестороннем, полным, объективным и непосредственным исследованием представленных доказательств, учитывая, что, в силу статьи 62 КАС РФ, части 11 статьи 226 КАС РФ и статьи 65 АПК РФ бремя доказывания «законного» бездействия возлагается на судебного пристава-исполнителя.

Также не понятно, каким образом будет идти отсчет предоставленного времени обжалования бездействия статьей 122 ФЗИП, частью 3 статьи 219 КАС РФ и частью 4 статьи 198 АПК РФ, поскольку, как указывалось выше, привязать бездействие судебного пристава-исполнителя не к чему (отсутствует срок), то и с какого момента начнет течь установленный законодательством срок не представляется возможным констатировать. Тем самым, должник не может пропустить установленные сроки обжалования бездействия судебного пристава-исполнителя по не вынесению постановления об окончании исполнительного производства, потому как нельзя установить начало течения данных сроков.

По нашему мнению, гражданам, чьи интересы нарушаются вследствие того, что судебный пристав-исполнитель не выносит постановление об окончании исполнительного производства после предоставления ему заявления об окончании исполнительного производства с приложенными письменными доказательствами оснований, предусмотренных пунктом первым статьи 47 ФЗИП посредством заказного письма, с момента получения уведомления о том, что адресат получил письмо следует начать вести отсчет на следующий день после получения уведомления до 10 дней. Если копия постановления об окончании исполнительного производства не пришла по адресу гражданина на 10 день — обращаться в суд, но не позднее 10 дня. Важно не забывать, что в сроки, исчисляемые днями, не включаются нерабочие дни и действие, для совершения которого установлен срок, может быть совершено до двадцати четырех часов последнего дня установленного срока. Кроме того, следует учитывать положения пунктов 7 и 8 статьи 16 ФЗИП. Данный срок был нами выбран, в виду положения статьи 122 ФЗИП о десятидневном сроке, как наименьший и, следовательно, оптимальный из существующих сроков по обжалованию бездействия судебного пристава-исполнителя.

Ниже рассмотрим три решения судов разных субъектов РФ, имеющие, на наш взгляд, особые моменты, с которыми граждане могут столкнуться, обжалуя бездействие судебных приставов-исполнителей по не вынесению постановления об окончании исполнительного производства в суде.

Обратившись к решению Чайковского городского суда г. Чайковского от 5 ноября 2015 г. [11], обозначим, что если гражданин захочет привлечь к ответственности судебного пристава-исполнителя за бездействие, выразившееся в не вынесении постановления об окончании исполнительного производства, и, к моменту судебного разбирательства, постановление было вынесено, суд отклонит заявленное требование, так как, исходя из системного толкования положений, закрепленных ч. 9 ст. 226 и ч. 2 ст. 227 КАС РФ, основанием для признания силой судебного решения действия/бездействия судебного пристава-исполнителя незаконным является совокупность двух обстоятельств:

  1. Несоответствие действий/бездействия требованиям закона, в том числе, в части наличия соответствующих полномочий у должностного лица, установленных законом оснований и порядка его принятия;
  2. Нарушение прав и интересов административного истца оспариваемым действием/бездействием.

Таким образом, последствия бездействия к моменту судебного разбирательства уже устранены.

Необходимо добавить, исходя из решения Кировского районного суда г. Астрахани от 28 апреля 2010 г. [12], что стороне исполнительного производства, желающей обжаловать бездействие судебного пристава-исполнителя, после обращения с заявлением, в виду того, что он не выносит рассматриваемое нами постановление, следует понимать, что суд не может понудить судебного пристава-исполнителя принять решение по вынесению постановления, так как до судебного разбирательства поданное стороной заявление об окончании исполнительного производства по существу не было рассмотрено. При его рассмотрении судебным приставом-исполнителем может быть принято решение либо об удовлетворении, либо об отказе в удовлетворении заявленных требований. Таким образом, до принятия окончательного решения уполномоченным должностным лицом, суд не вправе высказывать свое мнение по поставленному перед этим должностным лицом вопросу. Только после принятия решения суд, по заявлению стороны исполнительного производства, может проверить его законность и обоснованность, за исключением случая, если заявление ходатайствующего лица было рассмотрено судебным приставом-исполнителем, и был дан ответ о вынесении постановления об окончании исполнительного производства, после чего оно не было вынесено в предложенный нами 10-дневный срок, т. е. бездействие выражалось в непринятии мер после разрешения заявления. Сроки регистрации, передачи и рассмотрения заявления регулируются статьей 64.1 ФЗИП, а также Методическими рекомендациями по определению порядка рассмотрения заявлений, ходатайств лиц, участвующих в исполнительном производстве, которые, по общим правилам не могут превышать 13 рабочих дней [13].

Суд, ко всему прочему, во время судебного разбирательства может сделать упор не на установление «разумного срока» в деле, а на изучении представленных сторонами доказательств. Учитывая презумпцию виновности судебного пристава-исполнителя, если он не сможет убедить судью, опровергая доказательства истца, что, либо оснований для окончания исполнительного производства не имелось, либо что им были предприняты все меры по вынесению и отправлению постановления истцу в порядке ст. 47 ФЗИП, то суд, может признать бездействие судебного пристава-исполнителя. Наглядно это можно увидеть в решении Калининского районного суда г. Уфы от 12 июля 2012 г. [14].

Учитывая все вышеизложенное, рекомендуем потенциальным заявителям, всё-таки прежде чем обращаться в суд на бездействие судебного пристава-исполнителя, обратиться, непосредственно, к последнему с выяснением факта вынесения и отправления копии постановления об окончании исполнительного производства, после чего, узнать наличие или отсутствие копии постановления на почте. Возможны случаи, когда постановление отправлено в соответствии с требованиями закона, однако в виду различных ситуаций, связанных с работой почты или непредвиденных обстоятельств копия постановления не приходит. Здесь гражданам стоит выяснять отношение с почтой.

Описанные действия могут значительно «облегчить всем жизнь», в том числе, избавить суды, прокуратуру и приставов от лишней работы, которой, полагаем, у них всегда хватает.

Что касается «правового вакуума» ст. 47 ФЗИП, то законотворцам следовало бы принять новую, удачную, на наш взгляд, редакцию части 3 статьи 47 ФЗИП, ликвидирующую правовой пробел со сроком вынесения постановления об окончании исполнительного производства: «При наличии оснований для окончания исполнительного производства, предусмотренных частью 1 настоящей статьи, судебный пристав-исполнитель в течение 3 рабочих дней с момента наступления оснований для окончания исполнительного производства выносит постановление об окончании исполнительного производства с указанием на исполнение требований, содержащихся в исполнительном документе, полностью или частично либо на их неисполнение.

При окончании сводного исполнительного производства по исполнительным документам, содержащим требование о солидарном взыскании, в постановлении указывается, с какого должника и в каком размере произведено солидарное взыскание».

Литература:

  1. Федеральный закон от 02.10.2007 N 229-ФЗ (ред. от 05.12.2017) «Об исполнительном производстве» // СПС «Консультант Плюс». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_71450/ (дата обращения: 5.01.2018).
  2. Александров А. А. Современное законодательство об исполнительном производстве: проблемы и перспективы // Вестник Владимирского юридического института. — 2008. — № 3. — С. 92–93.
  3. Межинская Н. О. Основные проблемы и пути их решения в области законодательства об исполнительном производстве // Вестник Ессентукского института управления, бизнеса и права. — 2014. — № 8. — С. 73–77.
  4. Сводные статистические сведения о состоянии судимости в России за 1 полугодие 2017 года «Отчет о числе осужденных по всем составам преступлений Уголовного кодекса Российской Федерации» // Судебный департамент при Верховном Суде. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=4152 (дата обращения: 5.01.2018).
  5. Федеральный закон от 21.07.1997 N 118-ФЗ (ред. от 29.12.2017) «О судебных приставах» // СПС «Консультант Плюс». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_15281/ (дата обращения: 5.01.2018).
  6. Коновалова Л. Г. Понятие, правовая природа и принципы исполнительного производства // Алтайский вестник государственной и муниципальной службы. — 2014. — № 11. — С. 77–80.
  7. Абакумова М. Г. Принцип осуществления судопроизводства и исполнения судебного постановления в разумный срок // Вестник Тверского государственного университета. Серия: «Право». — 2012. — № 32. — С. 93–98.
  8. История одного дела // Дом и Закон.ру. URL: http://dom-i-zakon.ru/articles/inoe/vozvrat_ispolnitelnogo_lista_vzyskatelju_po_ego_zajavleniju_ob_okonchanii_ispolnitelnogo_proizvodstva/ (дата обращения: 6.01.2018).
  9. Портянова П. Д. Эффективность применения аналогии права и закона в условиях дискретности гражданского законодательства // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: «Право». — 2017. — № 2. — С. 70–73.
  10. Зиновьев К. С. Исполнительное производство: учеб. пособие / К. С. Зиновьев; РАНХиГС, Сиб. ин-т упр. — Новосибирск: Изд-во СибАГС, 2013. — 160 с.
  11. Решение Чайковского городского суда г. Чайковского от 5 ноября 2015 г. № 2а-2107/2015 // СПС «РосПравосудие». URL: https://rospravosudie.com/court-chajkovskij-gorodskoj-sud-permskij-kraj-s/act-500490803/ (дата обращения: 5.01.2018).
  12. Решение Кировского районного суда г. Астрахани от 28 апреля 2010 г. // Кировский районный суд г. Астрахани. URL: http://kirovsky.ast.sudrf.ru/modules.php?cl=1&id=453&name=docum_sud (дата обращения: 5.01.2018).
  13. «Методические рекомендации по определению порядка рассмотрения заявлений, ходатайств лиц, участвующих в исполнительном производстве» (утв. ФССП России 11.04.2014 N 15–9) // СПС «Консультант Плюс». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_154522/b26b2e47bd38905e1b2e8e82c424a69d639de743/#dst100005 (дата обращения: 5.01.2018).
  14. Решение Калининского районного суда г. Уфы от 12 июля 2012 г. по делу № 2–3080/2012 // Судебные и нормативные акты РФ (СудАкт). URL: http://sudact.ru/regular/doc/mq26BPIGY6V4/?page=4®ular-doc_type=®ular-court=Калининский+районный+суд+г.+Уфы+ %28Республика+Башкортостан %29®ular-date_from=11.07.2012®ular-case_doc=®ular-lawchunkinfo=®ular-workflow_stage=10®ular-date_to=13.07.2012®ular-area=®ular-txt=&_=1514838396165®ular-judge= (дата обращения: 5.01.2018).
Основные термины (генерируются автоматически): исполнительное производство, судебный пристав-исполнитель, окончание, вынесение постановления, бездействие, суд, судебное разбирательство, день, РФ, срок.

Ключевые слова

исполнительное производство, судебный пристав-исполнитель, постановление об окончании исполнительного производства

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос