Автор: Данилов Петр Сергеевич

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Опубликовано в

V международная научная конференция «Право: история, теория, практика» (Санкт-Петербург, июль 2017)

Дата публикации: 01.07.2017

Статья просмотрена: 13 раз

Библиографическое описание:

Данилов П. С. Системный подход как метод исследования преступлений против военной службы [Текст] // Право: история, теория, практика: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2017 г.). — СПб.: Свое издательство, 2017. — С. 98-102.



Статья посвящена проблеме применения системного подхода к изучению преступлений против военной службы. Делается вывод о возможности использования системного подхода в целях исследования преступлений против военной службы, однако при одновременном применении иных методов исследования.

Ключевые слова: системный подход, система, окружающая среда, подсистема, суперсистема, элемент, преступления, преступления против военной службы

В настоящее время уже ни для кого не секрет, что все окружающие человека явления представляют собой некие системы, особые совокупности элементов, но не случайные или бессвязные множественности. Поэтому современная наука всецело прибегает к использованию системной методологии.

Системный подход является направлением познания, в основе которого лежит утверждение о том, что все явления представляют собой системы [15, с. 558–559]. Но системный подход не ограничивается этим, а требует от ученого сосредоточения внимания на внутреннем строении системы, связях между элементами, отклике на внешние воздействия со стороны окружающей среды, поиске возможностей целенаправленного влияния на систему, чтобы ее свойства изменялись в необходимом направлении и др. [8, с. 14–15].

И. В. Блауберг отмечает, что системный подход базируется на определенных принципах:

1) система есть целостное образование;

2) целостность системы проявляется сквозь призму системообразующих связей;

3) система упорядочена через структуру и организацию;

4) структура характеризуется по «горизонтали» и по «вертикали»;

5) специфическим способом регулирования иерархией системы является управление системой;

6) система имеет цели своего функционирования;

7) источники преобразования системы лежат внутри ее самой, другими словами, она самодостаточна;

8) системы функционируют и развиваются [4, с. 107–110].

Также И. В. Блауберг указывает, что для системы важны связи и отношения между элементами; системный подход позволяет говорить о суперсистеме, которая включает в себя исследуемую систему; любая система является целым, то есть конкретным объектом, обладающим интегративными или эмерджентными свойствами, означающими, что она есть не просто сумма частей и обладает свойством, не вытекающим из свойств элементов [4, с. 94, 150, 240].

Кроме того, у системы есть свойство гомеостазиса или способность «приспосабливаться к окружающим условиям, сохраняя в неизменной форме основные свои институты и характеристики» [13, с. 129]. И. М. Клейменов также отмечает существование аттрактора, когда элементы любой системы волей или неволей смещаются в определенном направлении [11, с. 115–116].

Помимо этого, интерес представляет высказывание И. В. Дмитриевской о том, что любую систему можно превратить в некую абстракцию для ее изучения. При этом полученное «знание-абстракция» будет в «снятом» виде содержать утраченные элементы [10, с. 170]. Другими словами, целостная система представляет собой такой объект, который в определенный момент времени может не включать в себя отдельных элементов, однако при внешнем воздействии вернет их в свой состав, так как имеет соответствующий потенциал, что отвечает седьмому принципу, указанному выше.

Исходя из всего сказанного, следует, что системный подход, как особая методология, ориентирует исследователя «пройти» определенные «шаги».

По мнению И. В. Блауберга, В. Н. Садовского, Э. Г. Юдина данный подход предполагает: во-первых, описание элементов системы; во-вторых, изучение элементов системы как носителей разных характеристик; в-третьих, познание условий существования всей системы в целом; в-четвертых, определение закона, согласно которому происходит порождение свойств целого из свойств элементов и наоборот; в-пятых, установление целей функционирования системы; в-шестых, нахождение того, как проявляет себя самоорганизация системы [16, с. 16–17].

Можно согласиться с Линном М. ЛоПаки, который предлагает следующие методы исследования систем: 1) идентифицировать систему и отграничить ее от окружающей среды; 2) приписать цели системе; 3) определить структуру и функции системы; 4) охарактеризовать или описать взаимоотношения между элементами системы; 5) узнать противоречия между целями и функциями системы [2, p. 497–509].

В свою очередь, С. П. Нарыкова справедливо считает, что при этом требуется раскрыть интегративные качества системы, образованные в результате взаимодействия ее частей; выделить элементный состав системы; установить взаимосвязь между частями системы и средой ее существования; проследить историю и перспективы исследуемого объекта [13, с. 128].

Таким образом, системный подход — это общенаучный метод исследования, предполагающий изучение какого-либо объекта в качестве системы, что предусматривает определенный минимальный «путь», который должен «пройти» ученый: найти систему и ее подсистемы и элементы; охарактеризовать взаимоотношения ее составляющих или свойства, которым отвечают ее части; отыскать ее суперсистему; понять отношение системы с ее окружающей средой; проанализировать цели функционирования системы; распознать аттрактор системы; рассмотреть историю системы; спрогнозировать эволюцию системы или предложить возможные варианты ее изменения.

Системный подход тесно связан с понятием системы и позволяет его определить.

На сегодняшний день существует множество представлений о понятии системы, при этом большинство мнений согласуются с греческой этимологией слова «система», которое в переводе означает «составление» [22, с. 628].

На наш взгляд, можно выделить несколько подходов к определению данного понятия. Во-первых, под системой понимают определенный комплекс взаимодействующих элементов (Л. фон Берталанфи) [1, p. 55]. Во-вторых, ее определяют как множество элементов, между которыми существует какое-либо конкретное отношение (И. В. Дмитриевская, В. П. Таратута, А. И. Уемов) [10, с. 160; 19, с. 64–65; 21, с. 120–121]. В-третьих, некоторые авторы считают, что система суть единая целостная совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом (М. А. Горбатова, Линн М. ЛоПаки, Н. Л. Романова и др.) [2, p. 482; 9, с. 20; 15, с. 552; 17, с. 99]. В-четвертых, можно встретить мнение, что система является совокупностью взаимосвязанных элементов, в которой изменение одного затрагивает остальные элементы, либо совокупность элементов, организованную для определенной цели и по отношению к внешней окружающей среде (Дэвид Джери, Джулия Джери) [6, с. 203]. В-пятых, систему определяют как абстрагированную идеальную модель, не имеющую всеобщей дефиниции (С. П. Нарыкова, В. Н. Садовский) [13, с. 59; 18, с. 87].

Представляется, что все их указанных позиций являются верными в той части, что отражают качественные стороны любой системы, но они фрагментарны и делают упор на отдельные признаки, упуская другие, а также в полной мере не сообразуются с методологией системного подхода. Например, первый и второй подходы не учитывают внутренних интегративных свойств системы, а вместе с третьим — ее связей с внешней средой. Четвертый подход, как и предыдущие, не содержит указания на то, что элементы системы сосуществуют в строгом иерархическом порядке. Однако, любопытно мнение об абстрактности системы: оно хоть и не раскрывает всех ее признаков, однако не акцентирует внимание на каком-то одном, а логически требует обратиться к системному подходу.

В итоге, необходимо сказать, что понятие «системы» является ключевым, но оно не должно затмевать собой методы исследования и ограничивать ученого установлением только ее свойств и самих элементов.

Таким образом, систему можно определить как объект, имеющий отношение с окружающей его средой, представляющий собой целостную единую иерархичную совокупность элементов, обладающих системообразующими свойствами или признаками и находящихся между собой в системных связях.

Помимо всего, говоря о системном подходе и соответствующей терминологии применительно к праву, правовому полю, правовым явлениям, необходимо помнить об особенностях исследуемых объектов, не предполагающих не адаптированного использования системной методологии, развившейся на базе несоциальных наук [13, с. 58]. Так, справедлива мысль С. С. Алексеева, что применяться в юриспруденции философские и общенаучные понятия и методы могут только в целях совершенствования правовых конструкций, но не для придания им смысла, влекущего неблагоприятные последствия [3, с. 29–30]. Другими словами, абсолютно неверным будет механически распространять методологию системного подхода в праве. Наконец, необходимо помнить, что в юриспруденции существуют апробированные специальные методы исследования, которые давно применяются. Поэтому, по правильному замечанию С. П. Нарыковой, нельзя преувеличивать значение системного подхода в познании права, который в отдельности отражает лишь часть всех связей и отношений в явлениях [13, с. 54–55, 61].

Следовательно, системный подход как философский и общенаучный метод исследования является применимым при изучении права, а значит, и такой его отрасли, как уголовное право в целом, а также его институтов, в частности, института преступлений против военной службы, но при обязательном учете специально-юридических методов. При этом система данных преступлений должна рассматриваться, как объект, обладающий юридической природой и всеми вытекающими из этого признаками.

В частности, система преступлений против военной службы — это, в первую очередь, система преступлений, а значит, ей свойственны все признаки общественно опасных противоправных виновных деяний. Вместе с тем, любые конкретные преступления могут быть разложены на составы преступлений, предполагающие выделение соответствующих элементов и признаков.

Кроме сказанного, применение системного подхода с неизбежностью ведет к использованию методов классификации и систематизации, позволяющих упорядочить элементы любой системы. Систематизация лежит в основе систематики — науки об упорядочивании множеств объектов, обладающих сущностным сходством [15, с. 557]. Систематика опирается на выделение в системе устойчивых характеристик и требует, чтобы в исследуемом объекте выделялись единицы, удовлетворяющие определенным требованиям, например, каждые из выделяемых элементов должны занимать единственное место в системе, а их характеристики необходимы и достаточны для отграничения от других элементов системы [5]. Классификация же представляет «такую форму систематизации знания, когда вся область изучаемых объектов представлена в виде системы классов или групп, по которым эти объекты распределены на основании их сходства в определенных свойствах» [14, с. 255].

В юриспруденции ученые, перенося указанные методы исследования на юридическое поле, классификацию используют, как метод, позволяющий разложить правовое явление на непересекающиеся составляющие, а систематизацию определяют, как целенаправленное упорядочивание действующих правовых норм, проводимое на основании определенных критериев [12, с. 15; 20, с. 147, 150]. То есть классификация возможна по отношению к любым составным явлениям в праве, но систематизация применима только тогда, когда эти самые явления облачаются в форму правовых норм. Тем самым систематизация, как верно отмечает М. И. Веревичева, продолжает собой классификацию [7, с. 65]. При этом нельзя не согласиться с М. А. Гараниной, что систематизация осуществляется исключительно по одному критерию, а иначе нет научной строгости и последовательности [8, с. 20–21]. Так, если любая система в праве может строиться на нескольких критериях, то систематизироваться или упорядочиваться нормы о ней могут только по одному критерию. В частности, если классифицировать преступления против военной службы можно по различным основаниям, то систематизировать — исключительно по признаку объекта этих преступлений, поскольку иное по смыслу построения Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации недопустимо.

Таким образом, можно прийти к следующим выводам.

Во-первых, системный подход представляет собой философский и общенаучный метод исследования, позволяющий рассматривать объекты как системы и предполагающий определенный «путь» для исследователя, а именно, обнаружить систему и ее подсистемы и элементы; охарактеризовать взаимоотношения между ее составляющими или свойства, которым отвечают ее части; отыскать ее суперсистему; понять отношение системы с ее окружающей средой; проанализировать цели системы; распознать аттрактор системы; рассмотреть историю системы; спрогнозировать эволюцию системы. Применение этого подхода ведет к неизбежному использованию методов классификации и систематизации.

Во-вторых, системный подход применим в праве, а значит, к изучению такого института уголовного права, как преступления против военной службы, что позволяет рассматривать данные преступления как систему, но обладающую юридической природой. Поэтому, давая понятие этой системе, следует соблюдать следующие аксиомы: во-первых, преступления против военной службы обладают абсолютно всеми признаками преступлений; во-вторых, уголовный закон содержит в себе нормы о составах данных преступлений; в-третьих, их составы имеют существенные и несущественные признаки, являющиеся основанием для их включения в уголовный закон и позволяющие их квалифицировать и отграничивать от других.

В-третьих, используя терминологию системного подхода, систему преступлений против военной службы можно определить, как закрепленную в уголовном законе целостную единую иерархичную совокупность элементов-составов преступлений, объединенных на основании системообразующих признаков состава этих преступлений. При этом несистемные признаки также имеются (иначе нет общественно опасных наказуемых противоправных деяний, содержащих все признаки состава преступления), только они не оказывают существенного влияния на формирование всей целостной и единой системы.

Литература:

  1. Bertalanffy L. von. General System Theory. Foundations, Development, Applications. New York, 1969. 289 p.
  2. Lynn M. LoPucki. Systems Approach to Law // Cornell Law Review. 1997. Vol. 82. P. 480–522.
  3. Алексеев С. С. Теория права. М.: Издательство БЕК, 1995. 320 с.
  4. Блауберг И. В. Философско-методологические проблемы системного исследования: дис. … д-ра филос. наук. М., 1983. 306 с.
  5. Большая Советская Энциклопедия // URL: http://www.bse.sci-lib.com/article102637.html (Дата обращения: 02.09.2016).
  6. Большой толковый социологический словарь (Collins). Том 2 (П-Я): пер. с англ. М.: Вече, АСТ, 1999. 528 с.
  7. Веревичева М. И. Понятие и система экологических преступлений: методологические аспекты: дис. … канд. юрид. наук. Ульяновск, 2004. 226 с.
  8. Гаранина М. А. Система преступлений против правосудия: формирование и развитие: дис. … канд. юрид. наук. М., 1995. 158 с.
  9. Горбатова М. А. Составы преступлений, ставящих в опасность жизнь или здоровье: понятие, система и уголовно-правовой анализ: дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2002. 212 с.
  10. Дмитриевская И. В. Системный подход к абстрагированию // Системный анализ и научное знание. М.: Издательство «Наука», 1978. С. 153–171.
  11. Клейменов И. М. Сравнительная криминология: криминализация, преступность, уголовная политика в условиях глобализации: дис. … д-ра юрид. наук. Омск, 2015. 486 с.
  12. Коростелев В. С. Система служебных преступлений по уголовному праву России: вопросы истории, теории, практики: дис. … канд. юрид. наук. Самара, 2014. 222 с.
  13. Нарыкова С. П. Системный подход к исследованию механизма правового регулирования: дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. 180 с.
  14. Новая философская энциклопедия: в 4 томах. Том 2 / Ин-т философии РАН. Нац. общ.-научн. фонд. Научно-ред. совет: пред. В. С. Степин, заместители пред.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. М.: Мысль, 2010. 634 с.
  15. Новая философская энциклопедия: в 4 томах. Том 3 / Ин-т философии РАН. Нац. общ.-научн. фонд. Научно-ред. совет: пред. В. С. Степин, заместители пред.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. М.: Мысль, 2010. 692 с.
  16. Проблемы методологии системного исследования / Ред. коллегия И. В. Блауберг и др. М.: Мысль, 1970. 455 с.
  17. Романова Н. Л. Понятие и система экологических преступлений: дис. … канд. юрид. наук. Иркутск, 2001. 219 с.
  18. Садовский В. Н. Основания общей теории систем. М., 1974. 281 с.
  19. Таратута В. П. Проблема методологии системного исследования практической функции науки: дис. … канд. филос. наук. Новосибирск, 1984. 184 с.
  20. Теория государства и права: учебник / Н. И. Матузов, А. В. Малько. М.: Юристъ, 2004. 245 с.
  21. Уемов А. И. Системный подход и общая теория систем. М.: Мысль, 1978. 272 с.
  22. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 томах. Том 3 / Пер. с нем. и доп. О. Н. Трубачева. 2-е изд., стер. М.: Прогресс, 1987. 832 с.
Основные термины (генерируются автоматически): системный подход, военной службы, системного подхода, Системный подход, элементов системы, общенаучный метод исследования, методы исследования, система экологических преступлений, совокупность элементов, системного исследования, функционирования системы, аттрактор системы, эволюцию системы, отношение системы, исследования преступлений, методологии системного исследования, историю системы, единую иерархичную совокупность, система преступлений, целостную единую иерархичную.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос