Автор: Позняк Максим Михайлович

Рубрика: 9. Гражданское право и процесс

Опубликовано в

V международная научная конференция «Право: история, теория, практика» (Санкт-Петербург, июль 2017)

Дата публикации: 27.06.2017

Статья просмотрена: 30 раз

Библиографическое описание:

Позняк М. М. Некоторые вопросы распределения бремени доказывания по гражданским делам [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2017 г.). — СПб.: Свое издательство, 2017. — С. 53-56. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/227/12700/ (дата обращения: 11.12.2017).



Бремя доказывания представляет собой процессуальное явление, выраженное в сочетании прав лица, участвующего в деле, и обязанности выдвигать и доказывать основания своих требований и возражений. В основании бремени доказывания лежит материально-правовая заинтересованность в исходе дела, обязанность по доказыванию фактов, имеющих значение для дела, и совокупность процессуальных обязанностей суда по установлению юридически значимых обстоятельств.

Вопросы распределения обязанностей по доказыванию остаются спорными и обсуждаемыми несмотря на их длительное исследования в науке гражданского процессуального права.

Например, существует определенная неопределенность в вопросе наличия процессуальной либо материально-правовой природы данного института. С первого взгляда очевидно, что оснований для дискуссий нет, так как вопросы доказывания относятся к процессуальному праву. Вместе с тем, в литературе неоднократно приводились доводы в пользу наличия материально-правовой природы данного института наряду с процессуальным. Более того, ряд ученых выдвигал тезис, что распределение обязанностей по доказыванию является институтом материального права. В прошлом веке правила распределения обязанностей по доказыванию Поповым Б. В. относились к материальному праву [1, с.8]. В советский период Гурвич М. А. писал, что «распределение бремени доказывания — материально-правовой институт, регулирующий взаимоотношения между сторонами в гражданском правоотношении» [1, с.14–15].

Гражданским правом закреплена диспозитивность норм, то есть возможность для граждан и юридических лиц по своему усмотрению осуществлять гражданские права, что предполагает ответственность за совершение или не совершение действий в материальных правоотношениях. Субъект права свободен в осуществлении процессуально значимых действий в соответствии с гражданским процессуальным законодательством и правовыми обычаями, отклонении от них. Однако если в силу определенных причин лицом не были предприняты действия по закреплению права, сохранению документов, его подтверждающих, он не может рассчитывать, что оно будет защищено в том же объеме, что и право лица, предпринявшего необходимые процессуальные действия.

Осуществляя определенные гражданским законодательством действия и надлежащим образом оформляя их, лицо формирует предпосылки для защиты своих законных прав и интересов в случае возникновения гражданско-правового спора. Из этого следует, что лицо, учитывая риск возникновения спора по поводу принадлежащего ему права в будущем, задолго до этого формирует условия для надлежащего исполнения доказательственных обязанностей.

В юридической литературе указывается на необходимость учета допроцессуальных интересов и действий при распределении бремени доказывания [3, с.139–140]. Определение общего и специальных доказательственных правил должно осуществляться с учетом возможности сторон зафиксировать свои сделки, действия и решения. Большая часть специальных доказательственных правил возлагает обязанность по доказыванию на субъект, который располагал реальными возможностями обеспечить свои интересы необходимыми доказательствами.

Из изложенного следует, что функцией института бремени доказывания является побуждение участников правоотношений к своевременной подготовке к возможному гражданско-правовому спору в будущем, тем самым ориентируя на выполнение указаний закона о надлежащем оформлении отношений, наличии достоверных письменных и иных доказательств.

Следует отметить, что движущим началом гражданском процесса в целом и доказывания в частности выступают правила распределения обязанностей по доказыванию. Изначально суд относится версиям о доказанности и недоказанности искомых фактов как к равновероятным. Такое отношение могло бы сохраняться неопределенное время, если у кого-либо из участников процессуальных отношений не возникла необходимость предпринять действия к установлению обстоятельств предмета доказывания. Кто и какие действия должен предпринять — на этот вопрос отвечают положения рассматриваемого института.

Кроме того, распределение бремени доказывания преследует также цель устранить неопределенности, возникающей в правоотношениях в случае, когда невозможно однозначно установить обстоятельства, имеющие значение для дела.

Если в ходе рассмотрения гражданского дела было получено достаточное количество доказательств для достоверного установления обстоятельств, имеющих значения для дела, прямое применение правил о последствиях неисполнения бремени доказывания более не является необходимым. Однако, когда невозможно достоверно установить обстоятельства дела в связи с отсутствием доказательств либо их недостаточностью, суд не имеет права вынести со ссылкой на недостаточность доказательств или неустановленность фактических обстоятельств дела. В целях устранения неопределенности и ограничения произвольности оценки наличия фактов, должен использоваться институт распределения доказательственного бремени.

Распределение бремени доказывания означает в том числе сделать вывод о наличии либо отсутствии юридических фактов в пользу одной из сторон. Если сторона утверждениями и доказательствами не убедила суд в недостоверности такого вывод, то вывод трансформируется в утверждение о наличии искомого факта, которое будет зафиксировано в мотивировочной части судебного решения.

В литературе также существуют споры по вопросу о круге участников процесса, между которыми распределяется бремя доказывания. Однозначно, бремя доказывания распределяется между сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Вместе с тем, вопрос о возложении доказательственного бремени на суд остается дискуссионным.

Так, в литературе высказываются мнения о том, что суд не является субъектом бремени доказывания [4, с.11–12].

Конечно, у обязанностей органов правосудия и бремени доказывания, возложенного на лиц, участвующих в деле, различная природа. Суду необходимо совершить действия по установлению юридически значимых обстоятельств не в связи с материально-правовой заинтересованностью в исходе дела, а законодательно определенной ролью как органа правосудия и возложенными на него функциями. В свою очередь, стороны должны доказывать, что судебное решение может повлиять на их правовой статус, на объем и характер их прав и обязанностей в материальном правоотношении.

Однако, несмотря на то, что суд и стороны, осуществляя доказательственную деятельность, руководствуются различными задачами, тем не менее они ее осуществляют. Органы правосудия не могут уклониться от участия в доказывании. С процессуальной точки зрения действия суда по установлению фактических обстоятельств дела однородны действиям других участников гражданского процесса.

В теории гражданского процессуального права и в процессуальном законодательстве традиционно используется термин «обязанность доказывания». Однако проблема правомерности рассмотрения доказательственной деятельности как юридической обязанности была и остается дискуссионной, даже с учетом использования приведенной терминологии в законодательстве, а именно ст.56 ГПК РФ.

Многими процессуалистами доказывание рассматривается как юридическая обязанность.

Например, Треушников М. К. подчеркивает дискуссионность вопроса о мерах обеспечения обязанности доказывания [5, с.54–58]. Как полагает Треушников, обеспечение данной обязанности государственным принуждением следует понимать в том смысле, что суд может отвергнуть как не существовавший факт, в подтверждение которого стороной не представлено доказательств.

Клейнман А. Ф. указывает, что доказывание является юридической обязанностью участников гражданского процесса, и уклонение о ее выполнения влечет истребование доказательств и невыгодные материальные последствия, такие как удовлетворение иска или отказ в иске, например [6, с.23].

В научной литературе существуют и противоположные мнения о невозможности рассмотрения доказывания как юридической обязанности лиц, участвующих в деле.

В советский период, например, Юдельсон К. С., писал, что суд обязан всецело стремиться к выяснению действительных отношений спорящих сторон, не смотря на то, какой стороной доказываются фактические обстоятельства дела [7, с.84–85]. Приведенный довод об обязанности устанавливать обстоятельства дела судом, конечно, утратил значение в связи с освобождением суда в современном гражданском процессе от указанной обязанности.

Примечателен вывод дореволюционного процессуалиста Васьковского Е. В., который утверждал, что такой обязанности, как обязанность доказывания вообще не существует, так как стороны вольны не совершать вообще никаких процессуальных действий.

Интересная точка зрения была высказана Гурвичем М. А., который указал, что бремя доказывания является нетипичным и промежуточным явлением. По мнению автора, обязанность доказывания не обладает существенным признаком юридической обязанности — обеспеченностью государственным принуждением. Тем не менее она все равно должна рассматриваться как юридическая обязанность, потому что другое понимание может ослабить регулирующий гражданское судопроизводство порядок и обеднит процессуальную форму.

Также следует отразить вопрос исполнения бремени доказывания. С одной стороны, утверждения сторон и представление подтверждающих доказательств являются исполнением доказательственного бремени. Вместе с тем, не следует рассматривать бремя доказывания как реализованное в момент, когда был представлен доказательственный материал, но тогда, когда орган правосудия на основании представленных доказательств делает вывод о доказанности юридического факта, на который сторона ссылалась в обоснование своих требований. Отсюда следует, что сведения о реализованности бремени доказывания сторона сможет получить только при оглашении решения суда.

Отдельно следует обратить внимание на общие и специальные правила распределения доказательственных обязанностей.

Общие правила распределения доказательственных обязанностей закреплены в ч. 1 ст. 56 ГПК РФ, согласно которой каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Из названной нормы следует, что каждая сторона доказывает то, на что ссылается, однако может сформироваться неверное представление, что доказыванию подлежат любые обстоятельства, на которые ссылается сторона, а не только юридически значимые факты, входящие в состав предмета доказывания. Кроме того, понимание общего правила распределения доказательственного бремени усложняется, когда обе стороны указывают на один и тот же факт, причем одна — на его наличие, другая — на его отсутствие. Правило ст. 56 ГПК РФ при буквальном толковании позволяет предположить, что при ссылке на обстоятельства, доказывание которых является обязанностью, например, истца, ответчик возлагает на себя доказательственное бремя, при условии сохранения обязанности истца. Схожая позиция нашла отражение на практике. Так, по одному из дел президиум Московского городского суда, мотивируя отмену судебных постановлений, указал, что «на ответчике лежит бремя доказывания обстоятельств, на которые он сослался в судебном заседании, возражая против полного удовлетворения иска».

Однако приведенное толкование общего правила распределения обязанностей по доказыванию имеет односторонний характер и потому не может быть признано в полном объеме обоснованным. Независимо от того, что именно доказывает ответчик — наличие или отсутствие основания заявленных исковых требований, общее правило распределения доказательственных обязанностей неизменно и бремя доказывания не должно перемещаться между сторонами спора. Однозначно, суд не должен удовлетворять исковые требования, если истцом не доказано наличие фактов, лежащих в основе иска. По мнению процессуалиста Мурадьяна Э. М., ответчик не обязан доказывать отсутствие оснований исковых требований и доказательственное бремя не должно перемещаться от истца, не доказавшего обоснованность своих требований, к противоположной стороне [8, с.61–62].

В случае иного толкования правила распределения доказательственного бремени может быть не реализована главная функция указанного правила, а именно — устранение неопределенности в правоотношениях. Если доказывание одного и того же факта считается обязанностью каждой из сторон и перемещается в ходе рассмотрения дела, возникают трудности в принятии обоснованного и законного судебного решения в условиях, когда получение достоверной информации о факте невозможно.

На основании изложенного можно сделать вывод, что представление доказательств в опровержение обстоятельств, на которые ссылается истец, является правом, а не обязанностью ответчика. Обязанность доказывания может возникать у ответчика в силу специального доказательственного правила или в связи с доводом ответчика о правопрепятствующих юридических фактах, обстоятельствах, которые свидетельствуют об отсутствии у истца утверждаемого им права.

Распределение доказательственного бремени производится не только в соответствии с общими, но и с законодательно закрепленными специальными правилами. Общие правила применимы для всех категорий гражданских дел. Специальные же правила определены для некоторых категорий гражданских дел или при решении ряда процессуальных вопросов. И общие, и специальные правила являются предположением о наличии или об отсутствии определенных фактов.

Содержание специальных правил — это предположения или утверждения, которые изменяют общее правило распределения доказательственных обязанностей, а также правила, которые освобождают от исполнения бремени доказывания. Следуя названным критериям к специальным правилам относятся доказательственные презумпции, доказательственные исключения (ограничения), иные специальные правила.

Литература:

  1. Попов Б. В. Распределение доказательств между сторонами в гражданском процессе: Критико-догматическое исследование. Харьков, 1905. С. 8.
  2. Гурвич М. А. Является ли доказывание в гражданском процессе юридической обязанностью С. 14–15.
  3. Курылев С. В. Основы теории доказывания в советском правосудии. С. 127–130; Попова Ю. А. Судопроизводство по делам, возникающим из публично-правовых отношений (теоретические проблемы). Краснодар, 2002. С. 139–140.
  4. Лилуашвили Т. А. Предмет доказывания и распределение бремени доказывания между сторонами в советском гражданском процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1961. С. 11–12.
  5. Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 2004. С. 54–58.
  6. Новейшие течения в советской науке гражданского процессуального права. С. 23.
  7. Юдельсон К. С. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. С. 84–85.
  8. Мурадьян Э. М. Истина как проблема судебного права. М.: Былина, 2002. С. 61–62.
Основные термины (генерируются автоматически): бремени доказывания, бремя доказывания, доказательственного бремени, правила распределения, распределение бремени доказывания, исполнения бремени доказывания, распределения доказательственных обязанностей, распределения доказательственного бремени, правила распределения обязанностей, распределения бремени доказывания, основании бремени доказывания, предмета доказывания, обязанность доказывания, субъектом бремени доказывания, «распределение бремени доказывания, бремени доказывания сторона, института бремени доказывания, распределении бремени доказывания, Распределение бремени доказывания, неисполнения бремени доказывания.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос