Библиографическое описание:

Овсиенко Е. В., Зеленская Л. А. К вопросу о взаимодействии органов внутренних дел и судов общей юрисдикции при рассмотрении дел о признании гражданина безвестно отсутствующим [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы VI Междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2017 г.). — Казань: Бук, 2017. — С. 40-43. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/281/13022/ (дата обращения: 13.12.2017).



Совершенствование взаимодействия судов общей юрисдикции и органов внутренних дел позволит ускорить и упростить как для судьи, так и для заявителя процедуру признания лица безвестно отсутствующим, будет способствовать вынесению законного и обоснованного решения по делу, а также позволит исключить «злой умысел» с обеих сторон в ложном признании лица безвестно отсутствующим с целью материальной выгоды. Полагаем, следует проанализировать некоторые моменты, касающиеся вопросов взаимодействия обозначенных структур.

По данным практики районных судов, на стадии возбуждения гражданского судопроизводства, после получения заявления о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим, судья должен проверить, имеются ли предпосылки и соблюдены ли заявителем условия на судебную защиту, т. е. имеет ли заявитель право требовать судебной защиты своего охраняемого законом интереса. Общими предпосылками права на судебную защиту являются гражданская процессуальная правоспособность, подведомственность дела суду и юридическая заинтересованность в исходе дела. Правоприменительная практика показывает, что на стадии возбуждения судопроизводства по рассматриваемым категориям дел суд проверяет, возбуждалось ли розыскное дело соответствующим органом внутренних дел по заявлению заинтересованного лица, имеется ли в деле соответствующая справка о результатах розыска пропавшего человека. Однако наличие розыскных мероприятий выступает в качестве диспозитивной предпосылки права на судебную защиту и розыскная информация служит лишь одним из доказательств отсутствия гражданина в месте его жительства. В связи с тем, что важность информации, предоставляемой органами внутренних дел значительна, считаем в качестве специальной предпосылки реализации заинтересованным лицом права на судебную защиту охраняемого законом интереса назвать обязательное предварительное обращение в органы с заявлением о розыске безвестно пропавшего гражданина [6, c. 24]. В таком случае суды обладали бы всей необходимой информацией о розыске пропавшего, что значительно бы сократило количество заявлений в судах (в связи с обнаружением части безвестно отсутствующих), а также отпала необходимость у судов делать запросы в органы внутренних дел, что ускорило бы и упростило процедуру.

Но зачастую органы внутренних дел не располагают сведениями об отсутствующем гражданине, что не является препятствием для обращения в суд при наличии иных обстоятельств. Поэтому запрос суда в органы внутренних дел можно рассматривать как сообщение о безвестном исчезновении. В связи с эти интересно предложение Поповой Ю. А. о необходимости закрепления в Гражданском процессуальном кодексе РФ правила об объявлении розыска безвестно отсутствующего гражданина и публикации в средствах массовой информации соответствующего уровня вплоть до федерального, информации о поступивших в суд заявлениях о признании гражданина безвестно отсутствующим и объявлении его умершим [5, c. 104]. При применении данного подхода на практике, органы внутренних дел обладали бы сведениями об отсутствующем гражданине и на запрос суда могли бы предоставить нужные сведения. Для этого статью 276 Гражданского процессуального кодекса РФ необходимо дополнить словами «…после предварительного обращения в органы внутренних дел».

Небезынтересным в связи с этим представляется также мнение Исмаилова Ч. М. по совершенствованию законодательства. Так он предлагает пункт 1 статьи 42 Гражданского кодекса РФ «Признание гражданина безвестно отсутствующим» изложить в следующей редакции: «Гражданин по заявлению заинтересованных лиц может быть признан судом безвестно отсутствующим, если вследствие проведённых органами внутренних дел розыскных мероприятий установлено, что в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания» [2, c. 43]. Таким образом, Исмаилов Ч. М. предлагает розыскные мероприятия установить в качестве диспозитивной предпосылки для признания лица безвестно отсутствующим. Именно проведенный розыск органами внутренних дел в дальнейшем поможет исключить отмену раннее принятого решения.

Если лица до обращения в суд не подавали соответствующее заявление о розыске, судья на стадии подготовки дела к судебному разбирательству запрашивает у заявителя справку, либо делает самостоятельно запрос в органы внутренних дел о безвестно отсутствующем гражданине. Данные действия, в первую очередь, направлены именно на обнаружение места пребывания отсутствующего гражданина. Следовательно, успешная реализация поисковых мероприятий и итог судебного разбирательства зависят от уровня взаимодействия органов внутренних дел и судов общей юрисдикции.

Розыск без вести пропавшего заключается в осуществлении комплекса поисковых мероприятий, направленных на обнаружение лиц, внезапно исчезнувших с постоянного места пребывания по неизвестным для окружающих и родственников причинам. Так, по данным ГУ УМВД РФ по Москве в 2016 году было принято более 5,5 тысяч заявлений о пропавших без вести, причем половина пропавших нашлась уже в день обращения и в официальную статистку не попала. Но, несмотря на это, цифра катастрофично велика. Сегодня случаи ничем не мотивированного исчезновения людей весьма часто встречаются в повседневной жизни.

Для систематического анализа данной проблемы считаем необходимым определить понятие «объект розыска» — это физическое лицо, которое утратило связь с родственниками и отсутствует в месте своего постоянного жительства в течение определенного времени. Как видим, объектом розыска может выступать:

1) лицо, в отношении которого в суде имеется заявление о признании его безвестно отсутствующим, что влечет определенные правовые последствия для безвестно отсутствующего гражданина и для его родственников;

2) лицо, которое отсутствует в месте своего жительства, как правило, в течение небольшого отрезка времени, и с которым родственники пытаются установить связь, без установления правовых последствий.

Так, признаками «безвестного отсутствия» являются:

‒ длительность отсутствия гражданина;

‒ невозможность установления местонахождения отсутствующего в течение определенного периода времени в месте его постоянного жительства;

‒ отсутствие доказательств смерти, т. е. «презумпция жизни»;

‒ отсутствие гражданина помимо своей воли.

Признаками «утраты связи с родственниками», являются вышеперечисленные пункты, однако гражданин отсутствует по своей воле. Еще одним факультативным отличительным признаком данных понятий можно считать установление определенных правовых последствий (расторжение брака, получение пенсии по потери кормильца и т. д.).

Таким образом, считаем целесообразным законодательно закрепить определение понятий «безвестное отсутствие», и «утрата связи с родственниками»:

1) «Безвестное отсутствие» как явление действительности — это длительное отсутствие гражданина в месте своего жительства помимо своей воли, при котором невозможно установить его местонахождение и при котором у суда нет оснований полагать о нахождении гражданина в живых, и отсутствуют доказательства его смерти.

2) «Безвестное отсутствие» как правовой институт — это система правовых норм, регулирующих отношения по признанию гражданина безвестно отсутствующим и объявлению гражданина умершим, которые содержатся одновременно в нормах материального и процессуального права.

3) «Утрата связи с родственниками» — это такое состояние, при котором гражданин по своей воле отсутствует в месте своего постоянного жительства и не желает сообщать о месте своего нахождения, но при этом у суда есть основания полагать, что он жив.

На практике разграничение данных понятий необходимо для установления причин безвестного отсутствия лица. Так выделяют 2 общие причины безвестного отсутствия:

1) по причине, не связанной с криминальными действиями. Например: нежелание уплачивать налоги или алименты; неудовлетворенность семейной жизнью; жестокое обращение родителей с детьми.

2) вследствие совершенного в отношении пропавшего преступления. Отметим, что по социологическим данным, 80 % граждан, пропавших без вести, являются жертвами преступлений [1, c. 41].

Одним из вариантов развития взаимодействия органов внутренних дел и судов общей юрисдикции можно предложить обязательное информирование судебных органов о наличии заявлений о розыске без вести пропавших граждан в соответствующей административно-территориальной единице со стороны органов внутренних дел. Это позволит исключить обращение судов с повторными запросами в органы внутренних дел об отсутствующем гражданине, что значительно сократит сроки рассмотрения заявлений о признании лица безвестно отсутствующим. Также наличие информации у судебных органов значительно сократит «бюрократическую волокиту» при подготовке дел данной категории, и, как следствие, сэкономит время самого судьи.

Закрепление подобного предложения может вызвать определённую дискуссию и даже критические замечания, мотивированные тем, что суды могут быть перегружены чрезмерной и излишней информацией, которая не всегда будет востребована, поскольку не во всех случаях исчезновения людей заинтересованные лица обращаются в суд. Однако, полагаем, что современное развитие различных технических средств, позволяющее хранить большие объёмы информации в электронном виде, позволит в итоге убедиться в преимуществах высказанного предложения.

Еще одним немаловажным, на наш взгляд, дополнением по совершенствованию практики взаимодействия судов и органов внутренних дел по розыску пропавших без вести граждан, является дополнение в статью 279 Гражданского процессуального кодекса РФ следующего содержания: «Копия решения суда по заявлению о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении его умершим направляется в органы внутренних дел», а статью 280 Гражданского процессуального кодекса РФ: «В случае явки или обнаружения гражданина, признанного безвестно отсутствующим или объявленного умершим, органы внутренних дел возбуждают ходатайство перед прокурором об обращении в суд об отмене ранее принятого решения» [3, c. 87].

Также в законе следует предусмотреть ситуацию, когда пропавшее лицо не желает быть найденным: «Лицо, утратившее родственные связи, и не желающее сообщать о своем местонахождении, должно уведомить родственников о том, что он жив через органы внутренних дел. При этом органы внутренних дел сообщают родственникам и заинтересованным лицам о том, что гражданин жив, но конкретное место его нахождения не указывают, и в связи с этим закрывают розыскное дело» [4, c. 51]. Необходимость данного положения вызвана тем, чтобы родственники гражданина, утратившего связь с близкими, не имели возможности в судебном порядке признать его безвестно отсутствующим. Но необходимо отметить, что положения данной статьи применимы лишь только в той ситуации, когда отсутствующий не имеет никаких правовых (уголовная, административная ответственность), материальных (наличие непогашенных долгов) либо моральных (воспитание ребенка) обязанностей. С одной стороны, данный пункт соответствует положениям, закреплённым в статье 22 Конституции РФ — право на свободу и личную неприкосновенность, но с другой — вызывает много противоречий.

Таким образом, мы видим, что не только действия судьи при подготовке дела к судебному разбирательству, но и оперативные действия сотрудников органов внутренних дел могут оказать влияние на итог судебного разбирательства. От того, как активно судья совершает действия по выяснению сведений об отсутствующем, будет зависеть — признают ли гражданина безвестно отсутствующим или нет. И как видно из приведенного выше анализа, немаловажная роль при этом отведена органам внутренних дел, а именно — взаимодействию суда с органами внутренних дел.

Совершенствование законодательства по обозначенным вопросам и проблемным моментам значительно улучшит взаимодействие судов и органов внутренних дел, а на практике это позволит исключить недобросовестность заявителя, а также будет способствовать вынесению законных и обоснованных судебных решений по исследуемой категории дел.

Литература:

  1. Гыскэ А. В. Борьба с преступностью в системе обеспечения внутренней безопасности российского общества: Монография. М.: Прогрессивные Био-Медицинские технологии. 2001г. 326 с.
  2. Исмаилов Ч. М. Безвестно отсутствующий и безвестно исчезнувший. // Законность. 2008 г. № 6. С.42–43.
  3. Ихсанов Р. В. Рассмотрение судами дел о признании безвестно отсутствующими или объявлении умершими сотрудников органов внутренних дел: Автореф. дис. канд. юрид. наук. СПб., 2005 г.
  4. Кулицкая Л. И. Основания и гражданско-правовые последствия признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления умершим и роль органов внутренних дел в установлении фактов безвестного отсутствия: Автореф. дис. на соискание ученой степени канд. юрид. наук. Москва. 2012 г.
  5. Попова Ю. А. Совершенствование правовых норм, регулирующих институт признания граждан безвестно отсутствующими и объявлении умершими // Проблемы применения и совершенствования Гражданского процессуального кодекса РСФСР (Отв. ред. Гукасян Р. Е.).
  6. Портянкина С. П. К вопросу о взаимодействии органов внутренних дел и суда по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим // «Арбитражный и гражданский процесс». 2008 г., № 9. С. 23–26.
Основные термины (генерируются автоматически): внутренних дел, органов внутренних дел, органы внутренних дел, органами внутренних дел, признании гражданина, гражданина умершим, Гражданского процессуального кодекса, объявлении гражданина умершим, судов общей юрисдикции, органы внутренних дел», взаимодействии органов внутренних, взаимодействия органов внутренних, сотрудников органов внутренних, внутренних дел розыскных, внутренних дел значительна, процессуального кодекса РФ, органом внутренних дел, органам внутренних дел, судебную защиту, объявлению гражданина умершим.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос