Автор: Федоров Павел Романович

Рубрика: 22. Исполнительное право

Опубликовано в

IV международная научная конференция «Право: современные тенденции» (Краснодар, февраль 2017)

Дата публикации: 27.01.2017

Статья просмотрена: 27 раз

Библиографическое описание:

Федоров П. Р. Органы принудительного исполнения судебных актов [Текст] // Право: современные тенденции: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2017 г.). — Краснодар: Новация, 2017. — С. 131-133.



В соответствии с законом «Об исполнительном производстве» (ст. 3) принудительное исполнение судебных решений и иных актов возлагается на службу судебных приставов, которая в настоящее время имеет статус федерального органа исполнительной власти и вошла в систему Министерства юстиции Российской Федерации. Федеральная служба судебных приставов России представляет собой федеральный орган исполнительной власти. Она подведомственна Министерству юстиции РФ, которое осуществляет координацию и контроль деятельности находящейся в его ведении ФССП России, а также функции по принятию нормативных правовых актов, относящихся к сфере деятельности данной службы. Кроме этого, необходимо обратить внимание на то, что сегодня Федеральная служба судебных приставов России не входит в систему правоохранительных органов, хотя напрямую занимается правоохранительной деятельностью. Деятельность судебных приставов приобретает все большую значимость, так согласно докладу о результатах деятельности ФССП России за 2015 год, опубликованный на официальном сайте ФССП России в 2015 г. силами судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов (далее — судебные приставы по ОУПДС) организована охрана 2 539 федеральных судов общей юрисдикции, расположенных в 3 011 зданиях, из которых 163 (в том числе 99 зданий арбитражных судов и 64 — судов общей юрисдикции) обеспечены круглосуточной охраной (в 2014 году — 96 и 58 соответственно). Показатель ГП «Юстиция», характеризующий эффективность деятельности ФССП России в сфере круглосуточной охраны зданий судов, выполнен. Его фактическое значение составило по итогам 2015 года 56,6 % при прогнозном значении 50 %. Судебными приставами по ОУПДС осуществлено 419,5 тыс. приводов лиц, уклонявшихся от явки по вызову суда (судьи). Предусмотренный ГП «Юстиция» показатель результативности исполнения постановлений судов о приводе лиц, уклоняющихся от явки, выполнен на 95,4 % при прогнозном значении 80 %. При реализации полномочий по оказанию органам внутренних дел содействия в розыске и задержании лиц, скрывавшихся от органов дознания, следствия или суда, разыскано 11 160лиц (на 22 % больше чем в 2014 году), при этом 1 006 из них — за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Всего за 2015 год разыскано 75,7 тыс. должников-граждан, из них 54,4 тыс. — должники по алиментам. Разыскано 113 детей, в том числе установлено местонахождение 55 детей, разыскиваемых по запросам Минобрнауки России. Сумма разысканного имущества превысила 2,7 млрд. руб. По итогам 2015 года отмечается активизация применения мер уголовно-правового воздействия к должникам. Всего в отчетном периоде территориальными органами ФССП России возбуждено 77,8 тыс. уголовных дел (из них 74,8 тыс. — в отношении лиц, злостно уклоняющихся от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей), расследовано 74,4 тыс. уголовных дел. Вследствие реализации уголовно-процессуальных полномочий фактически взысканная сумма по оконченным исполнительным производствам превысила 1,2 млрд. рублей. Благодаря применению мер уголовно-правового воздействия, в частности, окончено 396 исполнительных производств, возбужденных на основании исполнительных документов о предоставлении жилья детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей.

Большое внимание в Федеральной службе судебных приставов уделяется обеспечению законности привлечения лиц к уголовной ответственности. В отчетном периоде дознавателями Службы с обвинительным актом в суды направлено 72,8 тыс. уголовных дел. Количество постановленных судами оправдательных приговоров и уголовных дел, прекращенных по реабилитирующим основаниям, в целом составило всего 0,03 % от этого числа. Сумма, взысканная судебными приставами-исполнителями в отчетном году, превысила аналогичный показатель 2014 года на 44,4 млрд. руб. и составила 474,7 млрд. руб. В результате деятельности Федеральной службы судебных приставов в консолидированный бюджет Российской Федерации перечислено 146 млрд. руб. (на 20,7 млрд. руб. больше, чем в 2014 году), в том числе исполнительский сбор на сумму свыше 9,6 млрд. руб. Плановое задание по взысканию исполнительского сбора, установленное Минфином России, выполнено на 108,9 %.

Судебный пристав-исполнитель — это должностное лицо, состоящее на государственной службе, поэтому к нему предъявляются определенные требования, касающиеся возраста, образования, состояния здоровья, наличия специальной подготовки. Судебные приставы имеют форменную одежду со знаками отличия, им присваиваются классные чины работников органов юстиции. В соответствии с законом «Об исполнительном производстве» пристав-исполнитель — должностное лицо, состоящее на государственной службе. Поэтому все его требования, касающиеся исполнения, обязательны для всех госорганов, организаций, должностных лиц и граждан. Судебный пристав-исполнитель наделен значительным объемом прав, осуществление которых позволяет ему добиваться реального и своевременного исполнения судебных актов и актов иных органов.

В частности, пристав-исполнитель вправе получать при совершении исполнительных действий необходимую информацию, объяснения, справки, входить в помещения и хранилища, занимаемые должником или принадлежащие ему, производить их осмотры, при необходимости вскрывать указанные помещения, арестовывать, изымать, передавать на хранение и реализацию арестованное имущество, налагать арест на денежные средства и иные ценности должника, объявлять розыск должника, его имущества или розыск ребенка, совершать иные действия, предусмотренные законом. Следует подчеркнуть, что полномочия судебного пристава-исполнителя с принятием федеральных законов «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве» претерпели определенные изменения в сторону расширения. И вместе с тем нельзя не отметить некоторые противоречивые положения указанных актов. Так, непонятно, почему полномочие по отложению исполнительных действий передано приставу-исполнителю, а полномочия по приостановлению и возобновлению исполнительного производства оставлены за судом общей юрисдикции?

Почему теперь судебный пристав-исполнитель с письменного разрешения старшего судебного пристава возвращает исполнительный документ без исполнения взыскателю и сам путем вынесения постановления принимает решение об окончании исполнительного производства, в то время как решения о прекращении исполнительного производства, о принятии отказа взыскателя от взыскания, об утверждении мирового соглашения принимаются судом?

Указанные положения не согласуются с тенденцией развития исполнительного производства в направлении освобождения суда от несвойственных ему распорядительных функций по исполнению судебных и иных актов. Если законодатель хотел сохранить судебный контроль за действиями судебного пристава-исполнителя, то логичнее было бы сохранить его за таким действием, как возвращение исполнительного документа без исполнения, поскольку именно при совершении данного исполнительного действия необходим жесткий судебный контроль за деятельностью должностных лиц в целях исключения случаев злоупотребления властью. Утверждая постановление судебного пристава-исполнителя о возвращении исполнительного документа, судья мог бы контролировать обоснованность возврата исполнительного документа взыскателю без исполнения в случае невозможности установления места нахождения должника, или его имущества, или доходов, на которые может быть обращено взыскание. Одновременно судья проверил бы и правильность составления соответствующего акта, и принятые приставом-исполнителем предусмотренные законом меры по отысканию имущества или доходов должника. Далеко не всегда по разным причинам служба судебных приставов может обеспечить своевременное исполнение судебных и иных актов. Как справедливо отмечается в литературе, при огромной загруженности делами судебного пристава-исполнителя территориального подразделения быстро и оперативно исполнить все производства в предусмотренный законом двухмесячный срок практически невозможно. Нельзя не учитывать, что процесс исполнения исполнительного документа во многом зависит от категории, характера и степени сложности дел [1].

Кроме того, только реализация арестованного имущества составляет два месяца, в то время как на все исполнение отводится тот же срок, в который входят трехдневный срок для возбуждения исполнительного производства и пять дней для добровольного исполнения решения суда [2].

А если определение о возбуждении исполнительного производства будет обжаловано в десятидневный срок, то двухмесячный срок еще больше сокращается. Далее, в законе не уточняется, что делать в случае, если по каким-либо причинам исполнение затягивается. Это может иметь место при ходатайстве должника об отсрочке исполнения, изменении способа исполнения, отложении совершения исполнения. Поэтому указанный в законе двухмесячный срок принудительного исполнения целесообразно конкретизировать применительно к тем или иным обстоятельствам, влияющим на ход исполнения. Немаловажным является и то, что многие вопросы, касающиеся исполнения, находятся в исключительной компетенции суда. Речь идет о вопросах приостановления, прекращения, изменения порядка и способа исполнения решения, его отсрочки и рассрочки, наложения взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц, о повороте исполнения решения, выдаче исполнительного листа. Такое положение противоречит принципам и задачам исполнительного производства, т. к. исполнительное производство в настоящее время стадией судебного процесса не является [3].

В соответствии с законом принудительно исполняются не только судебные акты, но и акты иных органов. Следует иметь в виду, что срок вынесения судом определений по указанным ранее вопросам по общему правилу довольно длителен.

В связи с этим имеет смысл согласиться с мнением авторов о целесообразности внесения в закон «Об исполнительном производстве» поправок, в соответствии с которыми указанные процессуальные вопросы, связанные с исполнением, были бы отнесены к компетенции старшего судебного пристава-начальника территориального подразделения службы судебных приставов [4].

Литература:

  1. Ягузинский А. Н. Правовое регулирование исполнения судебных актов и актов иных органов // Законодательство. 2000. № 4. С. 71.
  2. Золотухин О. В. Коллизии и недостатки в исполнительном производстве // Современное право. 2001. № 2. С. 46.
  3. Ягузинский А. Н. Указ. соч. С. 87.
  4. Ягузинский А. Н. Указ. соч. С. 88.
Основные термины (генерируются автоматически): судебных приставов, исполнительного производства, исполнения судебных актов, «Об исполнительном производстве», служба судебных приставов, ФССП России, судебных приставов России, исполнительного документа, службы судебных приставов, исполнения решения, законом «Об исполнительном, уголовных дел, судебного пристава-исполнителя, принудительного исполнения судебных, Федеральная служба судебных, службу судебных приставов, исполнения исполнительного документа, способа исполнения, деятельности ФССП России, силами судебных приставов.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle
Задать вопрос