Автор: Добродеева Анна Валерьевна

Рубрика: 9. Гражданское право и процесс

Опубликовано в

III международная научная конференция «Актуальные вопросы юридических наук» (Чита, апрель 2017)

Дата публикации: 05.03.2017

Статья просмотрена: 29 раз

Библиографическое описание:

Добродеева А. В. К вопросу о понятии обеспечения исполнения обязательств [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы III Междунар. науч. конф. (г. Чита, апрель 2017 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2017. — С. 70-72.



Данная работа посвящена исследованию теоретической основы института обеспечения исполнения обязательств. Актуальность темы заключается в том, что на сегодняшний день ни российская цивилистическая наука, ни нормативно-правовая база, ни правоприменительная практика не позволяют определить единое четкое понимание понятия обеспечения исполнения обязательств, фокусируясь лишь на способах обеспечения. Тем не менее, на наш взгляд, определение обеспечения исполнения обязательств как такового имеет колоссальное значение для науки гражданского права. Автор раскрывает понятие обеспечения исполнения обязательств, взяв за основу римское учение об обеспечении обязательств. Автором проводится анализ доктринальных позиций, имеющихся в российской цивилистике, в том числе дореволюционной. В ходе анализа автор приходит к выводу об отсутствии обстоятельного изучения описываемого вопроса в России, а следовательно, — о необходимости в вырабатывании дефиниции обеспечения исполнения обязательств. В ходе исследования данной темы на примере зарубежного опыта, автор замечает аналогичное российскому отсутствие единообразия в определении обеспечения исполнения обязательств.

На основе исследования автор предлагает собственную дефиницию обеспечения исполнения обязательств, учитывая внутреннюю специфику института обеспечения и выделяя стимулирующий характер обеспечения в качестве его основной черты.

Ключевые слова: обеспечение исполнения обязательств, учение об обеспечении обязательств, обязательственное право, надлежащее исполнение, стимулирование, обеспечительный интерес

Многообразие экономических и хозяйственных отношений требует расширения их правового регулирования, которое осуществляется прежде всего нормами гражданского права. Диспозитивный (дозволительный) характер правоотношений, складывающихся в результате обрамления хозяйственных связей в правовые рамки, позволяет их участникам самостоятельно выбирать способы и средства осуществления своих прав и обязанностей по договору, а также иные условия, на основе которых данные отношения будут эффективно функционировать. Принцип свободы договора, являющийся ключевым в российской цивилистике, означает, что стороны вольны предусмотреть в договоре те условия, которые посчитают необходимыми для закрепления, даже если они не предусмотрены действующим законодательством. В частности, одним из основных и часто применяемый при реализации договорных отношений пунктов, как правило, являются условия об обеспечении исполнения оговариваемого обязательства.

Нормы, посвященные обеспечению обязательств, являются одними из важнейших в обязательственной части действующего гражданского законодательства.

По общему правилу, закрепленному в Гражданском кодексе Российской Федерации, обязательство прекращается надлежащим исполнением. Под исполнением обязательств в настоящее время понимается совершение кредитором и должником действий по осуществлению вытекающих из обязательств прав и обязанностей. Как отмечает О. А. Красавчиков, сущность исполнения обязательств составляет совершение обязанным лицом действия, юридическую меру которого определяет лежащая на нем обязанность [1; с. 471]. Результатом надлежащего исполнения обязательства является достижение цели, поставленной контрагентами при заключении соглашения.

Институт обеспечения исполнения обязательства занимает важное место в системе российского обязательственного права. Его нормативное закрепление в виде способов обеспечения обусловлено наличием у одной или нескольких сторон обязательственного правоотношения обеспечительного интереса, рассматриваемого в юридической науке как юридически значимое представление кредитора об имущественном благе, которое он вправе получить в случае неисполнительности должника [2; с. 12–15]. Если обеспечительный интерес оформлен надлежащим образом, то у кредитора возникают дополнительные права, помимо тех, которые проистекают из основного обязательства.

Учение об обеспечении обязательств берет свое начало в римском праве. Во времена Гая целью обеспечения является уверенность кредитора в исполнении обязательства и удовлетворении его существенного интереса. Уже в Институциях Гая содержится упоминание о задатке (arra confirmatoria) как о наглядном доказательстве состоявшегося договора. В эпоху Юстиниана задаток (arra poenalis) приобрел свое классическое значение: стали применяться положения о возврате двойной суммы задатка задаткодателем при неисполнении обязательства. Кроме положений о задатке, в римском праве обязательства обеспечивались посредством применения неустойки (stipulatio poenae), залога, в том числе фидуциарного, и поручительства.

Зарубежный опыт демонстрирует отсутствие единообразия в определении обеспечения обязательств. В исследованиях А. А. Вишневского проявляются два подхода к содержанию понятия «обеспечение» в праве Великобритании. Суть первого состоит в том, что обеспечение — это титул в отношении собственности должника. Данный титул дает кредитору возможность получить удовлетворение из стоимости соответствующей собственности в случае неисправности должника. Второй подход к содержанию понятия «обеспечительные сделки» более широкий. Он включает в себя как сделки, наделяющие кредитора титулом в отношении имущества должника, так и «гарантийные» сделки, при которых кредитор приобретает права требования в отношении третьего лица [3; с. 83].

В России обстоятельного изучения обеспечения исполнения обязательств не проводилось, в том числе и в дореволюционное время. Если же данная тема затрагивалась в научных трудах, то лишь в ходе обсуждения других юридических проблем. Например, обсуждение последствий неисполнения обязательства чаще всего сводилось исключительно к взысканию убытков. В. А. Краснокутский, И. С. Перетерский, И. Б. Новицкий выделяют в качестве целей упрощение взыскания убытков с должника, побуждение последнего к исполнению под угрозой применения невыгодных для него последствий [4; с. 219].

Не согласные с этим ученые отстаивали противоположную точку зрения, частично затрагивая обеспечение обязательства. Так, И. А. Покровский считал, что для вынуждения исполнения «наиболее идеальным средством было бы такое, которое доставляло бы кредитору именно то, что составляет содержание обязательства, и там, где это технически возможно... праву нет никаких оснований отказываться от исполнения in natura...денежное взыскание... служит лишь косвенным средством для побуждения должника и суррогатом исполнения для кредитора» [5; с. 242–243].

Одним из основоположников российского учения об обеспечении обязательства является Д. И. Мейер. Он определяет суть обеспечения через расширение основного обязательства в случае неисполнения его должником. По его мнению, обязательство может стать более тягостным для самого должника (при обеспечении неустойкой), а также распространиться на других лиц (при использовании поручительства). В своих трудах Д. И. Мейер указывает, что к обеспечению исполнения обязательства можно отнести все то, что «по правилам благоразумия может побудить должника к точному исполнению договора, будучи совместным с существующими юридическими определениями» [6; с. 203]. В похожем ключе изложил свое определение К. И. Анненков, признавая под обеспечением «средства и способы, направленные на укрепление обязательств, то есть придание им большей верности в отношении получения удовлетворения верителем» [7; с. 112]. Б. М. Гонгало в своих исследованиях определяет понятие «обеспечения обязательства», исключая понятие «обеспечение исполнения обязательства», ссылаясь на то, что к исполнению относятся непосредственно способы обеспечения. Также он считает, что обязательной целью средств, обеспечивающих исполнение обязательства, является именно стимулирование должника к исполнению обязательства и (или) иным образом гарантирование защиты имущественного интереса кредитора в случае неисправности должника [8; с. 40].

В настоящее время понятие обеспечения исполнения обязательства нормативно не закреплено. В современной российской цивилистической доктрине не уделяется должного внимания учению об обеспечении обязательств, определению понятия обеспечения, однако широкому обсуждению подвергаются его составляющие — способы обеспечения. Проводя анализ существующих дефиниций обеспечения исполнения обязательств, можно выделить его основную черту — стимулирующий характер обеспечения.

На наш взгляд, обеспечение обязательств — регулирование процесса их надлежащего исполнения путем использования стимулирующих должника и защищающих кредитора средств.

Законодатель обобщил существующие позиции по данному вопросу и счел необходимым нормативно закрепить возможность обеспечения исполнения обязательства, которая проявилась в перечислении и правовом регулировании способов обеспечения.

Понятие «способ обеспечения исполнения обязательства» рассматривается в доктрине значительно чаще и глубже, чем понятие самого обеспечения. Определить суть способов обеспечения проще через раскрытие целей, для которых они создаются. В первую очередь, это стимулирование должника к эффективному исполнению обязательства. Во-вторых, это уменьшение негативных последствий, которые могут наступить в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником своих обязательств. В-третьих, это усиление основного обязательства, и соответственно, укрепление обязательственной связи между должником и кредитором. Так, Д. И. Мейер писал, что обязательственному праву присуща некоторая непрочность, что порождает необходимость применения конструкций, способствующих «доставлению» обязательства недостающей твердости [6; с. 179]. На наш взгляд, способ обеспечения исполнения обязательства представляет собой прием, средство, меру, применяемые контрагентами в целях обеспечения эффективной реализации возникшего обязательства. Способ обеспечения исполнения обязательства является гарантией его надлежащего исполнения.

Литература:

  1. Красавчиков О. А. Советское гражданское право: Учебник в 2 т. Т. 1. М.: Высшая школа, 1985.
  2. Хохлов В. А. Обеспечение исполнения обязательств. Самара, 1997.
  3. Вишневский А. А. Банковское право Англии. М.: Статут, 2000.
  4. Краснокутский В. А., Новицкий И. Б., Перетерский И. С. Римское частное право. М.: Юристъ, 2004.
  5. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 2001.
  6. Мейер Д. И. Русское гражданское право. М.: Статут, 2003.
  7. Анненков К. Обязательственные права. М., 1995.
  8. Гонгало Б. М. Учение об обеспечении обязательств. М.: Статут, 2002. С. 40.
Основные термины (генерируются автоматически): исполнения обязательств, обеспечения исполнения, обеспечения исполнения обязательств, исполнения обязательства, обеспечения исполнения обязательства, обеспечении обязательств, понятие обеспечения исполнения, основного обязательства, надлежащего исполнения, надлежащего исполнения обязательства, обеспечение исполнения обязательств, сущность исполнения обязательств, исполнения оговариваемого обязательства, исполнению обязательства, понятия обеспечения исполнения, Обеспечение исполнения обязательств, института обеспечения исполнения, обеспечению исполнения обязательства, способов обеспечения, понятии обеспечения исполнения.

Ключевые слова

стимулирование, обеспечение исполнения обязательств, учение об обеспечении обязательств, обязательственное право, надлежащее исполнение, обеспечительный интерес

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос