Автор: Севостьянов Вадим Владимирович

Рубрика: 8. Предпринимательское право

Опубликовано в

III международная научная конференция «Актуальные вопросы юридических наук» (Чита, апрель 2017)

Дата публикации: 22.03.2017

Статья просмотрена: 77 раз

Библиографическое описание:

Севостьянов В. В. Гражданско-правовые аспекты обеспечения пропускного и внутриобъектового режимов опасного производственного объекта [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы III Междунар. науч. конф. (г. Чита, апрель 2017 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2017. — С. 60-64. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/226/12080/ (дата обращения: 14.12.2017).



Актуальность темы публикации обусловлена необходимостью поиска решения приоритетной государственной задачи по возобновлению социально-экономического роста на основе свободы предпринимательства и частной собственности [8]. Вместе с тем осуществление предпринимательской деятельности посредством эксплуатации опасных производственных объектов, находящихся в собственности граждан и юридических лиц, может создавать повышенную опасность для окружающих. В этом случае участники гражданского оборота должны не только извлекать прибыль от этого вида деятельности, но и соблюдать законодательные требования безопасности, установленные в целях минимизации воздействия вредоносных свойств объектов на жизнь и здоровье граждан, имущество физических и юридических лиц. Одно из таких требований, предусмотренное ст. 9 Федерального закона от 21.07.997 № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» (далее — Закон о промышленной безопасности), заключается в пресечении проникновения на опасный производственный объект посторонних лиц [5]. Как отмечают ученые, оно представляет собой не право, а юридическую обязанность организации, реализуемую на практике посредством обеспечения пропускного и внутриобъектового режимов [11, с. 15–16], процесс которого в недостаточной степени исследован цивилистической наукой.

Таким образом, целью статьи является определение и изучение гражданско-правовых аспектов процесса обеспечения искомых режимов в рассматриваемой сфере.

В начале публикации обратим внимание на методологию проводимого исследования. Во-первых, в основу термина «аспект» будет положено его лексическое толкование как «точка зрения, взгляд на что-нибудь» [7, с. 32]. Во-вторых, термин «гражданско-правовой» означает проведение исследование сквозь призму гражданско-правового регулирования обеспечения режимов опасного производственного объекта. В этой связи изучаемый процесс будет рассмотрен как элемент предмета гражданского права, включая средство частноправового регулирования (договор). Эти элементы являются составной частью системы вышеуказанной отрасли права. На основании изложенного, под термином гражданско-правовые аспекты будет пониматься «взгляд на обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов с точки зрения системы гражданского права».

Согласно ч. 1 ст. 2 Гражданского кодекса РФ [1] (далее — ГК РФ) составными частями предмета гражданско-правового регулирования являются: определение правового положения граждан и организаций, динамика права собственности, предпринимательская деятельность, договорные обязательства и другие элементы. В соответствии с целью публикации будут рассмотрены следующие гражданско-правовые аспекты: 1) правовое положение участников обеспечения режимов; 2) опасный производственный объект как разновидность имущества; 3) обеспечение пропускного и внтутриобъектового режимов как услуга; 4) договор как средство правового регулирования обеспечения режимов.

Рассмотрим вышеуказанные аспекты более подробно.

Участниками обеспечения режимов (первый аспект) являются участники гражданского оборота, которые в соответствии с их целями деятельности можно классифицировать по двум группам: 1) субъекты, занимающиеся эксплуатацией опасных производственных объектов; 2) субъекты,обеспечивающие пропускной и внутриобъектовый режимы опасных производственных объектов.

Согласно Преамбулы к Закону о промышленной безопасности, к субъектам первой группы относятсяорганизации, эксплуатирующие рассматриваемые объекты, под которыми понимаются юридические лица и индивидуальные предприниматели.

Проведенный анализ Приложения 1 к названному закону позволяет сделать вывод, что под термином «эксплуатация» понимается деятельность, направленная на получение, использование, переработку, хранение, транспортировку определенного количества опасных веществ, а также, обусловленное этой деятельностью выполнение соответствующего вида работ и оказание услуг. Таким образом, содержательные элементы эксплуатации базируется на цивилистических понятиях (работы, услуги, хранение и др.), а возникающая по их поводу деятельность направлена на извлечение прибыли. Согласно ч. 1–2 ст. 50 ГК РФ юридические лица, извлекающие прибыль от своей основной деятельности, именуются коммерческими организациями и могут учреждаться в форме хозяйственных товариществ и обществ, фермерских хозяйств, хозяйственных партнерств, производственных кооперативов, унитарных предприятий.

Одним из элементов содержания гражданской правоспособности физического лица является его право на занятие предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельностью (ст. 18 ГК РФ). Реализация названного права возникает у гражданина с момента его государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, а правовое регулирование возникающих при этом отношений осуществляется на основании правил ГК РФ, применяемых для правового регулирования коммерческих юридических лиц (ч. 1–2 ст. 23 ГК РФ). Вот почему законодатель отождествляет индивидуального предпринимателя и юридическое лицо, в случаях, если их деятельность представляет собой эксплуатацию опасного производственного объекта.

Таким образом, правовое положение организации, эксплуатирующей опасные производственные объекты, определяется как субъект гражданского права — коммерческая организация или индивидуальный предприниматель.

Субъектами второй группы классификации являются охранные организации, правовое положение которых в недостаточной степени исследовано цивилистической наукой и, кроме того, зачастую обладает противоречивым характером [12, с. 51–53].

Для определения правового положения этого субъекта проведем анализ правовых актов, регламентирующих деятельность организаций частной, ведомственной и вневедомственной охраны.

Деятельность частных охранных организаций регулируются Законом РФ 11.03.1992 № 2487-I «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон о частной охранной деятельности) [6]. Названный акт, в своих первых редакциях, вплоть до конца 2010 года, не раскрывал содержание понятия «частная охранная организация», что в свою очередь приводило к неоднозначным и противоречивым толкованиям их правового положения в практике гражданского оборота [12, с. 50]. Согласно действующей редакции закона под искомой организацией понимается юридическое лицо, специально учрежденное для извлечения прибыли от оказания услуг охраны, имеющее соответствующую государственную регистрацию и лицензию на определенные виды услуг (ст. 1.1).

Другим субъектом обеспечения режимов являются организации ведомственной охраны, деятельность которых регулируется Федеральным законом от 14.04.1999 № 77-ФЗ «О ведомственной охране» [2] (далее — Закон о ведомственной охране). В то же время в отличие от понятия «частная охранная организация», указанный правовой акт не дает понятие «организация ведомственной охраны» и, кроме того, содержит нормы, закрепляющие рассматриваемый вид охраны как систему органов управления, сил и средств, предназначенных для защиты «охраняемых объектов от противоправных посягательств» (ст. 1).

Как отмечается в концепции гражданско-правового регулирования охранной деятельности, положение искомых организаций имеет двойственные правовые свойства: публичный характер деятельности и частноправовую сущность организационно-правовой формы — «Федеральное государственное унитарное предприятие» (далее — ФГУП) [11 с. 169–175]. Несмотря на то, что это создает проблемы в сфере оказания охранных услуг, правовой статус организации (предприятие) придает ей свойства субъекта предпринимательской деятельности. Кроме того, предприятия ведомственной охраны в некоторых случаях имеют право защищать объекты на основании договора, в том числе и предметом которых являются услуги по обеспечению режимов.

Противоречивый характер в рассматриваемой сфере имеет и деятельность вневедомственной охраны. Как показывает анализ, это объясняется следующими аргументами. Во-первых, типичным представителем названной охраны является ФГУП «Охрана», действующее при Росгрвардии России. Однако правовое положение этой организации в отличие от организаций частной и ведомственной охраны, базируется не на законе, а на Уставе коммерческой организации [4]. Не трудно заметить, что такое положение не согласует с ч. 3 ст. 55 Конституции России [10, с. 55], согласно которой права и свободы человека могут быть ограничены только федеральным законом, но не учредительным документом организации, пусть даже утвержденным актом федерального органа власти. Как отмечается в судебном решении, такой документ не имеет статуса нормативно-правового акта, затрагивающего права и свобод неопределенного круга лиц, а является уставом «хозяйствующего субъекта» [9]. Во-вторых, в целях устранения вышеуказанного пробела, законодатель, очевидно имея целью придать действиям рассматриваемого предприятия режим правового регулирования федерального правового акта, внес дополнения в ст. 26 Закона о ведомственной охране, распространив его действия на отношения с участием ФГУП «Охрана» до принятия соответствующего закона, который так и не был принят. В то же время, одной из целей деятельности предприятия является обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов на охраняемых объектах в соответствии с заключенными договорами, что позволяет признать его субъектов рассматриваемых отношений [4].

Таким образом, подводя итоги анализа первого аспекта можно сделать вывод о том, что гражданско-правовое положение участников обеспечения режимов определяется ГК РФ, а также другими актами гражданского законодательства и заключается в обладании ими статуса субъекта предпринимательства: 1) коммерческой организации; 2) индивидуального предпринимателя.

Второй аспект обусловлен правовым режимом опасного производственного объекта, по своей сущности, представляющего разновидность объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ). Так согласно ст. 2 Закона о промышленной безопасности и приложения 1 к этому правовому акту, под ними понимаются «предприятия или их цехи, участки, площадки», «вещества, представляющие опасность для окружающей среды», «жидкости», «сплавы» и «расплавы» отдельных металлов и другие. Нетрудно заметить, что все перечисленные элементы представляют собой объект гражданских прав — вещи и иное имущество во всем их многообразии. Например, опасные производственные объекты в виде участков и территорий относятся к недвижимому имуществу (ч. 1 ст. 130 ГК РФ), а различного рода вещества и жидкости — могут обладать правовым режимов движимого имущества (ч. 2 ст. 130 ГК РФ). Отдельно следует выделить объекты, обладающие правовым режимом «предприятие» по сути, представляющего собой имущественный комплекс, предназначенный для ведения предпринимательства (ст. 132 ГК РФ), что дополнительно подчеркивает гражданско-правовой характер рассматриваемого аспекта.

Третьим аспектом является процесс обеспечения пропускного и внтутриобъектового режимов опасного производственного объекта.

Как отмечают ученые — цивилисты, легальное закрепление режимов в различных правовых актах, как «совокупности определенных правил поведения…» [2; 6] еще не дает основания для их интеграции в систему гражданского права. Например, пропускной режим и внутриобъектовый режим лишь тогда приобретут положение объекта гражданских прав, то есть одного из элементов названной системы, когда они будут обличены в одну из форм этих объектов, предусмотренных ст. 128 ГК РФ (вещи и иное имущество, результаты работ, оказание услуг и др.). Представляется, что элементом такой трансформации может выступать совершение определенного действия в отношении режимов [11, с. 362–363]. Проведенный анализ показывает, что этим действием является термин «обеспечение», лексическое толкование которого подразумевает «сделать возможным, действительным, реальным, выполнимым» [7, с. 425]. Авторский вывод подтверждается и материалами судебной практики, согласно которой заключение договора возмездного оказания услуг возможно лишь с достижением сторонами соглашения о тех действиях, которые обязан совершить исполнитель [3].

На основании изложенного можно дать определение понятию «обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов» как «совокупностидействий уполномоченного лица, направленных на обеспечение, установленных правил поведения, пресекающих бесконтрольное перемещение людей, транспортных средств, имущества, как на территорию (с территории) опасного производственного объекта, так и на его территории». Согласно этому понятию «обеспечение режимов» определяется как объект гражданских прав в виде «оказание услуг».

Четвертым аспектом является договор как частноправовое средство регулирования отношений по обеспечению пропускного и внутриобъектового режимов опасного производственного объекта. Договор на обеспечение режимов исследуемых объектов является непоименованным и малоизученным средствами цивилистической науки. По своей правовой природе он является разновидностью договора на оказание услуг частной охранной деятельности и рассматривается в цивилистике как совокупность двух гражданско-правовых понятий «сделка» и «обязательства» [13, с. 123–133].

В результате анализа правил ГК РФ о сделках и обязательствах юридическая природа договора как сделки просматривается в наличии письменной формы, возмездности, каузальности, а также консенсуальности. В свою очередь правовые свойства договора как обязательства заключаются в его двустороннем (встречном) характере, признании разновидностью договора возмездного оказания услуг и предпринимательского соглашения, срочности исполнения обязательств.

Кроме того, искомое соглашения является средством правового регулирования предпринимательского отношения по эксплуатации опасного производственного объекта в части исполнения организацией своей законодательной обязанности по пресечению проникновения на объект посторонних лиц [5].

Резюмируя сказанное в публикации, можно сделать следующие выводы.

  1. Процесс обеспечения исследуемых режимов обладает ярко выраженными гражданско-правовыми аспектами, проявляющимися в правовом положении участников обеспечения режимов как субъектов предпринимательства, в признании опасного производственного объекта одним из объектов гражданских прав — имуществом, в договорном регулировании обеспечения режимов, представляющего собой другой объект гражданских прав — оказание услуг.
  2. Договор является средством правового регулирования предпринимательского отношения по эксплуатации опасного производственного объекта в части исполнения организацией своей законодательной обязанности по пресечению проникновения на объект посторонних лиц, предусмотренной ст. 9 Закона о промышленной безопасности.
  3. Надлежащее обеспечение пропускного и внутриобъектового режимов опасного производственного объекта квалифицируется как процесс осуществления гражданских прав и направлено на решение приоритетной государственной задачи в изучаемой области.

Литература:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая):
  2. Федеральный закон от 30.11. 1994 № 51-ФЗ // СЗ РФ. — № 32. — Ст. 3301.
  3. О ведомственной охране: Федеральный закон от 14.04.1999 № 77-ФЗ // СЗ РФ. — № 16. — Ст. 1935.
  4. О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг: Информационное письмо Президиума Высшего арбитражного суда РФ от 29 сентября 1999 г. № 48 // Вестник ВАС Рос. Федерации. — 1999. — № 11.
  5. О некоторых вопросах организации деятельности федерального государственного унитарного предприятия «Охрана» Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации: Приказ Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации от 17.11.2016 № 359 // URL: https://fgup-ohrana.ru/about_fgup/ (дата обращения 10.03.2017).
  6. О промышленной безопасности опасных производственных объектов: Федеральный закон от 21.07.997 № 116-ФЗ // СЗ РФ. — № 30. — Ст. 3588.
  7. О частной детективной и охранной деятельности в Российской
  8. Федерации: закон Российской Федерации от 11.03.1992 № 2487-I // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. — 23.04.1992. — № 17.
  9. Ожегов С. И. Словарь русского языка: 70000 слов. — М.: Рус. яз., 1989. — 924 с.
  10. Путин В. В. Послание Президента России Федеральному Собранию Российской Федерации от 04 декабря 2014 г. // Российская газета. — 2014. — № 278. — 05 декабря.
  11. Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 22.03.2012 по делу № А12–3602/2012 // СПС «КонсультантПлюс».
  12. Шаронов С. А. Законодательные запреты и ограничения частной охранной деятельности: пробелы и пути их устранения // Пробелы в Российском законодательстве. — 2012. — № 4. — С. 54 —58.
  13. Шаронов С. А. Гражданско-правовое регулирование охранной деятельности в Российской Федерации: дисс. …д-ра юрид. наук. — Волгоград, 2015. — 445 с.
  14. Шаронов С. А. Охранные организации в контексте законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации // Юрист-Правоведъ. — 2014. — № 4. — С. 49–53.
  15. Шаронов С. А. Договор оказания охранных услуг в современной цивилистике // Власть закона. — 2015. — № 3. — С. 123–133.
Основные термины (генерируются автоматически): опасного производственного объекта, ГК РФ, режимов опасного производственного, обеспечения режимов, внутриобъектового режимов, внутриобъектового режимов опасного, охранной деятельности, гражданских прав, участников обеспечения режимов, правового регулирования, промышленной безопасности, опасных производственных объектов, Российской Федерации, регулирования обеспечения режимов, обеспечение пропускного, частной охранной деятельности, внтутриобъектового режимов, обеспечения пропускного, правовое положение, объект гражданских прав.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос