Автор: Каримбекова Акжан Сериковна

Рубрика: 1. Теория государства и права

Опубликовано в

III международная научная конференция «Актуальные вопросы юридических наук» (Чита, апрель 2017)

Дата публикации: 31.03.2017

Статья просмотрена: 131 раз

Библиографическое описание:

Каримбекова А. С. Принцип индивидуальной ответственности [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы III Междунар. науч. конф. (г. Чита, апрель 2017 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2017. — С. 13-17. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/226/12179/ (дата обращения: 16.12.2017).



Как и во всех отраслях международного права, международному уголовному праву присущ ряд специальных принципов, которые отличаются своеобразием. В данной статье рассмотрим один из отраслевых принципов МУП это принцип индивидуальной ответственности, который закреплен во многих международных документах. Рассматривая доктринальное оформление института международно-правовой ответственности физических лиц следует отметить Гуго Гроция — общепризнанного основоположника идеи индивидуальной ответственности физических лиц, ставившего для себя задачу определения в отдельных конкретных случаях необходимых предпосылок для порождения международно-правовой ответственности государя или общества. В своем трактате «О праве войны и мира» Гроций, в частности, указывал: “В соответствии с тем, что нами вообще выяснено, зачинщики войны обязаны к возмещению за содеянное их силами или по их совету. Они ответственны за то, чем обычно сопровождается война, а также за все обычные действия, поскольку совершены они по их повелению или совету, и не встретили препятствий их стороны, когда для этого имелась возможность”. В целом идея Г. Гроция о том, что физические лица не должны оставаться без ответственными за совершаемые деяния во время войны заслуживает особого внимания и признания ее непосредственного влияния на развитие рассматриваемого института. Особое место в международном праве занимают именно вопросы ответственности физических лиц, выступающих от имени государства и совершающих действия, которые квалифицируются как преступления против международного права. Ответственность физических лиц в первую очередь за международные преступления, чаще всего наступает при условии, что их преступные деяния связаны с преступной деятельностью государства. То есть, международное преступление государства складывается из преступных действий или бездействия физических лиц, чья ответственность — как по формам, так и по содержанию — соизмерима с уголовной ответственностью за другие преступления, совершаемые физическими лицами. [1]

Впервые принцип индивидуальной уголовной ответственности за преступления против мира, военные преступления и преступления против человечества нашел свое международное признание и практическое применение в приговоре Нюрнбергского военного трибунала, в котором, в частности, указывалось, что “преступления против международного права совершаются людьми, а не абстрактными категориями, и только путем наказания отдельных лиц, совершающих такие преступления, могут быть соблюдены установления международного права”.

В национальных уголовно-правовых системах данный принцип противостоит прежде всего так называемому «объективному вменению». Он запрещает наказывать человека только за причиненный вред безотносительно к субъективному психическому состоянию обвиняемого. [2]

В международном праве этот принцип противостоит еще и коллективной ответственности. Принцип индивидуальной ответственности физических лиц позволяет также добиться более последовательной дифференциации и индивидуализации ответственности по международному уголовному праву в зависимости от своего фактического участия в совершении деяния, а также от степени завершенности последнего. В силу принципа индивидуальной ответственности лиц по МУП очевидно, что общим субъектом преступления должен расцениваться любой человек, вне зависимости от демографических, социальных, имущественных либо иных характеристик, совершивший это преступление и подлежащий ответственности по международному уголовному праву. В отличие от национальных уголовных законов, практически во всех источниках МУП отсутствуют какие-либо указания на признаки, характеризующие субъекта преступления. В международных актах речь обычно идет о «лице», «всяком лице», «любом лице».

Отметим еще раз — в силу понимания правоотношения в МУП, принципов последнего и возможности его применения, в качестве субъекта преступления должен пониматься только человек— по крайней мере, на современном этапе развития МУП. В доктрине международного права существует концепция вины государства как социально-политического и правового понятия. Так, по мнению В. А. Василенко, вина государства — неправомерно реализуемая воля государства-правонарушителя, проявляющаяся в противоправных деяниях его органов. Такой подход нисколько не противоречит психологической концепции вины субъекта преступления — ведь такая воля государства выражается через желания и побуждения официальных и должностных лиц государства. [6]

Как разъясняет Антонио Кассезе, из принципа индивидуальной уголовной ответственности вытекает положение, в соответствии с которым никто не может считаться ответственным за уголовные преступления, совершенные другими людьми, так как для современного уголовного права наложение коллективной ответственности неприемлемо. [3]

В этом смысле он, во-первых, подчеркивает, что вне зависимости от того, действовали ли обвиняемый как представитель государства, он несет личную ответственность за инкриминируемые ему деяния (действия или упущения), независимо от того, может ли данное деяние быть вменено государству в качестве нарушения международного права. В современной доктрине и практике МУП ответственность государства не покрывает и не поглощает индивидуальной уголовной ответственности его агента, совершившего международное преступление в официальном качестве.

Именно Нюрнбергский процесс, как уже неоднократно отмечалось, полностью опроверг данную доктрину, закрепив принцип индивидуальной уголовной ответственности за преступления против международного права, указав, что такие преступления совершаются людьми, а не абстрактными категориями, и только путем наказания отдельных индивидов, совершающих такие преступления, могут быть соблюдены установления международного права. При этом Нюрнбергский трибунал исходил из того, что «должностное положение подсудимых, их положение в качестве глав государств или ответственных чиновников различных правительственных ведомств не должно рассматриваться как основание к освобождению от ответственности или смягчению наказания» (ст. 7 Устава). По данному вопросу следует согласиться с утверждением Ю. А. Решетова о том, что намечается тенденция рассматривать при совершении международных преступлений высокое положение лиц в государственном аппарате в качестве отягчающего обстоятельства. Такое положение, как по мнению Ю. А. Решетова, так и ряда авторов, предполагает знание этими лицами положений международного права о преступности тех или иных актов и их обязанность принимать меры к точному выполнению этих предписаний. [5]

Как указала Комиссия международного права ООН, «данный принцип — непреходящее наследие Нюрнбергского устава и приговора, поскольку он наполняет смыслом запрет преступлений по международному праву, обеспечивая, что отдельные лица, совершившие такие преступления, несут за это ответственность и подлежат наказанию». Именно в этом смысле индивидуальная ответственность физических лиц в определенном смысле противостоит ответственности государств, которая, безусловно, является формой коллективной ответственности.

В соответствии с принципом индивидуальной уголовной ответственности лицо подлежит таковой не только за действия, но и за упущения (бездействие). В первой ситуации лицо несет уголовную ответственность за поведение, состоящее в совершении какого-либо деяния в нарушении обязательства воздерживаться от совершения такого деяния, наложенного международным правом. Во второй ситуации лицо несет уголовную ответственность за бездействие, когда оно воздерживается от совершения какого-либо действия в нарушение международно-правового обязательства его совершить. Также лицо подлежит уголовной ответственности не только в случае прямого совершения преступления, но и в случае других видов участия (соучастия) в преступлении, таких, как приказ на совершение преступления, пособничество, подстрекательство и т.п. В то же время никто не может считаться ответственным за действия, которых он не совершал, за деяния, в которых он в каком-либо виде не участвовал, и за упущения, которые не могут быть ему приписаны. И в этом смысле он жестко противостоит ответственности любых негосударственных групп.

Казалось бы, ст. 9-10 Лондонского статута, предусматривающие ответственность лиц за сам факт участия в организациях, признанных Трибуналом преступными, нарушают принцип индивидуальной уголовной ответственности. Действительно, Нюрнбергский трибунал признал ряд организаций (Руководство НСДАП, Гестапо, СД, СС) преступными организациями. Однако, применяя данные нормы, Суд, в конечном итоге, отталкивался от понятия личной вины, налагая уголовную ответственность только на тех членов организации, которые знали, что организация использовалось для совершения международных преступлений, или лично были причастны к совершению таких преступлений. [8]

Принцип индивидуальной ответственности по международному уголовному праву явился одним из важнейших тезисов Нюрнбергского процесса, сменивших доктрину Бриана-Келлога, в которой речь шла только об ответственности государства за совершение агрессии как международного преступления.

В силу этого принципа ответственности по уголовному международному праву могут подлежать только физические лица (ч. 1 ст. 25 Римского Статута). При этом Международный уголовный суд обладает юрисдикцией только в отношении лиц, достигших 18-летнего возраста (ст. 26). [4]

Принцип индивидуальной (личной) ответственности означает, что лицо несет ответственность по международному уголовному праву в случае, если оно является исполнителем или иным соучастником преступления, а также если оно покушается на преступление. [2]

Комитет по уголовной юстиции 1951 года при обсуждении ст. 25 Проекта Статута Международного уголовного суда ограничил персональную подсудность физическими лицами, отметив, что «ответственность государств за действия, составляющие международные преступления, имеет преимущественно политический характер», и «не дело суда решать подобные вопросы». В 1983 г. Комиссия международного права, возобновив рассмотрение темы проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, попросила Генеральную Ассамблею уточнить, входит ли государство в число субъектов права, которым может быть вменена международная уголовная ответственность, «ввиду политического характера этой проблемы». В 1984 г. Комиссия международного права решила ограничить проект на нынешнем этапе уголовной ответственностью индивидов, что не препятствует последующему рассмотрению возможности применения к государствам понятия международной уголовной ответственности. [2]

Если рассматривать ответственность лиц за совершение уголовного правонарушения на территории Республики Казахстан и за ее пределами, то согласно статье 7 Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших уголовное правонарушение на территории Республики Казахстан (Уголовного Кодекса Республики Казахстан) говорится, что лицо, совершившее уголовное правонарушение на территории Республики Казахстан, подлежит ответственности по УК РК. Уголовным правонарушением, совершенным на территории Республики Казахстан, признается деяние, которое начато или продолжилось либо было окончено на территории Республики Казахстан. Действие настоящего Кодекса распространяется также на уголовные правонарушения, совершенные на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Республики Казахстан. Лицо, совершившее уголовное правонарушение на судне, приписанном к порту Республики Казахстан и находящемся в открытом водном или воздушном пространстве вне пределов Республики Казахстан, подлежит уголовной ответственности по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено международным договором Республики Казахстан. По настоящему Кодексу уголовную ответственность несет также лицо, совершившее уголовное правонарушение на военном корабле или военном воздушном судне Республики Казахстан, независимо от места его нахождения. Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами уголовного правонарушения на территории Республики Казахстан разрешается в соответствии с нормами международного права. [7] Далее в статье 8. Действие уголовного закона в отношении лиц, совершивших уголовное правонарушение за пределами Республики Казахстан закреплено, что граждане Республики Казахстан, совершившие уголовное правонарушение за пределами Республики Казахстан, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу, если совершенное ими деяние признано уголовно наказуемым в государстве, на территории которого оно было совершено, и если эти лица не были осуждены в другом государстве. При осуждении указанных лиц наказание не может превышать верхнего предела санкции, предусмотренной законом того государства, на территории которого было совершено уголовное правонарушение. На тех же основаниях несут ответственность иностранцы и лица без гражданства, находящиеся на территории Республики Казахстан, в случаях, когда они не могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Республики Казахстан. Судимость и иные уголовно-правовые последствия совершения лицом уголовно наказуемого деяния на территории другого государства не имеют уголовно-правового значения для решения вопроса об уголовной ответственности этого лица за уголовное правонарушение, совершенное на территории Республики Казахстан, если иное не предусмотрено международным договором Республики Казахстан или если совершенное на территории другого государства уголовно наказуемое деяние не затрагивало национальных интересов Республики Казахстан. Военнослужащие воинских частей Республики Казахстан, дислоцирующихся за ее пределами, за уголовные правонарушения, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по настоящему Кодексу, если иное не предусмотрено международным договором Республики Казахстан. Иностранцы, а также лица без гражданства, постоянно не проживающие на территории Республики Казахстан, совершившие преступление за пределами Республики Казахстан, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если это деяние направлено против интересов Республики Казахстан, и в случаях, предусмотренных международным договором Республики Казахстан, если они не были осуждены в другом государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Республики Казахстан. [7]

В принципе в МУП возможно установление именно уголовной ответственности юридических лиц. Как известно, юридические лица являются субъектами преступлений в уголовном праве многих государств (США, Франции, Бельгии, КНР, Канаде, Японии и других); нередко (особенно в последнее время) ставится вопрос о необходимости установления ответственности юридических лиц в казахстанском уголовном праве. В Казахстане Закон «О борьбе с коррупцией» (1998 г.) признает субъектами коррупционных правонарушений как физических, так и юридических лиц. [9] Если юридические лица будут признаны официально субъектом ответственности по международному уголовному праву, то задачи международного уголовного права будут эффективней осуществляться, как в международной, так и в национальной юрисдикции. При внесении в уголовное законодательство Республики Казахстан определение юридических лиц как субъекта ответственности за совершение уголовных правонарушений, то это повлияет и на функционирование экономики. Вопрос уголовной ответственности юридических лиц, неразрывно связан с проблемой противодействия организованной преступности. Рост числа юридических лиц приводит к необходимости установления контроля над их деятельностью, и их роль в обществе усиливается. При рассмотрении данного вопроса также надо определить категории преступлений, за которые юридические лица понесут уголовную ответственность. Сторонники установления уголовной ответственности юридических лиц считают, что в случаях, когда действия (бездействия) юридических лиц общественно опасны, виновны и противоправны, необходимо установить их уголовную наказуемость. [10] Необходимо признание того, что виновность юридических лиц есть виновность лиц, его составляющих, а также лиц, организующих его деятельность. Хотя вина конкретных звеньев юридического лица, совершивших преступное деяние, должна дифференцироваться с учетом всех обстоятельств совершения преступления. Таким образом, необходимо рассмотреть установление ответственности юридических лиц в уголовном праве республики Казахстан, которое приведет к совершенствованию уголовного законодательства, и улучшит ответственность лиц в уголовном праве. [11]

Литература:

  1. Гуго Гроций «О праве войны и мира» электронный ресурс.
  2. Современное международное уголовное право: монография Авторы: А. Г. Кибальник, 2003 г.
  3. Т Cassese, International criminal law, 2003.
  4. Римский Статут Международного уголовного суда от 17.07. 1998 г. // Электронный ресурс.
  5. Ю. А. Решетов. Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности. М.: Международные отношения, 1983
  6. Василенко В. А. Ответственность государств за международные правонарушения. Киев, 1976.
  7. УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН 2014 г. (с изменениями и дополнениями по состоянию на 28.12.2016 г.)
  8. Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1996 г.
  9. Закон «О борьбе с коррупцией» (1998 г.)
  10. Кудайбергенов М. Б. Международная уголовная ответственность физических лиц, 2006, Алматы
  11. Сборник материалов конференции «О проблемах правоприменительной практики освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением сторон». Астана, 2006.
Основные термины (генерируются автоматически): Республики Казахстан, уголовной ответственности, территории Республики Казахстан, индивидуальной уголовной ответственности, международного права, договором Республики Казахстан, ответственности юридических лиц, физических лиц, ответственности физических лиц, индивидуальной ответственности, международному уголовному праву, международным договором Республики, уголовной ответственности юридических, уголовное правонарушение, пределами Республики Казахстан, уголовную ответственность, принцип индивидуальной уголовной, коллективной ответственности, индивидуальной ответственности физических, интересов Республики Казахстан.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос